31 авг. 2012 г.

Blank Manuskript "Tales from an Island – Impressions from Rapa Nui" (2009)

Вклад Австрии в дело прогрессивного рока более чем скромен. Симфонисты-семидесятники Eela Craig и Kyrie Eleison, джазист-экспериментатор Роланд Ковач, нью-эйджевый кудесник Gandalf... Припомнить навскидку кого-то еще сложновато. Из региональных представителей современного арт-цеха выделяются участники проекта Blank Manuskript. Этот идейный конгломерат оформился в Зальцбурге по воле органиста Доминика Фалльнера и басиста/флейтиста Альфонсо Фольмута. Поскольку обоих роднила любовь к традиционному британскому прог-року, собственное детище решили ориентировать в аналогичном направлении. Тяга к концепции, оркестровый размах и деликатные рок-аранжировки - вот ключевые приоритеты для отцов-основателей BM. В апреле 2008 г. в ансамбль на правах постоянных членов вошли также гитарист Кристиан Брекнер и ударник Элиас Папайоанну. Через несколько месяцев напряженных репетиций был записан материал дебютного альбома, увидевший свет в январе 2009 года.
"Tales from an Island – Impressions from Rapa Nui" подкупает необычностью темы (трагическая лав-стори, протекающая на фоне войны племен аборигенов острова Пасхи) и глубиной проработки. К процессу подключили чтеца Мартина Флятца, озвучившего нарративные вставки, плюс несколько сессионных исполнителей. Общая картина выстроена весьма эффектно, с повышенным вниманием к деталям. И хотя кое-где логическим межтрековым перемычкам недостает стройности (как в случае резкого перехода от этнического интро "Breath of the Island" к живописной фреске "Voyage"), однако в художественном вкусе и мастерстве ребятам не откажешь. Ведущий композитор BM Фалльнер много и с удовольствием использует чистое звучание рояля. Но ни о какой узурпации саунда с его стороны речи нет. Каждому из музыкантов хватает поля для маневров. Взять, к примеру, вышеупомянутую пьесу "Voyage". Точкой опоры тут выступают мелодический клавишный рисунок и неоклассические арпеджио гитары Брекнера. А поверх наслаиваются ритмические структуры ударных и баса, колоритные саксофонные пассажи Мануэля Шёнеггера и интеллигентный вокал мегастаночника Якоба Айстляйтнера. Сюжетные перипетии бессловесной конструкции "Society" привлекают своеобразием: на протяжении 3,5 минут нас потчуют десертом по рецепту Алана Парсонса с вкраплением "изюминок" a la Pink Floyd, а далее действо устремляется в игровую плоскость, щедро расцвеченную духовыми (флейта Шёнеггера, сакс Айстляйтнера) и лирическим пианизмом маэстро Фалльнера. Драматический посыл "The Great War" проистекает из хард-роковых электрогитарных эскапад, завязанных на мощных атаках ритм-секции и оттеняемых фактурным рояльным аккомпанементом. Двухчастный калейдоскоп "After the War" стилистически разнолик: если Part I по сути является камерной акустической элегией для флейты и гитары, то внешние аспекты Part II носят откровенно флойдистский характер. Эпическая панорама "The Cult of Birdman" напоминает экскурсию по экзотической местности: напевный симфо-арт, сальса, эмбиент, хард... Впрочем, и эта пестрое сочинение крепко цементировано авторской мыслью Доминика. Финальная рапсодия "The Waiting" отмечена присутствием вокалистки Вероники Обермайер, обладающей на редкость приятным тембром голоса и не менее очаровательным немецким акцентом.
Резюмирую: солидная и достойная работа, эстетически выгодно отличающаяся от подавляющей массы неопроговых актов. Советую ознакомиться.

28 авг. 2012 г.

Univers Zero "Heresie" (1979)

Вторая полноразмерная работа гениев бельгийского авангарда. Апофеоз мрачности и, пожалуй, стопроцентное оправдание характеристики "камерная музыка для Апокалипсиса" (Keyboard Magazine). Исследуя подводные течения звукового академизма, Даниэль Дени (ударные, перкуссия) и Роже Триго (гитара, фортепиано, орган, гармониум) вплотную подобрались к моменту истины. "Heresie" - анти-откровение от столпов жанра RIO. Три будоражащих кровь сюиты, схлестнувшихся меж собой на поле битвы европейского постмодерна. Мистицизм медиевальных алхимиков с особым тщанием пропускается сквозь экзистенциальную мясорубку, выливаясь в ритуальные танцы на капище, где грозными идолами возвышаются фигуры Бартока и Стравинского. Большая игра в готику, помноженную на индустриальные ужасы "атомного" века и тончайший математический расчет. В деле материализации химер ведущим авторам Univers Zero мало равных. Да они и сами прекрасно об этом знают. А слушатель... его убедить не проблема. Главное - правильно выбрать средства.
"La Faulx" - наиболее продолжительный из актов мегаспектакля. Скрежет металла и дрожь земли, тлеющие строки непрописанных истин и свинцовая оторопь небосклона... Сложно поверить, что нагнетание атмосферы происходит за счет преимущественно классического инструментария. Гобой и фагот Мишеля Беркмана, скрипка и альт Патрика Анаппье, орган и фисгармония маэстро Триго... Зловещие хоры, вокодированный речитатив басиста Ги Сегера. Цимбалы Даниэля Дени с лязгом вскрывают чрево таинственных подземелий, из которых долетают потусторонние голоса, тревожно завывают духовые, атакуют стаями летучих мышей струнные, исчезая на границе слышимого... Шизоидная мозаика мечется меж унисонной и диссонансной фазами, боясь пристать к какому-либо из берегов. Ударные лихорадочной дробью рассекают пространство, где вовсю ворожит гобой, периодически заслоняемый нервным скрипом. Конструкция движется по неведомой траектории, словно эксцентрические качели, разгоняемые над пропастью группой умалишенных. Филармонические позывы зарываются в гущу кримзоидного авант-рока. Впрочем, и в беспредельном хаосе можно разглядеть признаки системы. Только нужно как следует постараться... От пьесы с названием "Jack the Ripper" подспудно ждешь хардовых экивоков. Но UZ не думают снижать планку. Темнейшие симфонические бездны озаряются джазовыми проблесками; пластичный тематический рисунок в духе раннего Шёнберга под занавес украшается маршевым орнаментом. Довольно революционно и весьма безжалостно по отношению к публике. "Vous Le Suarez En Temps Voulu" - очередной фирменный аттракцион, сочетающий в себе статичность музея восковых фигур с гиперболической активностью пещеры ужасов. Ядреный замес, легко перекрывающий чудачества современных прогмейстеров. Дополнением служит бонусная вещица "Chaos Hermétique", зафиксированная на пленку аж в 1975 году (то есть за пару лет до рождения первенца) и в динамике демонстрирующая интенсивность роста будущих культовых артистов.
Резюмирую: подлинный шедевр авангардного дарк-прога. Настоятельно советую всем, кто интересуется экспериментами в сфере камерного искусства.

27 авг. 2012 г.

Fairfield Parlour "From Home to Home" [plus 8 bonus tracks] (1970)

За свою сравнительно недолгую историю этот британский ансамбль неоднократно менял вывеску. Зародился коллектив в 1963 г. как трио The Sidekicks (Эдди Памер - гитара, Стив Кларк - бас, Дэнни Бриджмен - ударные). Позднее к ребятам прибился вокалист и клавишник Питер Долтри, а название команды превратилось в The Key. В 1967 г. уже под именем Kaleidoscope бравые парни издали дебютный лонгплей "Tangerine Dream", оформленный в ультрамодных психоделических тонах. Вторая пластинка "Faintly Blowing" (1969) обозначила отход от "цветасто-кислотных" сюжетов к набирающим силу арт-мотивам. Однако в чартах альбом провалился. И тогда Kaleidoscope ушли в тень, а на смену им заступила четверка Fairfield Parlour в том же самом составе, но с иной системой композиционных приоритетов.
Изданный на лейбле Vertigo LP "From Home to Home" - причудливый гибрид умеренной яркости. Почерпнутые в поп-фолке, рок-н-ролле и ритм-энд-блюзе песенные структуры силами авторского дуэта Долтри / Памер были искусственно внедрены в прото-прогрессивную завязь. Чувствуется, что создавать нечто монументальное участники бэнда не планировали вовсе. Их мелодические опыты во многом базировались на влиянии ранних Pink Floyd (аккордовый акустический каркас), The Beatles (рефренная гитарно-ударная подача) и The Moody Blues (клавишная оркестровка с преобладанием меллотрона). Доступная напевность - ключевой фактор для подавляющего большинства номеров с "From Home to Home". Эпических вещей здесь нет. Максимальный хронометраж отдельно взятой пьесы не превышает 5 с половиной минут. "Проглатывается" диск без помех и последствий. Особыми откровениями не блещет. В целом же звучит приятно, слушается легко, привыкания не вызывает, в память не врезается. Если рассматривать конкретные позиции, то расклад примерно таков: 1) "Aries" - художественный привет Сиду Барретту в электроакустическом формате; 2) "In My Box" - бодрячковый бит примитивно-симпатичного толка; 3) "By Your Bedside" - баллада фольклорного типа, с гитарой и флейтой; 4) "Soldier of the Flesh" - драматическая рапсодия в пышной меллотроновой аранжировке; 5) "I Will Always Feel the Same" - характерный пример мелодик-поп-арта в духе Bee Gees; 6) "Free" - предтеча глэм-рока, здоровая эклектика с несколько расфокусированным темпом; 7) "Emily" - любопытный кунштюк, уравнивающий на чаше весов симфонические принципы The Moody Blues с броскими эпизодами, заточенными под "California Dreamin’" The Mamas & the Papas; 8) "Chalk on the Wall " - короткий этюд без определенной привязки (разброс от рубленного фолка до элегической психоделии); 9) "The Glorious House of Arthur" - отдающий сатирой коллаж на средневековую тему в весьма оригинальном прочтении (торжественный мадригал подменяется безалаберным кабацким наигрышем); 10) "Monkey" вызывает ассоциации с Magna Carta - как по инструментальной составляющей, так и в отношении конструктивной схемы; 11) "Sunny Side Circus" - невнятные экспериментальные метания мимо нот и жанров; 12) "Drummer Boy of Shiloh" - душевный полифонический экскурс в область прото-прога не очень глубокого залегания. Разбирать по косточкам бонусы - затея бессмысленная; желающие могут ознакомиться с ними самостоятельно. Ну а мы тем временем подытожим: добротная программа, позволяющая скрасить тягомотину серых будней и отнюдь не претендующая на большее. Делайте выводы, дамы и господа.

25 авг. 2012 г.

PPRY "Raising the Skeletons of Fire by Hand" (2008)

Под неброской аббревиатурой PPRY скрываются старые знакомые - финны Project. Этот любопытный коллектив нечасто попадает в поле зрения меломана. В высокой результативности ребят не упрекнешь. Но здесь участников PPRY оправдывает тот факт, что полноценной группой они себя изначально не воспринимали. Просто музыкальная сборная друзей-сессионщиков, готовых всегда прийти друг другу на выручку. В собственном творчестве "прожектеры" любят опираться на концепцию. Таков был диск "Name Stolen" (2005), изданный на лейбле Mellow Records и вызвавший определенный резонанс в прогрессивной рок-прессе. Схожим строением обладает и "Raising the Skeletons of Fire by Hand", выпущенный Musea Records.
Сюжетный ряд вращается вокруг события столетней давности. При желании отобразить его можно единственной фразой. Той, с которой стартует великий роман Ярослава Гашека "Похождения бравого солдата Швейка во время Мировой войны". Помните? "Убили, значит, Фердинанда-то нашего". Это и есть отправная точка программы. Гибель австрийского эрцгерцога в Сараеве, подтолкнувшая народы Европы к активным боевым действиям, берется скандинавами за основу. И выливается в 70-минутное, весьма небанальное по содержанию звуковое приключение.
Прологом служит компактное вступление "At the Brink of Madness", в чьей структуре беззастенчивое "дарксайдерство" с примесью спейс-роковых тенденций немцев Eloy постепенно наводняется пышной и мрачной гитарно-клавишной оркестровкой. В канве пролонгированного номера "The Procession Forms" хорально-вокальный пафос удивительным манером сочетается с неявной фольклорной тоникой, среднетемповый кружевной арт прошивается насквозь то печально-нежными, то отрывисто-маршевыми пассажами флейты; астральный синтезаторный морок сменяется энергетическим рок-каскадом. И все это не выглядит надуманным. Органика сопряжения деталей разного калибра - один из козырей PPRY. Плавные космические извивы в "For the Presence of Those Who Are the Sentinel" обогащаются прихардованными соло-партиями гитариста Петри Ахолы, а под занавес и вовсе устремляются в русло симфо-фолка. "The Herald and Their Train" отталкивается от канонических риффов, позаимствованных в прог-метале, но искусственно смягченных и адаптированных для конкретной саунд-схемы. Также в наличии традиционные нордические мотивы, тончайшие переливы духовых, лирико-философские инструментальные откровения маэстро Ахолы и многое другое. Приятнейшими клавишными оттенками и фоновым акустическим рядом полнится мелодичная зарисовка "A Passage to the Court Prevails", увенчанная траурным вальсом. Ну а ключевым сегментом панорамы выступает грандиозный 25-минутный финал "As a Single Word Sets Forth an Ocean of Souls" - альянс земной теплоты и мерцающей звездами небесной недосягаемости, прямолинейно-певучих рок-аккордов и энигматических нарративных фрагментов вокодированно-электронного свойства...
Резюмирую: довольно интересный релиз, соединяющий в себе округлое аналоговое звучание с конструктивными модернистскими идеями. Рекомендуется любителям Pink Floyd и производных от оного, а равно почитателям современного space-арта на симфо-проговой платформе.

23 авг. 2012 г.

Pikapika TeArt "Moonberry" (2010)

"Российское могущество прирастать будет Сибирью..." (М.В. Ломоносов). Прав был светоч отечественного образования. Но не только природным изобилием славится земля Сибирская. Интеллектуальный ресурс здесь тоже особой закваски. И проявляется он на разных уровнях, в том числе в заповедных областях прогрессив-рока. Улыбаетесь? А напрасно. Ибо герои сегодняшнего обзора предоставляют отличный повод для гордости за своих.
Красноярский ансамбль Pikapika TeArt позиционируется самими участниками как "камерный постмодерн-оркестр". Никакого лукавства тут нет. Членам бэнда в равной степени близко и понятно творчество академических композиторов ХХ века, "зубров" прогрессива 1970-х, комбинаторное мышление приверженцев РИО, а также славянские фольклорные напевы. Поразительно, но все эти элементы нашли отражение в контексте первой пластинки ребят "Moonberry", изданной на итальянском лейбле AltrOck. Пресловутая связь времен обнаруживает себя в удивительных композиционных структурах, о которых стоит поговорить отдельно.
Инструментальный арсенал Pikapika TeArt довольно внушителен: две электрогитары, бас, ударные, кларнет, фортепиано, скрипка, альт. Соединительной тканью альбома служит серия этюдов под общим названием "Slavyanskaya". Именно они составляют пружинный мелодический блок, выступающий основой для остальных экспериментальных сегментов. Пойдем по порядку.
"Slavyanskaya, Pt. 1" - игровой фолк-арт, замешанный на родных и понятных для русского уха мотивах. Изумляет, с какой искусностью эти корневые эпизоды вживляются в плоть электроакустического авант-прога высшей марки, бесконфликтно в нем растворяясь. Шикарнейшее начало, да и продолжение ничуть не слабее. "Endless Chant of the Sliding Bridge in the Declining Day Twilight" колеблется в режиме от протяжной элегии с изумительной партией скрипки до блужданий в удушливых сонических потемках, освещаемых грозовыми вспышками кримзонических разрядов. "Shifting Sands of Time" интересна хитроумным переплетением джазовых экзерсисов с фактурными и напористыми пассажами в манере chamber rock. Акапельная зарисовка "Rekrutskaya" (вокал - Маруся Кожеурова) - своего рода антракт, возможность перевести дух перед новой порцией замысловатых саунд-инсталляций. "Slavyanskaya, Pt. 3" я бы окрестил фантазией на тему King Crimson meets Aranis; очень необычное сочетание. По принципу инь-ян выстроена и мозаичная фреска "Project X", где брутальная жесткость риффов соседствует с одухотворенной камерной прозрачностью. Минималистичный экскурс "For Glass" отчасти ассоциируется с деятелями современной бельгийской авангардной сцены (теми же Aranis), но уникальный и образный язык Pikapika TeArt не оставляет шансов для прямых сопоставлений. От традиционно песенной "Свадебной" следует новый поворот к истокам ("Slavyanskaya, Pt. 5"): простонародному наигрышу приходится пробиваться сквозь яростный хаос электрической аранжировки и тихо скользить в филармонических заводях, минуя неоклассические пороги. Туманные проблески солнца ткут из воздуха пьесу "Proeman. Glare of Sunlight", в противоположность мощной конструкции "Moonberry", густо начиненной РИО-деталями. Под занавес рука об руку идут двухголосая "Плясовая" и комплексный неоакадемический субстрат "Славянская праздничная", обставленный с размахом и живописными подробностями.
Вердикт: блистательно. Вкусно, сочно и невероятно талантливо. Один из лучших прог-релизов последних лет. Настоятельно рекомендую.

21 авг. 2012 г.

Deep Feeling "Deep Feeling" (1971)

Стартовали они как надо, в урожайном для прото-прога 1971-м году. Но вот с выбором издателя у англичан Deep Feeling вышла промашка. Им бы, по примеру сородичей Cressida и Beggars Opera, запуститься на профильном лейбле Vertigo. Увы, не сложилось. В итоге пристанищем для артистов стала независимая контора Дика Джеймса DJM Records, чьим центральным "звездным" клиентом в ту пору являлся молодой и успешный Элтон Джон. В общем, широкой огласки единственный лонгплей коллектива не получил. А со временем и вовсе затерялся на фоне более удачливых коллег по цеху. Обидно, ведь потенциал у ребят ощущался. Умелое владение инструментами, грамотное построение композиций (пара баллад, "боевики" + две кавер-версии популярных хитов) - все было при них, не хватило самой малости - везения. Ну да что теперь брюзжать, дело прошлое... Лучше побеседуем о приятном, собственно, о музыке.
Светлое напевное многоголосие, деликатный тембр фронтмена Джона Суэйла (навевающий ассоциации с Питером Фаррелли из Fruupp), масштабные полифонические планы органиста Дерека Элсона, лихо закрученная ритмика - такова примерная картина вступления "Welcome for a Soldier". Поражают смелость и профессионализм дебютантов, не убоявшихся включить в стремительное рок-повествование эпизод монодийно-литургийного склада (благодаря превосходным вокальным данным участников квинтета звучит сие идеально). Отмечу, что смикширован трек весьма любопытно: на лидирующих позициях - певец, клавишник и ударник, тогда как соло-гитара Мартина Дженнера прорезается лишь в финале. Его блюз-роковая манера создает определенный противовес классически ориентированным компаньонам (обособленность личностного видения Мартина технически подчеркивается за счет выведения струнных в правом канале). Впрочем, в следующем номере "Old Peoples Home" Дженнер берет свое. Тут мы имеем красивейший акустический арт-фолк этюд, напоминающий не то Magna Carta, не то Саймона с Гарфанкелом. В любом случае, крайне приятная вещица, воплощенная с "чувством, с толком, с расстановкой". Инструментальный кунштюк Мэйсона Уильямса "Classical Gas" в особых представлениях не нуждается. За сорок четыре года существования его исполняли многие - от Ventures и Стива Хэккетта до California Guitar Trio и больших эстрадных оркестров. Не остались в стороне и Deep Feeling, заявившие на суд слушателя свою версию бессмертного творения американского мэтра. Кондиционно она недалеко отстоит от тематической вариации Beggars Opera. Впрочем, если у последних акцент был смещен в клавишную симфо-проговую область, то в данном случае налицо диалог гитары с клавесином и органом, разбавленный блюзово-джазовой импровизацией в средней секции. Эпическая пьеса "Guillotine" под завязку наполнена позднебарочным пафосом (маэстро Элсон, пользуясь моментом, насыщает содержимое бахианскими пассажами "Хаммонда"), готическим мраком, снабжена мастерски нагнетаемой интригой и изобретательными партиями каждого музыканта. Название песенки "Country Heir" недвусмысленно указывает на ее принадлежность: это и впрямь старое доброе кантри - позитивное, мелодичное и ни к чему не обязывающее. С обработкой известного произведения Литтл Ричарда "Lucille" Deep Feeling и вовсе переквалифицируются в тяжелую ротацию: казалось бы, сложно ожидать от них столь забойного харда, и тем не менее. На десерт - премилая поп-зарисовка "Sweet Dust аnd Red Wine", позаимствованная с испанского LP-издания альбома.
Резюмирую: еще один отличный пример немеркнущей привлекательности британского прото-прогрессива. Ценителям жанра - на заметку.

19 авг. 2012 г.

Uqbar "Uqbar" (1995; 2004)

Срок жизни для них оказался недолгим: всего шесть лет. Свою единственную пластинку Uqbar воплотили на первом же году существования. Дальше были концерты, легкая ротация кадров, редкие студийные сессии и прощальная серия выступлений в декабре 2001 г. Однако след в истории они сумели оставить.
Аргентинский камерный ансамбль Uqbar обязан фактом рождения двум персонам - литературному столпу Хорхе Луису Борхесу (название проекта - отсылка к новелле "Тлён, Укбар, Орбис Терциус") и композитору/гитаристу Дарио Алехандро Диасу. Последний, будучи академическим исполнителем, втайне мечтал об экспериментальном составе. В середине девяностых случай представился. Диас основал акустический квинтет, в который также вошли Мариса Гомес (гитара), Нора Лопес (кларнет), Леандро Щелаговский (флейта) и Андрес Козел (виолончель). Задачу коллектива Дарио видел в гармоническом слиянии трех разновеликих направлений - симфонической классики, джаза и фолка. В определенном смысле идея была не нова: подобную жилу (каждый по-своему) успешно разрабатывали голландцы Flairck, американцы Oregon и др. Однако Uqbar нащупали собственный путь. По нему и двинулись, ведомые опытным звукопроходцем Диасом.
В структуре пьесы-пролога "Pytonisa" среднетемповые хитросплетения струнных и духовых образуют тонкий сонический ландшафт. Традиции регионального мелоса, оживляемые флейтой, взаимодействуют с гитарными пассажами в духе Ральфа Таунера. Ближе к середине произведения происходит смена ракурса. Мотивный слой утрачивает контуры, распадается на серию саундскейпов авангардного свойства, дабы затем вновь обрести себя в реверсивной тематической фазе. Внушительная картина-размышление "Cesare" по кондиционным параметрам не выходит за рамки профилармонического камерного сочинения. Тактическая схема маэстро Дарио реализуется здесь весьма убедительно, благо, за плечами у него серьезная школа. Интригующий опус "Rojo de España" наверняка порадует поклонников творчества Univers Zero. Диссонасные маневры гитар, кларнета и виолончели вкупе с интерсекционными отрывистыми аккордами а ля Роберт Фрипп явственно свидетельствуют: европейское авант-проговое наследие аргентинцам также не чуждо. "Fauno con trompetas" - подлинно сказочная фреска, полная теплого очарования, изящных ритмических изгибов, купающаяся в какой-то совершенно особенной атмосфере. Возвышенным финалом программы служит зарисовка "Arkangel". В ней, несомненно, ощущается стилистическое сродство Uqbar и Oregon, но южноамериканцы, на мой взгляд, менее расчетливы; в центре композиционного символизма Диаса - романтический Пегас, расправляющий крылья, устремляющийся к закатному солнцу, которое для него никогда не погаснет...
Диск дополнен тремя бонусами. Записанный в 2000-м году номер "Seireme" - комплексная фактурная мозаика на стыке chamber art'а и джаза. Ну а зафиксированные в 2001 г. "Lucila Caesar" и "Tigre mimbre" решены уже в формате дуэта (Дарио Диаз - гитара, Алехандро Канселос - кларнет), что, кстати, нисколько не умаляет их конструктивных достоинств.
Резюмирую: нетривиальный и очень любопытный релиз, предназначенный любителям художественных панорам камерного типа.

18 авг. 2012 г.

Contraction "Contraction" (1972)

Тридцать одна минута. Таков хронометраж первого альбома Contraction. Но эти полчаса вмещают в себя мелодическую вселенную невероятных масштабов. Команда канадских профессионалов демонстрирует чудеса композиторской мысли и отменную исполнительскую технику. Никакой "воды", предельная образность, красота и густой концентрат оригинальных идей. Тридцать одна минута, стоящая иной раздутой дискографии.
Костяк Contraction составили музыканты из аккомпанирующего состава именитого органиста Франка Дервьё. Изначально ансамбль существовал в виде квартета, однако весьма быстро увеличился еще на шесть персон. В лидеры выбились сразу двое - басист Ив Лаферрье и клавишник Робер Ляшапелль. Именно они создавали репертуар, детально прорабатывая звуковые текстуры, заботясь об изысканном орнаменте аранжировки (лирикой занимались специально приглашенные поэты). Лицом коллектива являлась певица Кристиан Робишо. Хипповатая и задорная по жизни, на сцене она преображалась в элегантную леди с безумно чарующим голосом. И этот "интимный" тембр - козырной туз в колоде Contraction...
Вступительный номер "Chant Patriotique" балансирует на стыке прелестнейшей рапсодии в джазовых тонах и довольно упругого прогрессив-рока с четко заданным ритмом. Обильное текстовое сопровождение на французском не затрудняет восприятия, ибо вокал мадемуазель Робишо - самодостаточный инструмент в насыщенной групповой палитре. Отдельно хочется отметить артистизм Кристиан: переходы от вкрадчивого полушепота к патетике и обратно она осуществляет с ювелирной точностью. А какой нежностью, каким поэтическим волнением наполнены ее партии в "Le Chat Bruinne"! При том, что сам рисунок, настоянный на джаз-роковых ингредиентах, отнюдь не так прост. Но фронтвумен Contraction с поразительной естественностью владеет ситуацией, выводя тему на новый гармонический уровень. Редкий случай, когда певческая часть выглядит едва ли не интереснее аранжемента. Спокойное и плавное развитие трека "Délire" напоминает мерное колебание листьев на теплом июньском ветру. Замысловатая фьюжн-амальгама "Trois ou Quatre" позволяет оценить комплексную мощь ансамблистов: тут и драматизм, и интрига, и налет авантюризма. "Ste-Mélanie Blues", помимо ярчайших вокальных достоинств Кристиан, хороша мечтательными флейтовыми пассажами Карлиля Миллье. Хорально-фортепианный этюд "42 Nord" с фоновым отголоском духовых мерцает уютной джазовой камерностью. А следом выдвигается напористый прог-фанковый боевик "Pixieland", также избавленный от словесной нагрузки и дающий присутствующим шанс развернуться по-крупному. В мягчайшей электроакустической элегии "Spleen" пробиваются классицистические интонации (волшебная флейта Миллье навевает воспоминания о старых добрых Genesis). Закрывает программу короткий мускулистый эскиз "Fin du Commencement" с первоклассной ритм-секционной поддержкой и эффектным психоделик-блюзовым креном.
Резюмирую: шикарная программа от одной из лучших формаций квебекского арт-звена. Пропускать не советую.

16 авг. 2012 г.

Rumblin' Orchestra "The King's New Garment" (2000)

Венгерская формация Rumblin' Orchestra - редкий пример музыкального семейного предприятия. Основной состав укомплектован членами клана Элла во главе с папой, органистом и композитором Белой. Его домашнее окружение (как явствует из характера заявленных инструментов) - исполнители классического толка. Гобой, флейта, скрипка, виолончель, тромбон... Однако играют эти люди не токкаты и фуги, а самый что ни на есть прогрессив-рок. Естественно, с приставкой "симфо".
Первый концептуальный "блин" оркестрантов под названием "Spartacus" (1998) получился вполне съедобным. Бела Элла довольно убедительно проявил себя в качестве творца прог-оперы, да и остальные недурственно справились с возложенной на них задачей. Поняв, что дело ладится, решили не останавливаться. И правильно, поскольку продолжение вышло на порядок интереснее и "взрослее" дебюта. Исходной темой для очередного релиза Rumblin' Orchestra послужил сюжет сказки Андерсена "Новое платье короля". Распределение сил не изменилось: за филармоническую часть отвечали представители фамилии, а рок-наполнение обеспечивали аккомпаниаторы из соответствующего лагеря. Плюс смешанный хор из восьми персон.
Введением в звучащий мир Rumblin' Orchestra выступает 18-минутный титульный эпик. Невзирая на хронометраж и гордый подзаголовок "сюита", воспринимается магнум-опус легко благодаря ярким мелодическим достоинствам. С полифоническим обрамлением маэстро Бела обращается на редкость умело. Маршевый ритм? Пожалуйста. Элегия? Нет проблем. В семидесятые не желаете ли окунуться? Тогда вот вам немножечко "Хаммонда". Если дергать за ниточки стереотипов, можно свести действо к условной формуле "The Alan Parsons Project + The Enid + After Crying". Но вряд ли такой расклад окажется верным. Тем более что в своих композиционных построениях глава семейства опирается не только на канонический арт-роковый базис, но и вдохновляется богатым наследием Ференца Листа и Иоганна Штрауса. Впрочем, любые описательные подробности заведомо проигрывают искристому колориту сочинений господина Эллы. Послушайте фантастическую "Overture Fantasy" с ее виртуознейшими оркестровыми эскападами и тончайшим вплетением цыганских дунайских мотивов или ностальгическую симфо-джазовую виньетку "Awakening"; насладитесь пышным мажорным саундом "Over the Clouds", где сквозят синти-фьюжн блики восьмидесятых. Вам представится диковинная возможность побывать на роскошном балу в старинном замке ("Dance Suite"). А если пожелаете мысленно перекинуться в эпоху триумфа клавишных прог-конгломератов а ля ELP, на авансцене тут же прорежется заводная схема "Big Run". Ароматом дворцового веселья проникнута живописная зарисовка "Merry-go-round". Оперный пафос и мощнейшая рок-энергетика соединяются в русле величественного номера "The King". Ну а эмоциональный эпизод "Farewell" с превосходными гитарными соло Ласло Хетча логично замыкает пеструю панораму.
Резюмирую: замечательная работа, способная удовлетворить аппетиты как приверженцев ретро, так и сторонников современного симфо-арта. Рекомендую.

14 авг. 2012 г.

Ophiucus "Ophiucus" [plus 8 bonus tracks] (1971)

Этот любопытный состав впервые собрался летом 1971-го года. Сформировали Ophiucus полупрофессиональные музыканты, каждый с собственным опытом командной игры. Предпочтения у ребят, как водится, оказались предельно пестрыми - от классики рок-н-ролла (Элвис Пресли, Чак Берри) и джаза (Джанго Рейнхардт) до Битлз и дражайшего И.-С. Баха. Тем не менее общий язык парни нашли быстро. Связующим фактором здесь выступила любовь к акустическому фолку. Лирико-драматические песенные излияния Джеймса Тейлора, а равно и Crosby, Stills, Nash & Young - своего рода точка отсчета для Ophiucus. Исходный пункт, от которого французские пилигримы направились в заповедную область арта. Надо сказать, что путь их был оригинален и странен. В отличие от подавляющего большинства рок-собратьев наши умники неохотно использовали электрический инструментарий (постоянно - лишь бас, изредка соло-гитару), клавишных не признавали вовсе. И все же умудрялись достигать полифонического эффекта. Какими средствами? Об этом ниже.
Альбом начинается с чистого эксперимента. Психоделические наслоения в "Prenez, Donnez" совершенно не напоминают приемы британской эйсид-школы. Если уж наводить мосты, ближайшим аналогом, пожалуй, будет вышедший параллельно диск Нино Феррера "Métronomie": тот же революционно-стихийный разгул, атмосфера упорядоченного хаоса... Нескончаемый гомон толпы, технически воспроизводимый при помощи дилэя, ревербированно-дисторшированное марево духовой секции Orchestre du Capitole + причудливое вплетение акустической ретро-темы а ля Джанго - вот примерная картина вступления. Угостившись безумным коктейлем, Ophiucus устремляются в прямо противоположную сторону. "Patiemment" - образчик наивного сентиментализма; трогательного, изумительно мелодичного, спетого на два голоса и сыгранного в четыре руки при торжественной поддержке рожков и струнных вышеупомянутого оркестра. Инструментальный набросок "Au Hasard" инспирирован индуистскими мотивами (по последней моде того времени) и не имеет ничего общего с проникновенным пассажем "Ne Cherche Plus", в коем хоры, гитары, бас и масштабный симфонический арсенал сливаются воедино с романтическим вокалом и красивейшей флейтой. Последующее действо подчиняется смешанному сценарию. Помудрив с речитативом, электрогитарой и метрономом в "L'Éveil De Notre Temps", ансамбль тут же выдает колыбельную "C'Est Pour Toi!". Расстреляв небо хард-психоделическими зарядами в пьесе "Darbouka", господа-энтузиасты запузыривают традиционный unplugged-блюз "T'Inquiète Pas M'man" - предсказуемый в каждом такте, но все-таки симпатичный. Цыганская "собачья" песнь "Djukela" - нечто из серии "très mignon и немножко грубо" (т.е. в диапазоне от приятнейшего фолка до неотесанного электрического буйства). Ностальгический вокализ "Inachevée" очаровывает виолончельными кружевами (солирует Сэнди Спенсер). "Mirlipinious" являет собой плясовую винтажно-кабацкого типа. И полнейшим контртезисом по отношению к ней выглядит роскошный финал "Univers", окрыляющий космически безбрежным восторгом. В бонусах заявлены англоязычные версии композиций, звучащие практически идентично и почти не утратившие своего исконно французского шарма.
Резюмирую: вкус, такт и изобретательность, помноженные на блистательный мелодизм = прекрасная работа в манере шансонного арт-фолка с психо-блюзовым налетом. Другими словами, стильный прото-арт en français. Советую ознакомиться.

13 авг. 2012 г.

Protos "The Noble Pauper's Grave" (2007)

Понятие "культовый бэнд" нередко вызывает сомнения и вопросы. Однако к Protos оно подходит. Перманентно существуя с конца семидесятых, эти скромные труженики британской рок-сцены активизировались к 1982 г. Их дебютная пластинка "One Day a New Horizon" (при всей увлеченности членов ансамбля наследием Genesis) совсем не напоминала творения поднимающих голову неопрогрессоров. Мелодичный, полностью инструментальный симфо-арт в традициях Майка Олдфилда, Энтони Филлипса, Camel и отчасти The Enid соответствовал запросам преданных поклонников жанра. Но тогда казалось, что время музыки подобного рода безнадежно ушло...
В 1984 г., устав от бесконечных проблем и малоудачных попыток совмещения служебной и студийно-концертной деятельности, коллектив взял тайм-аут. Перерыв растянулся на 22 года. И хотя с искусством участники Protos отношений не прекращали, между собой пересекались редко. Экс-коллеги Йен Карнеги и Найджел Риппон обзавелись собственными творческими ячейками. Первый из них вырос в начальника сектора музыкального образования, дирижера и аранжировщика, привыкшего работать со звездами (Гордоном Гилтрэпом, Филом Коллинзом и др.). Второй замутил прог-металлический проект Stone Cold, а впоследствии сделался преподавателем в колледже курортного городка Уортинг. Основный автор репертуара, профессиональный пианист Рори Ридли-Дафф с головой погрузился в сочинение мюзиклов и балетов. Ну а гитарист Стивен Энскомб, играя с различными составами, набирался бесценного межстилевого опыта. Между тем периодические упоминания в прессе, дикие цены на ставшее раритетом виниловое издание альбома 82-го года и теплые отзывы верных фэнов внушали ключевым фигурам Protos мысль о необходимости продолжать начатое. И к середине двухтысячных друзья наконец созрели...
"The Noble Pauper's Grave" ознаменовал возвращение к истокам. История выходца из аристократической знати, отвергнувшего благородное происхождение во имя сплочения бедноты, изначально не предполагала концептуального воплощения. Но маэстро Энскомб (гитары, эффекты, перкуссия), ознакомившись с выкладками приятеля Ридли-Даффа (клавишные, программирование ударных, перкуссия), связал их воедино нарративными кусками, которые сам же и оформил. Получилось интересно. Тринадцать треков образовали стройную цепочку схемы "инструментал - декламация - инструментал". Грамотные симфонические текстуры, саунд-имитация центростремительных "Хаммондных" пассажей а ля семидесятые и духовых партий (в реальности мы слышим синтезатор Roland E-50), ритмическое развитие в духе эстрадной классики The Alan Parsons Project, прозрачные лирические отступления акустико-оркестрового порядка, проникновенные гармонические красоты, эпизодическое включение в действо электровиолончели от Найджела Риппона - все это в совокупности рождает удивительно привлекательную картину, где не имеет смысла замирать на отдельно вычленяемых подробностях. Достаточно того, что перед нами чертовски превосходная арт-панорама. В русле старой школы, но с иными принципами комбинаторики звуковых элементов. Короче говоря, шикарный релиз, гарантирующий немалую эстетическую радость почитателям симфо-рока. Рекомендую.

11 авг. 2012 г.

Greenslade "Bedside Manners Are Extra" (1973)

Одна тысяча девятьсот семьдесят третий... Едва ли не высочайший хронологический пик для саунд-арта. Шедевров и просто отличных пластинок - не счесть. Глаза и уши британской публики подвергаются давлению со стороны музыкальных рок-интеллектуалов. Культурный бум? Определенно. А для кого-то - и период удачного старта. Новоявленный квартет Greenslade стремится не отстать от пионеров жанра. И хотя гонка за лидерами - дело в высшей степени неблагодарное, сама по себе попытка достойна уважения. В ту пору творческая кладовая четверки неустанно пополнялась. Авторский дуэт двух Дэйвов - Гринслейда и Лоусона - стабильно производил на свет до крайности любопытные сочинения. И покуда старшие собратья по прогрессивному лагерю двигались нехоженым концептуальным путем, ребята из Greenslade активно записывали оригинальные пьесы - без особых философских "заморочек", но весьма привлекательные с точки зрения отделки.
Из пары альбомов, изданных группой в 1973 г., "Bedside Manners Are Extra" заслуженно считается более зрелым и ярким. Полифония стала ощутимо насыщеннее, выросло количество хитроумных ритмических фигур. Да и в плане интриги лонгплей даст фору многим. Титульный опус - светоносная и довольно мелодичная рапсодия, за симфоническим антуражем которой проглядывают блюзовые корни участников. Не будучи мастером вокала, Лоусон концентрируется на артистических средствах выражения. История излагается им характерно: местами - твердо и решительно, местами - трогательно и лирично. Палитра базируется на множественном сочетании клавишных: синтезатор, орган, электропиано марки Wurlitzer, меллотрон... Инструментальная раскладка используется командой по максимуму (недаром папа Гринслейда - оркестровый аранжировщик), посему и отсутствие соло-гитары не воспринимается недочетом. Чего стоит только "Pilgrims Progress" с ее величественным меллотроновым прологом, головокружительной органной кавалькадой, флейтовыми синти-пассажами и общей вдохновенной эпической атмосферой! "Time to Dream" - комплексный арт-фьюжн, замешанный как на ритм-блюзе (крупный басовый рисунок Тони Ривза задает здесь тон остальным), так и на разнокалиберных партиях мастермайндов, покрывающих пространство от джазового пианизма до имитации гитарных риффов и внушительного "тронного" бэкграунда. 9-минутная фантазия "Drum Folk" покоряет изобретательностью ее создателей - Дэйва Гринслейда и ударника Энди МакКаллоха: протяжные "космизмы" и чеканные маршевые структуры, виртуозные клавишные "поливы" в темпе аллегро и не менее сногсшибательные барабанные импровизации, сентиментально-элегийный настрой и гроссмейстерски совершенные джаз-роковые этюды; шикарная панорама. "Sunkissed You're Not", пожалуй, лучшее творение Лоусона. Словно опытный птицелов, фронтмен Greenslade заманивает слушателя в искусно расставленные песенные силки, и уж вырваться из них будет весьма непросто. Венчает программу подвижная и эксцентричная бессловесная фреска "Chalk Hill" - сугубо игровой элемент общей картины, завершаемой на улыбчивой ноте.
Резюмирую: великолепный релиз. Рекомендуется всем поклонникам традиционного англо-прога и почитателям симфо-роковых экзерсисов с налетом эклектики.

9 авг. 2012 г.

Twenty Sixty Six and Then "Reflections!" (1972; 1993)

В истории германского рока эти люди "наследили" изрядно. Abacus, Aera, Emergency, Karthago, Kin Ping Meh, Nine Days' Wonder... Куда ни копни, всюду наткнешься на присутствие участников Twenty Sixty Six and Then (для удобства - 2066 & Then). Однако сегодня нас интересует непосредственно ансамбль, названный в честь грядущего тысячелетия битвы при Гастингсе. Созданный весной 1971-го и распавшийся летом 1972-го, проект стал отдельной вехой в летописи континентального прогрессива семидесятых. Единственная пластинка 2066 & Then пережила три стадии воплощения. Материал, тасуемый с различным набором треков, выпускался под названиями "Reflections on the Future", "Reflections on the Past" и, наконец, просто "Reflections!" По словам сотрудников лейбла Second Battle, сложностей с подготовкой переиздания было не счесть. Хотя бы по причине утраты оригинальных мастер-лент. Впрочем, положительные моменты здесь тоже встречались. В архивах обнаружились нетронутые пленки 2066 & Then, по времени предшествующие записи лонгплея "Reflections..." И кое-какие из них в итоге сделались достоянием общественности. Но довольно утомительных хроникальных подробностей, перейдем к "основному блюду".
Эпическая мощь, умеренная тяжесть, проникновенный лиризм и яркие взрывные инструментальные партии - все это в равной степени присуще содержимому диска. Начало - 8-минутная пьеса "At My Home". Сразу хочу отметить: тевтонам исключительно повезло с вокалистом. Англичанин Джефф Харрисон не только придал "фирменный" оттенок произведениям группы, но и абсолютно идеально вписался в ее непростую стилистику. Что, кстати, видно на примере стартовой вещи. Динамичное прото-артовое вступление без пауз сменяется сочной хэви-блюзовой частью, исполненной с "оттяжечкой": хрипловатый тембр певца, сноровистый "Хаммонд", монументальные риффы, предельно слаженная ритм-секция и крайне уместные флейтовые эскапады от гостевого духовика Вольфганга Шёнброта. Прог и блюз неустанно скрещивают шпаги на протяжении действа. Отсюда интрига особого рода, предмет наслаждения для каждого меломана. Пролонгированный опус "Autumn" несет в себе как поэтический драматизм, схожий по кондициям с творениями Маноса Хаджидакиса (за подробностями отсылаю к LP "Reflections" The New York Rock & Roll Ensemble), так и хард-н-артовый драйв, поданный с виртуозной легкостью. Игровое поле конструкции "Butterking" расшито утяжеленными блюзовыми стежками, украшено медиевальным орнаментом и резвыми артовыми фрагментами в духе первенца Beggars Opera. Внушительное полотно "Reflections on the Future" - квинтэссенция коллективных исканий: задушевные блюзовые откровения, лихие клавишные пассажи, наивкуснейшие гитарные маневры + булькающие психоделические космизмы на абстрактном меллотроновом фоне (ну куда ж немцам без краут-поползновений!). Сногсшибательное сочинение "That Way That I Feel Today" - умозрительная фантазия на тему "Jethro Tull седлают фьюжн"; чистое великолепие. Забористый 13-минутный инструментал "Spring" можно по праву причислить к лучшим образцам прото-прогрессивной мысли из серии "Hammond driven rock". Заключительная пара песен ("I Wanna Stay" и "Time Can't Take It Away") выглядит попроще. Но тут надо учитывать немаловажное обстоятельство: это вставные номера из раннего наследия команды; тем не менее и они слушаются "на ура".
Резюмирую: классический шедевр европейского прог-рока. A must have для всех почитателей жанра.

8 авг. 2012 г.

Ballroomquartet "Soundmanifest" (2007)

"Уникальный бельгийский бэнд с исключительным звучанием и необычным инструментарием. Эксцентричное сочетание классических и традиционных приемов с электроникой работает на атмосферу - танцевальную, кинематографически образную и мечтательную". Так характеризуют себя участники Ballroomquartet. Нескромно? Быть может. Однако эти оригиналы имеют полное право восхвалять собственное творчество, ведь оно и впрямь экстраординарно. Но прежде, чем перейти к музыке группы, давайте познакомимся с штатным составом. Как явствует из названия, исполнителей четверо: Андри Бун (мандолина, скрипка, гитара, голос), Рони Депрен (аккордеон, синтезаторы, вокодер, голос, терменвокс), Жаспер Отуки (контрабас, бас-гитара), Давид Вертожон (ударные, перкуссия, фортепиано, карильон). На счету ребят три студийных альбома, сотрудничество с известным французским композитором Яном Тирсеном и активная концертно-фестивальная деятельность европейского масштаба. Короче, опыта им не занимать. И диск "Soundmanifest" - весомое тому подтверждение.
"Эклектику в массы!" Вот идеальный лозунг для заявленного четверкой звукового манифеста. Беспардонное смешение элементов отдает веселым дикарством. Но за ним скрываются тонкий расчет, подлинное остроумие и безупречная техника исполнения. Нонконформизм квартета ярко выражен во вступлении "Labyrinth", где фольклорные традиции средневековых гистрионов взаимодействуют с техноидными электронными речитативами. "Пределов нет", говорят нам изобретатели из Брюсселя и в доказательство своих слов заводят трек "The Thin Line" - вязкую нео/ретро-психоделию с соло-аккордеоном. Дальше - больше. В пространстве "Sideshow Freakcircus" унисонным манером соединяются бесполые хоралы, сэмплерные биты, игривая перкуссия и тяжелый электрический дисторшированный морок. Невразумительное псевдо-шаманское камлание, настырные деревенские скрипочки и пульсирующая теллурическими токами ритм-секция формообразуют этюд "Quasimodo". Заводная "The Way to the Top" могла бы сойти за новомодный дискотечный хит, кабы не растворенные в контексте номера драматические тенденции. "Alabama Tripping" - гипотетический трибьют "глючным" прозрениям Джима Моррисона (The Doors), эдакий психо-рок-мираж, за очертанием которого вздымаются минареты и пробуждаются ближневосточные струнные мотивы ("Flamingo"). "Tranquilizer" обескураживает мозаичным концептом из кусочков минимализма, этно-фьюжн-деталей и доброй порции прогрессива. "My Heart Belongs to Venezuela" - натуральное издевательство над слушателем; жидкий транс-эмбиент первой половины пьесы по прошествии времени напрочь сметается сумасшедшим power/speed фолком. Синтетическую сущность зарисовки "Lucky Number" я бы окрестил вывернутой наизнанку индийской рагой; не знаю, что еще добавить к этому. В "8 Minutes with Walter" продемонстрирован эволюционный процесс сонористического типа, с поступательным насыщением фактуры красками и выходом из стадии электронного trip folk'а в состояние индастриал-нойза. Финальный опус "Doefalgan" неожиданно прекрасен: сугубо камерная элегия с претензией на воображаемый саундтрек.
Резюмирую: дерзкий и до крайности самобытный релиз. Настоятельно рекомендую его ценителям разномастных стилевых арт-экспериментов.

7 авг. 2012 г.

Bo Hansson "Lord of the Rings" (1970)

Зима 1969 года. Место действия - дачный домик в глубине Стокгольмского архипелага. Здесь на протяжении шести месяцев мультиинструменталист Бо Ханссон с приятелем, звукорежиссером Андерсом Линдом, шаг за шагом воссоздавали соническую вселенную. Не новую в сюжетном плане (ведь речь идет об эпосе "Властелин колец"), но крайне оригинальную по языку. Для профессионального музыканта Ханссона, привыкшего к командной игре, то был первый сольный опыт. И радостно, что он увенчался триумфом. Однако путь к успеху менее всего напоминал победоносное шествие. Разведка боем - так, пожалуй, правильнее. Отсутствие полноценного аккомпанирующего состава и скромные технические средства (8-дорожечный магнитофон) не позволяли развернуться по-крупному. Впрочем, результат оправдал себя на все сто.
Изданный в 1970 г. под названием "Sagan Om Ringen" лонгплей разошелся мгновенно. То же - с дополнительным тиражом. Феноменом Бо заинтересовались в Британии. В 1972 г. на прогрессивном лейбле Charisma релиз увидел свет под титулом "Music Inspired by Lord of the Rings" и с иным художественным оформлением конверта. В сопроводительном тексте шефа Charisma Тони Стрэттон-Смита говорилось: "По большому счету это альбом Ханссона. Наряду с авторскими функциями он исполнил партии органа и гитары, отыграл на синтезаторе Муга и басу. Помогали ему Руне Карлссон (ударные), Гуннар Бергстен (саксофон), Стен Бергман (флейта) и несколько друзей, пожелавших остаться неизвестными". Итак, с присказкой разобрались, перейдем к сказке.
Описанный Толкиеном мир Средиземья освещен нордическим молчуном Бо с позиций психоделии. Темпы - размеренные, развитие - неспешное. Дремотная органно-гитарная вязь в "Leaving Shire" повисает грузной туманной кисеей. В связке "The Old Forest & Tom Bombadil" включаются уместные фольклорные мотивы (ответственный - флейтист Бергман). Медитативный синтезаторный прото-эмбиент "Fog on the Barrow Downs" отчасти соотносится с "космическими" прозрениями другого шведского гения - Ральфа Лундстена; правда, Ханссон в своих штудиях не столь аморфен, мелодия для него служит догматом при "любой погоде". Диптихом "The Black Riders & Flight to the Ford" на авансцену выводятся упругая ритмика, ускоренные поливы "Хаммонда" и фуззовые гитарные риффы; так сказать, шестидесятые forever! И снова беспробудная, тщательно прорисованная рефлексия ("At the House of Elrond & The Ring Goes South") вкупе с зарядовым сопряжением Moog'овых частиц под цикличную поступь метронома ("A Journey in the Dark")... Отменно хорош мрачнейший психо-оркестровый опус "Lothlorien", перетекающий в резвый и все равно минорный этюд "Shadowfax". "The Horns of Rohan & The Battle of the Pelennor Fields" - полифонический боевик, нанизанный на традиционный ритм-энд-блюзовый каркас. Далее - шизоидная смена настроений в "Dreams in the House of Healing", походное болеро "Homeward Bound & The Scouring of the Shire" и похмельный набросок в болотных тонах "The Grey Havens". В качестве бонуса - эпический коллаж "Early Sketches from Middle Earth", составленный Андерсом Линдом из обнаруженных в архиве сессионных саунд-эскизов.
Резюмирую: внушительный памятник эпохе психоделик-арта и одно из знаковых произведений своего времени. Рекомендую.

5 авг. 2012 г.

Jacques Blais "Thèmes" (1975)

Музыкой Жак Блэ увлекался с детства. К 13-ти годам самоучкой освоил гитару, затем играл в подростковых рок-группах родного Монреаля. В начале семидесятых сделался участником прог-ансамбля Performance. Однако что-то там не срослось, и уже в 1973 г. непоседа Блэ сколотил электроакустический дуэт с фолк-гитаристом Норманом Мартином. Своих вещей у парочки фактически не было, за основу брались произведения сторонних авторов. В конечном счете строгие песенные каркасы обрастали длиннющими импровизированными соло прогрессивного толка. По тем временам - едва ли не самая актуальная штука. Совместные концерты с Octobre и Maneige принесли тандему заслуженные дивиденды. Как результат - приглашение выступить в эфире популярного телешоу Les Beaux Dimanches. Впрочем, долгого альянса с Мартином у Блэ не сложилось.
В 1974 г. Жак замыслил сольный альбом. Аккомпаниаторов изначально подбирал сам, а затем упросил лидера культовой арт-формации Contraction Ива Лаферрье задействовать в процессе и его маститых коллег. Таким образом, пластинка "Thèmes" записывалась следующим составом: Жак Блэ (гитары, лид- и бэк-вокал), Ив Лаферрье (бас, полифонический мультиоркестровый синтезатор Solina), Кристиан Робишо (хоры, бэк-вокал), Робер Ляшапелль (фортепиано, Solina), Ришар Перро (ударные), Жан-Люк Робишо (флейта). В классический 35-минутный хронометраж улеглись восемь насыщенных треков. Поговорим о них чуть подробнее.
Вступление "Le Thème" исходит от привычного для мастермайнда сингер-сонграйтерства: теплые акустические "марины", оригинальные хоральные партии... По мере развития инструментальная канва преображается в объемную фьюжн-гамму, расцвеченную пышными гитарными сигнатурами. Минуя активную рок-стадию, сюжет плавно перетекает в клавишную энигматику, где и завершает свое существование. Отменный номер "Sept Quatre", сопровождаемый рефренным вокализом, цепляет фанковой ритм-секцией вкупе со стремительной поступью струнных. Стартующая в качестве фолк-баллады "Le Matin" (трогательное пение под гитару, душещипательные пасажи флейты) постепенно забирается в электрические арт-дебри: ярко, доступно и колоритно в плане тембрально-мелодических нюансов. "Ascencoeur" в интродуктивной фазе - открытый психоделический синти-штурм. Но это явственный обман слуха, поскольку в развернутом виде имеем здесь красивейшую элегическую фреску с тонким блюзовым чувством и астральными переливами клавишных. В контексте чудаковатой пьесы "Vrai ou Fou" Блэ мечется меж завернутым хардом и пасторальными хоровыми репризами. "T'as des Nuages" - вкуснейший франкоязычный джаз-рок, немного попсовый, но все равно симпатичный. "Bord en Bar" по звучанию напоминает первенца тех же Contraction: позитивные бессловесные "бэки" мадемуазель Робишо на фоне закрученных фьюжн-прогрессий Жака со товарищи. Наконец, "Finale du Thème" изобретательно вращается вокруг единственной музыкальной фразы - эдакого стебля, ежесекундно покрывающегося свежими сочными побегами...
Резюмирую: сильная, фактурная программа, благодаря нестандартному стилевому кроссоверу вызывающая интерес и сегодня. Рекомендую.

3 авг. 2012 г.

Far Corner "Endangered" (2007)

О Дэне Маске в Милуоки наслышаны. Этот уникальный человечище сотрудничает со множеством коллективов. В их числе - духовой ансамбль Колледжа Св. Норберта, местный юношеский симфонический оркестр, камерный оркестр Umpqua из Орегона и другие, не менее достойные музыкальные организации. Однако за пределами Штатов композитор Маске известен как лидер авант-прогового квартета Far Corner. Изданный в 2004 г. дебютный альбом данной формации удивил искушенную публику. Синтез РИОшного сумрака в традициях бельгийской школы и напористого игрового прогрессива аналогового свойства произвел должное впечатление на любителей поломать голову. Довольны остались все: инструменталисты, меломаны и руководство лейбла Cuneiform Records. Продолжения дожидались три года. И оно с лихвой оправдало надежды аудитории...
Одна из ключевых черт авангарда - испытание нервов на прочность. Тут, конечно, особенно преуспели апологеты направления Rock in Opposition, зачастую черпающие вдохновение в немых фильмах ужасов и готической литературе. У концептуально ориентированного диска "Endangered" четкий источник инспирации не выявлен. Впрочем, названия треков красноречивы донельзя. "Жестокий", "Думаешь, я призрак?", "Когти", "Чужак"... Любые виды опасности находят отражение в звуковых структурах программы. Саспенс нагнетается мастерски. Крутолобый эстет Маске (клавишные, труба, мелодическая гармоника, перкуссия) превосходно владеет искусством материализации тайных страхов. Да и коллеги его - ребята не промах. Знатный басист Уильям Копекки, виолончелистка/скрипачка/флейтистка Анжела Шмидт и ударник Крэйг Уолкнер - виртуозы высшей пробы. А уж в контексте очередного эксперимента им предоставляется шанс не просто блеснуть техникой, но и продемонстрировать чудеса импровизации. Как, например, во вступительном эскизе "Inhuman". Прерывистая ниточка мотива - в руках Уилла. Безладовый бас ведет соло-партию, шелестят, позвякивают и поддувают остальные. А затем центр тяжести смещается, в действо беспокойно вклинивается виолончель, после чего пальма первенства достается "фуззящему" напропалую "Хаммонду". Зловещие маршевые аккорды пьесы "Do You Think I'm Spooky?" вызывают ассоциации как с легендой отечественного авант-рока - группой Горизонт, так и с гипотетически дорвавшимся до жанра "хоррор" маэстро Шостаковичем. 10-минутная конструкция "Creature Council" выросла из оригинального фортепианного этюда, некогда сочиненного Дэном. Тем не менее классический фундамент здесь надежно "утоплен" в глинистой толще ортодоксального прогрессив-харда (без присущей оному субстрату гитары, зато с забойными органными грувами, зудящим басом и пропущенными сквозь исказители струнными). Короткометражный импровиз-номер "Claws" медленно, но верно расцарапывает сознание, потихоньку добираясь до мозжечка. После чего господа-инквизиторы делают финт ушами и уходят в тотальный электроакустический джаз (на правах солиста заявлен скрипач Джерри Лаугни). Главное лакомство приготовлено напоследок. Масштабный титульный эпик - бесконечно увлекательный симфо-кунштюк, прореженный сразу несколькими интригующими сюжетными ходами. Раскрывать детали не буду. Отмечу лишь завидную фантазию авторов-исполнителей.
Резюмирую: мощнейший релиз, развивающий идейные постулаты пластинки-предшественницы. Очень рекомендую.

1 авг. 2012 г.

Iona "The Book of Kells" (1992)

"Ты узришь лабиринты линий, нежных и тонких, убористых и изящных, полные искусных переплетений, с оттенками столь свежими и яркими, что можно сказать, будто все это - деяние рук ангела, а не человека". Так описывал в 1185 году британский хронист Гиральд Камбрийский изумительной красоты орнамент и иллюстрации Келлской книги. Согласно официальной версии, данный памятник религиозной мысли был создан около 800 г. в скриптории монастыря св. Колумбы на острове Иона. Манускрипт пережил период норманнских завоеваний, набеги викингов, и в итоге обрел постоянное место хранения в стенах дублинского Тринити-колледжа. Легенды о происхождении Келлской книги и по сей день волнуют англоязычных художников, писателей и поэтов. На заре девяностых годов ХХ века свою лепту в историю "The Book of Kells" внесли участники арт-квинтета Iona.
72 минуты концепции. Три студии звукозаписи. Четверо приглашенных друзей-музыкантов + внушительная поддержка хора Кенсингтонской церкви. Это всего лишь статистика. Но она позволяет оценить объем затраченных командой усилий. Не размениваясь на мелочи, бригада под руководством Дэйва Бэйнбриджа (клавишные, гитары, программирование, перкуссия) снова приводит в действие эпический маховик, реанимируя старинные сказания и древние тексты, перекладывая неповторимый слог средневековых литераторов на язык нот. Творческая формула Iona редкостно индивидуальна. Сравнить их не с кем. Политональное мышление лидеров, Бэйнбриджа и Дэвида Фицджеральда (саксофоны, флейты, рекордеры), обладает своеобразием, благодаря которому звуковой почерк группы распознается почти мгновенно. Характерный пример - "The Book of Kells".
Интро "Kells Opening Theme" завораживает чистейшей лазурью морских волн, глубиной небес, высоким и сильным тембром голоса Джоанны Хогг. А там рукой подать до насыщенного, но предельно аккуратного фолк-прога ("Revelation"). "Matthew - The Man" - сбалансированное сочетание живописной электроники, пасторальной акустики и притягательных клавишно-оркестровых маневров. Эффектная "Chi-Rho" - продукт слияния кельтского рока с интеллигентной dream pop стилистикой, "фирменная" вещь с потенциалом радиозонга. И вновь - от региональной экзотики к общеизвестным евангельским мотивам. Мощный симфонизм инструментальной фрески "Mark - The Lion" убедителен, элегия "The River Flows" мерцает нью-эйджевой загадочностью, "Luke - The Calf" поражает великолепием эмбиентальных синти-ландшафтов вкупе с проникновенной партией вистла от Троя Донокли. Арфа и флейта играют роль проводников в мир туманных лугов Гибернии, где над суровыми гористыми шапками медленно проплывает центральный христианский символ - Пречистая Дева с младенцем ("Virgin and Child"). "Искушение", "Арест в Гефсиманском саду", "Божественная троица"... Знакомые сюжеты находят отражение в многослойной картине "The Book of Kells". Средства выражения разнятся: от минималистичной эстетики new wave рока до масштабной полифонии и созерцательных астральных проекций. Волшебный ковер Iona пестрит мелодическими сюрпризами. И расшифровывать его комплексную мозаику - удовольствие особого рода. На сем умолкаю. Дерзайте.