Pekka Pohjola "Space Waltz" (1985)

Восьмидесятые явились проверкой на прочность для музыкантов, чей взлет состоялся в предшествующем десятилетии. Вот и закаленный всевозможными прогрессивными баталиями Пекка Похьола был вынужден приспосабливаться к игривым законам нового времени. И если на диске 1982 г. "Urban Tango" скромный финский гений вовсю экспериментировал с жанрами - от танго до тяжелого джаз-рока, то изданный годом позже LP "Jokamies / Everyman" (по сути саундтрек к картине режиссера Ханну Хейкинхеймо) имел значительный крен в область атмосферной электроники. Вошедшие в моду синтезаторные веяния также наложили заметный отпечаток и на программу "Space Waltz", о которой пойдет речь ниже.
Дабы удержаться от поверхностных ритмических фигур и обеспечить пластинке достойное гитарное наполнение, Пекка привлек к работе старого знакомого Сеппо Тыни, с коим практически не взаимодействовал за минувшую пятилетку. Другими членами команды сделались клавишники Юсси Лиски и Тимо Весайоки + ударник Кеймо Хирвонен. Результатом их совместной деятельности стал весьма своеобразный творческий продукт, носящий пограничный характер. Взрывной "вихрастый" фьюжн, которым так славился Похьола образца семидесятых, поменял полярность. Мощная энергетика виртуозов, привыкших к немыслимой инструментальной эквилибристике, испарилась за ненадобностью. На смену ей пришел очаровательный софт-джаз с нью-эйджевым привкусом, по-прежнему не рассчитанный на коммерческий успех. Своими эклектичными по настроению пьесами "Space Waltz" знаменует наступление зрелости в жизни Пекки и его друзей. Трудно поверить, что у оптимистичных синти-пассажей номера "American Carousel" и комплексных оркестровых маневров пластинки "Visitation" (1979) один и тот же автор; однако факт есть факт. Незатейливый клавишный бэкграунд вступительной вещи служит превосходным фоном для безукоризненных соло-партий замечательного Сеппо Тыни, нисколько не растерявшего за эти годы мастерства и таланта. В осенней "шарманочной" мелодии "Cat Boulevard" эстафету принимает синтезаторный волшебник Юсси Лиски, путем умелого смешивания различных тембральных оттенков достигающий нужного эффекта (необходимо отметить и басовую ворожбу лидера, становящуюся заметной при повторном прослушивании). Титульный опус демонстрирует наличие пороха в пороховницах у каждого из ансамблистов: тут и намек на симфо-антураж, и наступательные атаки ритм-секции, и агрессивный боевой раскрас электрогитары... Апогеем звуковой панорамы в целом можно считать 13-минутный эпик "Risto", содержащий несколько основных стадий: приятную клавишноориентированную интроспекцию, традиционно витиеватые адреналиновые выбросы шестиструнного агрегата дядюшки Сеппо в центральном сегменте конструкции и экстатические мажорные аккорды, возобладающие в финальном хронологическом отрезке. Замыкает действо энигматическая зарисовка "Changing Waters", в изобразительных решениях которой улавливается объемный кинематографический подтекст (к этой интригующей истории Похьола вернется позднее, в 1992 г., сделав ее краеугольным камнем одноименного альбома).
Резюмирую: отличный релиз, наглядно показывающий удивительную живучесть профессионально скроенного фьюжн-арта в непредназначенных для него условиях.

Комментарии