28 нояб. 2009 г.

Michael Hoppé "Solace" (2003)

"Становятся тучи цветами неба, когда их целует свет". Таким эпиграфом из белых стихов Рабиндраната Тагора предваряет свою инструментальную программу композитор и пианист Майкл Хоппи. Англичанин по происхождению, он вот уже долгое время живет в Лос-Анджелесе, сотрудничает с голливудскими киностудиями, параллельно сочиняя музыку в ключе "пронзительного романтизма". По степени мелодического дарования Хоппи часто сравнивают с Вангелисом, Китаро, Жаном-Мишелем Жарром и другими колоссами мировой сцены. Его авторская манера имеет собственный неповторимый почерк, и "Solace" - отличный повод убедиться в этом.
Альбом, отмеченный премией "Грэмми", демонстрирует обширную гамму творческих возможностей Майкла. Умение работать с крупными формами, мастерство создания звуковых камерных пейзажей - все это сполна представлено в рамках пластинки. Каждое из произведений - своеобразный оттиск воспоминаний. Ставка сделана на искреннее ностальгическое чувство, которое служит основным проводником в богатом эмоциями мире маэстро Хоппи. Открывающий трек "This Majestic Land", исполненный Пражским Симфоническим оркестром в торжественно-кинематографических тонах, вдохновлен величественными ландшафтами североамериканского запада; всепокоряющей стихийностью вкупе со строгой красотой веет от столь колоритной пьесы. Следом идет подчеркнуто поэтический номер "So You", где в центре внимания щемящие пассажи виолончели от Мартина Тиллманна, деликатно обрамляемые клавишными. Метафизический вечный покой лазоревой неги небес разливается в воздушно-акварельном этюде "Romance for Violin and Orchestra" (соло на скрипке - Любомир Гавлак). Классическое сопрано Хайди Филдинг как нельзя лучше соответствует печальному настрою реквиема "Lachrymosa". Тихая пасторальность сквозит в умиротворяющей композиции "Beloved" с гармоническими акустическими переборами гитариста Кентона Янгстрема. Редкостным очарованием полнится лиричнейшая оркестровая рапсодия "Renouncement", и завораживает легчайшим дыханием весны "Jude's Theme" - дуэт скрипача Юджина Фодора с мастермайндом Хоппи. Невероятно изящная "Nimbus" вполне сгодилась бы в качестве звукового ряда к викторианской костюмной мелодраме, а нежно-рефлективная "Elegy (For Joan)" прекрасно иллюстрирует любовные мечтания юной особы. Религиозно-экстатическим чувством проникнута неторопливая ода "Pie Jesu" с вокалами уже упомянутой Хайди Филдинг и Дуэйна Бриггса. Обернутая в элегическую ткань бесконечно душевная "Farewell" воплощает в себе cтаромодное благородство и дух английских романов прошлого. Эпический финал "The Parting" наверняка обрадует поклонников Вангелиса, отвечающего здесь не только за фортепианные партии, но и за всю аранжировку в целом.
Итог: совершенно изумительный релиз, безусловно заслуживающий Вашего внимания. Настоятельно рекомендую.

24 нояб. 2009 г.

Liquid Scarlet "Liquid Scarlet" (2004)

О шведском прогрессивном феномене сказано немало. Вот уже полтора десятка лет скромное по размерам государство стабильно "плодоносит" на радость арт-роковым гурманам со всего света. И хотя корни дивного музыкального древа в массе своей тянутся издалека, с окутанных туманом просторов Великобритании периода 1970-х, вряд ли кому придет в голову обвинять в плагиате скандинавских артистов, наследующих традиции "золотой" прог-эры. Об одной из таких команд хочется поговорить особо.
Квинтет Liquid Scarlet возник в 1996 г. в поселке Каликс на севере Швеции. Поначалу ребята оттачивали мастерство, исполняя кавер-версии всемирно популярных рок-ансамблей. Чуть погодя наступил момент для самоидентификации, и молодые потомки викингов взялись за подготовку оригинального репертуара. Несмотря на отменные профессиональные навыки, к "раздаче слонов" они здорово опоздали. До славы главных героев новой волны нордического арта (Änglagård, Anekdoten, The Pär Lindh Project, Landberk, The Flower Kings) им было не дотянуться, но участники Liquid Scarlet и не думали соревноваться со старшими коллегами по цеху: они упорно боролись за собственное место под солнцем, и в итоге достигли цели...
Дебютная программа талантливой пятерки - удачный пример преемственности поколений. Разумеется, шагать по стопам гигантов значительно удобнее, нежели ломиться напрямик сквозь нехоженые дебри. Тем более, когда путеводными звездами служат немеркнущие светила - King Crimson, Genesis, Van der Graaf Generator и иже с ними. Однако определяющим фактором тут все же является наличие авторской индивидуальности, а этого у шведов не отнять. Восемь треков пластинки опьяняют изящнейшим ретро-настроением. Темная кримзоидность вступительной композиции "Greyroom" с тотальным засильем меллотрона настояна на депрессивно-минорных созвучиях, присущих множеству представителей тамошней сцены. "Hesitating in the Foyer" - слияние аналоговой атмосферы с прогрессивно-джазовыми вывертами и альтернативными интонациями вокалиста (привет норвежцам Ravana): интригующе и весьма необычно. "Città Nuova" напоминает унылую исповедь вечного неудачника: тщательно завуалированная фольклорная основа растворяется в клубящихся пост-роковых парах с примесью симфонического авангарда. Тяжелый инструментал "Molok" скроен из характерных компонентов стилистики R.I.O.: кабы Роберт Фрипп затеял написать болеро, то оно, пожалуй, выглядело бы похоже. Теплые пасторали в "Talking in Ashes" по мере развития трансформируются в колюче-сумрачные пассажи, но финал, к вящему удовольствию слушателя, отмечен благополучным исходом ситуации. "Comes Near, Lingers Far" сполна одаривает нас мелодико-ритмическими сменами вкупе с эмоциональным многообразием - от коварных шквалистых порывов до пространно-напевной меланхолии. Отличный этюд "The Red Stairs" явно инспирирован творчеством ранних Anekdoten, ну а замыкающий эпик "One Last Masquerade" - исключительно самостоятельное произведение редкостного колорита, несущее колоссальный драматический заряд; прекрасное завершение изысканного банкета.
Заключение: ничего принципиально революционного Liquid Scarlet, конечно же, не произвели. Тем не менее диск превосходен от начала до конца. Советую приобщиться.

22 нояб. 2009 г.

The Enid "Sheets of Blue. Anthology: 1977-2008" (2009; 2 CD)

Похоже, в 2009 г. симфо-роковый вулкан под названием The Enid наконец-то пробудился от долгого сна. Отец-основатель коллектива Роберт Джон Годфри, чья активность за прошедшие десять лет оставляла желать лучшего (последняя студийная работа The Enid "White Goddess" увидела свет в 1998 г.), вновь обрел уверенность в собственных силах и вкус к сочинению развернутых прогрессивных опусов. По признанию маэстро, тому предшествовал период затяжной депрессии, в течение которого он до ужаса много курил, и в итоге набрал лишний вес. К жизни его вернула телевизионная передача, где звучал 3-й концерт Рахманинова. "Тогда я будто бы очистился, - вспоминает Годфри. - Сел за фортепиано, ежедневно практиковался по четыре часа кряду. Как результат, сейчас я играю лучше, чем когда бы то ни было".
Первый выпуск антологии из серии "Sheets of Blue" случился в 2006 г., накануне 30-летнего юбилея The Enid. Спустя некоторое время Роберт с коллегами решил подогреть интерес поклонников к наследию группы. 11 января сего года, в преддверии выхода свежей пластинки "Journeys' End" (ее премьера намечена на весну 2010 г.), лейбл Inner Sanctum издал аж два сборника избранных вещей команды: это "Arise аnd Shine. Vol.1" и двойной CD "Sheets of Blue. Anthology: 1977-2008". Правда, от обычных компилятивных программ оба релиза все же отличаются. "Восход и сияние" демонстрирует нам собрание старых произведений The Enid, перезаписанных силами их текущего состава: Роберт Джон Годфри - клавишные; Джейсон Дакер - гитара, бас; Макс Рид - клавишные, программирование, вокал; Дэйв Стори - ударные, перкуссия. Что касается двойника, в него включены давно ставшие культовыми эпические треки с дисков 1970-х, 1980-х и отчасти 1990-х, заново пересведенные и оцифрованные. К процессу повторного микширования лидер ансамбля подошел с немалой долей фантазии. Вследствие его кропотливого труда хорошо знакомая музыка заблистала дополнительными оттенками. Восхищает тщательная детализация истории о бравом рыцаре Роланде в "A Heroes Life - Childe Roland to the Dark Tower Came": четко различима каждая нотка, не утерян ни один звуковой нюанс. То же относится и к остальным семнадцати позициям. Роберт с большим душевным трепетом, шаг за шагом проанализировал судьбу своих прежних творений, учел немногочисленные ошибки и выполнил все, примеряясь к требованиям дня сегодняшнего. Где-то усилил саунд клавишных, где-то, напротив, вывел вперед неоклассические реверансы гитары, переосмыслил большинство аранжировочных приемов, придав исключительный размах и без того полифоническим структурам, добившись изысканного совершенства мелодических линий и предельного богатства оттенков. Благодаря его стараниям даже такие знаковые для любого фэна The Enid шедевры как сюита "In the Region of the Summer Stars" или эмбиент-вальс "Spring" отныне воспринимаются по-новому. Отрадно, что за чередой минувших достижений не теряются и позднейшие свершения Годфри и K°: к ним, в частности, принадлежит 12-минутное полотно "Malacandra - The Silent Planet" - космическая рапсодия в традиционных оркестровых тонах, вполне логично замыкающая это превосходное тематическое собрание.
Резюмирую: роскошный подарок от классиков английского симфо-арта, адресованный почитателям жанра. Рекомендую.

CD 1
CD 2

19 нояб. 2009 г.

Alias Eye "A Different Point of You" (2003)

Вторая полнометражная работа интересной тевтонской формации позволила ее участникам закрепиться на выбранных рубежах. В жанровом отношении ребята из Alias Eye нисколько не изменили собственным идеалам: их творческая лаборатория по-прежнему ориентирована на эклектику. Парадокс, но диковатый сплав элементов, в котором увязла бы любая другая команда, у мастеровитых германских парней работает как часы. Каждый из девяти пролонгированных опусов являет слушателю развернутую историю со своим уникальным колоритом. В открывающей композиции "A Clown's Tale" акцент сделан на синтезе характерных микрохроматических ладов, почерпнутых в традиционном фольклоре ближневосточных народностей, с неопрогрессивными электрическими тенденциями. Атмосфера "Сказок тысячи и одной ночи" удачно разбавляется мощными соло-проходами гитариста Маттиаса Рихтера. Отмечу также вдохновенную игру на саксофоне гостевого музыканта Тимо Вагнера и добротные клавишные оркестровки Витаса Лемке. Ну, и конечно же обращает на себя внимание интеллигентный голос певца Филипа Гриффитса. Задорные фанковые ритмы правят бал в ершистом номере "Fake the Right"; впрочем внешняя канва данного трека выдержана в хард-роковом ключе, тогда как изменчивые внутренние структуры вкупе с полифоническим обрамлением подчеркивают его прогрессивную стать. "Your Other Way" демонстрирует нам шикарные вензеля из возвышенных артовых сфер: прекрасные акустические вставки на испанской гитаре от продюсера Кристиана Шиманьски, мотивы латино-фьюжн и яркая вокальная подача фронтмена. Данью уважения интеллектуальному мелодик-року служит до крайности приятная пьеса "Icarus Unworded", определенно тяготеющая к эпосу: есть, где развернуться каждому члену ансамбля. "The Usual Routine", вопреки названию, исполнена с необходимой долей куража и своими залихватскими приджазованными грувами напоминает московских пижонов из Седьмого Города. Классическими интонациями пронизана красивейшая баллада "Drifting", в светлой меланхолии которой бьется живая ностальгия по мечте. В "On the Fringe" неведомым манером соединились академическая масштабность, нарочитая легковесность АОРа + типично проговые выкрутасы: что и говорить, с этими дойчланд-оригиналами не соскучишься! На почетное звание "гвоздя программы" может смело претендовать изысканная поэтическая фреска "The Great Open", наследующая многое от симфо-рока 1970-х: тут и вселенские драматические коллизии, и величественные инструментальные гармонии, и некий глубинный философский подтекст. Словом, чертовски "вкусное", отменно воплощенное произведение. А на десерт - финальный сюрприз от Alias Eye, небольшой салонно-джазовый перформанс, озаглавленный "Too Much Toulouse": довольно симпатичная зарисовка а ля "спокойной ночи, меломан".
Заключение: совершенно небанальный релиз, горячо рекомендуемый поклонникам современного прог-рока.

16 нояб. 2009 г.

Torbjörn Carlsson, Björn J:son Lindh & Ted Ström "Vinterhamn" (2005)

Совместное выступление мастеров шведской музыкальной культуры, каждый из которых сам по себе эпоха, явление, что и говорить, уникальное. К такой вот редкостной породе концертных релизов относится "Vinterhamn", записанный тремя седовласыми ветеранами нордической сцены при участии органистки Мари Норденмальм. Торбьорн Карлссон (гитара), Бьорн Джейсон Линд (духовые, клавишные) и Тед Стрём (вокал, гитара, клавишные) ответственно заявляют: пороха в пороховницах у них хоть отбавляй, чему прекрасным доказательством служит данная программа.
Пара фраз об участниках действа. Если с господами Линдом и Карлссоном все более или менее ясно (см. другие посты по теме), то о маэстро Стрёме (р. 1944) следует замолвить словечко. На родине этот матерый человечище пользуется большим авторитетом, да и немудрено. На заре семидесятых Тед являлся членом фолк-психоделических составов Scorpion и Contact. В 1973 г. он начал успешную сольную карьеру, за годы которой перепробовал многое - от менестрельских мотивов и масштабных оркестровых произведений до эстрадных шлягеров и музыки к кинофильмам. В общем, до крайности неординарная фигура, как, впрочем, и его компаньоны.
В процессе композиционной селекции пальму первенства отдали Стрёму, в итоге из представленных двенадцати треков пять на счету Теда, четыре принадлежат перу дядюшки Бьорна, оставшиеся - авторства скромняги Карлссона. Открывается диск возвышенной одой "Från Skagen", вызывающей ассоциации с Pink Floyd периода "The Division Bell" (особенно в части электрогитарных партий умельца Торбьорна), но колорит здесь, конечно же, сугубо скандинавский. Эстафету принимает деликатный поп-фолковый опус "Genon sommaren", по настроению перекликающийся с пластинкой "Vogts Villa" Мортена Харкета. "Sweet dreams" - нежнейшая акустическая пастораль с щемящими пассажами флейты, аккуратными струнными арпеджио и атмосферными клавишными. Известная линдовская жемчужина "Lake district" благодаря новой аранжировке звучит совершенно непривычно, ибо акцент сделан на торжественных перекатах церковного органа; очень и очень любопытная интерпретация. "Åt´n Albin" - своего рода "бард-рок", хрипловатый голос Стрёма оттеняется стройным смешанным хором. Зато последующая "Варшавская прелюдия" - пьеса классического толка, целиком основанная на изысканных фортепианных аккордах, местами усиленных мощными органными мазками. Несколько эмбиентальный характер носит замысловатый этюд "Spread your wings", продолженный не менее интересным номером "Adventsland" с фирменной шелестящей саунд-подачей Линда. Фольклорные напевы в "Vintersaga" разбавляются электрическими пассажами, укрупняющими смысловой драматический контекст. Заглавная "Vinterhamn" - оригинальный образец космического арт-рока по-шведски: жутко интригующее сочинение. Ярчайшая мелодическая фреска старины Бьорна "Härifrån till evigheten" - это попросту полный душевный катарсис, максимальный эмоциональный накал с обнажением каждого нерва. После такого необходимо погружение в элегию, что и происходит под умиротворенное течение красивейшей "Innan gryningen".
Заключение: в высшей степени превосходный live-set, блистательный акт настоящего искусства. Рекомендую.

14 нояб. 2009 г.

Jan Schelhaas "Dark Ships" (2008)

Переступив черту зрелости, трудно оставаться романтиком. Однако некоторым оно удается. К такого рода персонам принадлежит и органист Ян Шелхаас (р. 1948). Бывший клавишник великолепной группы Caravan и не менее замечательного ансамбля Camel, разменяв седьмой десяток лет, по-прежнему юн душой. Отвергая циничные реалии века двадцать первого, Ян продолжает жить в своем особенном мире, где так приятно встречать тихие рассветы над безбрежным океаном фантазии, где видение грозных парусов легендарного Летучего Голландца - вполне обычное дело, а воздух наполнен голосами друзей, давно уж растворившихся за пределами вечности...
"Dark Ships" - дебют Шелхааса в качестве самостоятельной творческой единицы. И хотя данный альбом не является концептуальным в привычном понимании термина, двенадцать треков его по сути - это одна большая песня. В основе каждой из композиций лежат уютные кентерберийские гармонии, чья красота подчеркивается не только взявшим на себя большую часть инструментальных партий Яном, но и проверенными коллегами-"караванщиками" - духовиком Джимми Хастингсом и гитаристом Дагом Бойлом. В отношении саунда балом правит атмосфера: никакой агрессивности, острых углов, неуемных скоростей... Мелодия - вот высшая добродетель для мастермайнда проекта, ей-то он и служит верой и правдой. По-домашнему теплый вокал Шелхааса - весомый атрибут картины, придающий той своеобразный шарм. Тонким лучиком света скользит голос Яна в пространстве мягких клавишных оркестровок, осторожных ритмических секвенций, отсылающих слушателя к краткому временному интервалу конца 1970-х - начала 1980-х - эпохе, когда мастодонты арт-рока примеряли на себя яркие ново-волновые пиджаки. Ностальгическими интонациями пропитаны многие уголки звуковых ландшафтов. Внимая мотивам типа "Sails in the Sun", ты словно незаметно перемещаешься к чистым бодрящим истокам, и тогда воскресают вокруг милые сердцу тени: обволакивающие позывные Camelовского шедевра "Nude" беспрепятственно пробиваются сквозь толщу лет, обретая новую оболочку. Эпическую пьесу "The Voyage of Doby Mick" я бы назвал респектом гениальному Джеффу Линну, экс-лидеру Electric Light Orchestra: Шелхаас, как и его вышеупомянутый великий соотечественник, мастерски синтезирует эстрадную составляющую с элементами симфонизма. Общая палитра усеяна радужными джазовыми капельками, хотя базис "Dark Ships" по большому счету классический. С прогрессивом релиз соотносится сугубо номинально. Нет здесь изощренных технических эскапад, виртуозного игрового безумства. Ян попросту демонстрирует полную внутреннюю свободу, потрясающее умение быть в ладу с самим собой. Он максимально открыт и честен с аудиторией, а подобное, уж поверьте, дорогого стоит.
Как бы там ни было, диск получился ненапряжным, трогательно-душевным и в определенном смысле "гурманским", рассчитанным на вечных лириков, способных адекватно воспринять заложенные в нем идеи.

11 нояб. 2009 г.

Sad Minstrel "The Flight of the Phoenix" (2001)

Маска грустящего менестреля не всякому артисту впору. Однако органисту итальянской готик-проговой группы Malombra Фабио Казанове (также сотрудничал с Höstsonaten) она вполне к лицу. Проект Sad Minstrel он затеял, полагаясь исключительно на собственные силы, а потому, помимо клавишных, самостоятельно отыграл гитарные партии, запрограммировал ударные, местами душевно подудел на вистле. Ну, и естественно, озвучил сие вокально, причем, без посторонней помощи. Лирика маэстро Фабио впитала темные флюиды его основной команды, что в итоге отразилось на портрете центрального персонажа альбома: наряду с традиционной печалью менестрель оказался наделен чертами настоящего безумца, воспевающего тайные страхи и призывающего себя уничтожать любого, кто осмелится встать на его пути (крайне показателен в данном отношении первый пункт истории - "Mad Minstrel"). Так что текстовая концепция пластинки далеко неоднозначна. Англоязычные (по большому счету) стихи синьора Казановы полны символов, значение которых вряд ли удастся разгадать непосвященному. Подозреваю, здесь мы имеем дело с некоей трансперсональной мифологией, где привычное бардовское обличье не более чем видимость. Но господь с ним, со смыслом. Пусть над этим трудятся любители ребусов, поговорим о том, что ближе и понятнее, - о музыке.
Композиционные планы "The Flight of the Phoenix" выстроены достаточно стройно, хотя в стилистическом отношении тут присутствует многое. Изобретатель и фантазер Фабио экспериментальным способом вывел странноватый гибрид, скроенный из частиц раннего семидесятнического прото-арта, фолк-рока, мрачноватых психоделических пассажей и легковесной готической ритмики. Причем, в одну обойму со своими авторскими вещами он умудрился загнать старинный окситанский мотив "Canzone Della Bambina di Triora", превратив его в довольно милую, преисполненную национального колорита песню, и народную ирландскую мелодию "The Butterfly", максимально выражающую вековечную внутреннюю драму обреченного на одиночество трубадура. Присовокупите к оному набор из надрывных откровений в заглавном, нервически-взвинченном этюде; прогрессивные заигрывания с маршевыми нотками, сопровождаемые манерной декламацией в духе не то Фиша, не то Мистера Доктора (Devil Doll) в треке "Silent Revolution"; проникновенную акустическую балладу "A Friend of Mine", интонационно навевающую воспоминания о жемчужных россыпях с шедеврального диска "Wildhoney" шведов Tiamat; космические переливы синтезаторов вкупе с теплыми органными аккордами, сдобренными контрастными гитарными риффами и пасторальными позывными духовых ("The Night of Beltaine"); мечтательную театральность а ля Genesis в короткой, но абсолютно законченной пьесе "The..."; плюс бесподобное фольклорно-симфоническое кружево венчающей картину эпической конструкции "The Wood of Memories". Расположите вышеозначенные детали в должном порядке, и получите на редкость оригинальное полотно, обладающее массой художественных достоинств, с которым не грех ознакомиться.

8 нояб. 2009 г.

Alan Loo "Memories" (2001)

Мультиинструменталист и композитор Алан Лу (р. 1963) - один из тех незаметных героев сцены, что по жизни довольствуются малым, но при том прекрасно знают цену своему таланту. В девятилетнем возрасте он начал посещать музыкальную школу при консерватории, где брал уроки игры на фортепиано. Однако со временем клавишные для Алана отошли в сторону, а на переднем плане возникла гитара, которую молодой человек освоил самостоятельно. Исполнительская манера его формировалась под влиянием мелодистов, отдающих предпочтение эмоциональной, чувственной стороне дела. Героями Лу в юную пору были Стив Лукатер (Toto), Дэйв Гилмор (Pink Floyd), Майк Олдфилд, Йен Бэйрнсон (The Alan Parsons Project) и многие другие. Параллельно паренька вдохновляли лучшие образцы киномузыки: Эннио Мориконне, Джерри Голдсмит, Вангелис, Джон Бэрри, Эрик Серра надолго стали негласными учителями для Алана. Следы былых увлечений в итоге нашли отражение в материале дебютного диска артиста - альбоме "Memories", чье авторство, как ни странно, принадлежит ударнику Алену Бурже.
Двенадцать непретенциозных сочинений этой пластинки маэстро воплотил в реальность при помощи хороших знакомых - органиста Жерома Машини, басиста Люка Вермона и вышеупомянутого барабанщика мсье Бурже. Изначальный отказ от вокала позволил ансамблистам сосредоточиться на мотивационных элементах картины, насытив ее разнообразными приятственными нюансами. Так, вступительный этюд в оркестровых тонах "Over the Hill" впитал многое из кинематографической среды; многослойные клавишные образы явно инспирированы саундтреками ведущих мастеров жанра и полистаночниками калибра Дэвида Аркенстоуна. Струнные аранжировки (ответственный - Йо Усаи) сотканы чрезвычайно искусно, а гитарная фразировка Алана здесь столь же страстна, сколь и аккуратна: типично французская элегантность, свойственная, к примеру, ветерану тамошней симфо-роковой сцены Жану Паскалю Боффо. "Spanish Highway" демонстрирует динамику в сочетании с лирико-акустическими откровениями: "вкусная" и достаточно оригинальная пьеса. Наполненная рефлексивными электрическими соло "Old Man" обнажает драму человека, вступающего в период старения. Заглавная вещь "Memories" - средоточие одухотворенной красоты арт-рока, помноженной на изящные пасторали эпохи барокко. Воинственными маршевыми нотками прошита разудалая зарисовка "Napoleon Way", тогда как последующий номер "Last Dream" - удачный образчик "умного" электро-попа в духе Кита Уоткинса. Жаждущим вкусить возвышенно-романтических интонаций специально адресована чарующая "Alone With You", а тех, кто предпочитает опусы пободрее, поджидает псевдо-ямайский фьюжн "Midnight Sun". Для поклонников стиля нью-эйдж заготована миниатюрная вокализ-сюита "Paradise Song". Найдется также отдушина и для упертых "классицистов" - камерная виньетка "Memories, Pt.2". Отсутствие "живых" ударных несколько смазывает впечатление от в общем-то неплохого трека "Angela" и финала, поименованного "Blue Light" (выручает эту надуманную историю яркая подача Алана).
Подытожим: крайне недурственный релиз, рассчитанный в первую голову на почитателей инструментального мелодичного симфоник-прога.

5 нояб. 2009 г.

Lito Vitale "Todos estos años" (2001)

Четверть века в музыке - дата более чем серьезная; время подведения итогов. Эту цель и преследует данная компиляция. "Todos estos años" - творческий отчет за десятилетия успешной сольной деятельности одного из известнейших артистов Аргентины. По традиции CD издан на независимом лейбле Ciclo 3, организованном в 1975 году с целью продвижения пластинок Лито Витале и его сестры Лилианы - основателей легендарной прогрессив-рок-группы M.I.A. Включенные на диск тринадцать инструментальных треков демонстрируют слушателю избранные произведения замечательного латиноамериканца - начиная от этюдов с его первой самостоятельной работы "Sobre miedos, creencias y supersticiones" (1980) до потрясающих масштабным размахом пьес, составляющих содержимое релиза "Día del Milenio" (2001). Уникальный полистилист Витале сверкает здесь разными гранями своего многомерного таланта. Кинематографическая образность вкупе с вангелисовской стихийностью, пышными оркестровыми формами и яркими мелодическими приемами ("Día del Milenio") открывают этот блистательный звуковой парад. Классические симфо-опусы легко и естественно сменяются эпическими фьюжн-темами ("Cuentos de la Media Luna"): фортепиано, синтезаторы, духовые, гитара и ритм-секция; светлая вечерняя печаль + тончайший региональный колорит выписаны с подлинным мастерством и любовью. И хотя местами напрашиваются аналогии с творениями Пэта Мэтини и Эла Ди Меолы, вряд ли кто-то станет оспаривать наличие у Лито собственного авторского почерка. Одой родному городу маэстро является красочное и эффектное танго "Buenos Aires" с его изумительными полифоническими структурами. И будто бы в противовес столь бравурному фейерверку эмоций следом идет сугубо клавишная камерная зарисовка "Recuerdos en mi bemol" - размеренное сочинение, превосходно иллюстрирующее любовное томление души. Полнометражная "La senda infinita" по внутренним кондициям приближена к фолк-артовому формату, тогда как 7-минутная "Ese amigo del alma" больше походит на своеобразный этнический поп-рок, наполненный лирическими обертонами. Прогрессивные тени скользят в интерлюдии "Poliladron", а развернутая конструкция "Desde casa" - легчайшая ностальгическая фантазия в софт-джазовых тонах с налетом зрелого классицизма. Колдовскими чарами окутывает игривый интонационный номер "El discreto encanto de ser porteño", заимствованный из репертуара Lito Vitale Cuarteto. Короткая "Zona de riesgo" - хитросплетение народной традиции с индивидуальным композиционным подходом. Драматические коллизии 10-минутной "Mañana es mejor" дарят нам еще один любопытный штрих к портрету неординарного аргентинского художника. Загадочная фреска "Museo" - удачная проба пера в электронной сонористике; впрочем, за оркестрово-эмбиентальным антуражем ее все равно угадывается нечто южноамериканское. Заключительная "Oriente y occidente" восхищает новаторскими разработками Витале, и остается лишь тихо завидовать богатому воображению мастера.
Итог: исключительная россыпь аудио-жемчужин, о которой хочется говорить только в превосходных степенях. Настоятельно рекомендую к ознакомлению.

2 нояб. 2009 г.

Mikael Ramel "Till Dej" (1972)

Микаэль Рамель (р. 1948) - один из самых неординарных артистов на шведской рок-сцене семидесятых. Будучи сыном актера и композитора Повеля Рамеля (1922-2007), он с детства приобщался к различным категориям музыки. Однако основные источники вдохновения для Микаэля остаются неизменными на протяжении десятилетий: Mothers of Invention, The Beatles, The Byrds, Buffalo Springfield, Dr John. Цветочные идеалы хиппи, светлые фольклорные пасторали, закрученность джаз-рока и концептуальные метаморфозы прогрессива в равной степени близки и понятны маэстро Рамелю. Посему в собственном творчестве он старался по возможности гармонично сочетать канонические тенденции указанных жанров, но действовал при том максимально оригинально.
Работа над дебютной пластинкой "Till Dej" длилась без малого три года. Началась она в 1969 г., на домашнем оборудовании Микаэля, а затем, с подачи отца, процесс продолжился в стенах Europa Film Studio. К звукозаписывающим сессиям привлекли опытных инструменталистов: Стефан Хёглунд - бас, Эрик Дальбёк - ударные, Сорен Хансен - конги, Андерс Норд - клавишные, флейта. Сам инициатор мероприятия отвечал за вокальные партии и все подвиды гитар. Кроме того, в качестве гостей на программе заявлены: Бенгт Дален (гитарные соло в паре треков), скрипач Матс Гленнгард, певица Турид Люнквист, пианист Пер-Эрик Нотини и другие хорошие люди. "Реализуй я это дело шестью месяцами раньше, и можно было бы смело утверждать, что "Till Dej" - первый прог-альбом на шведском языке", - грустно улыбается Рамель. Что ж, причина досады понятна: в тот злополучный период у Микаэля случились неприятности с законом, из-за проблем с наркотиками он едва не угодил за решетку. Но, слава богу, обошлось. Неукротимая энергия двадцатидвухлетнего юноши обрела нужное русло, о чем красноречиво свидетельствует результат.
"Till Dej" - замечательный и странный симбиоз различных культурных пластов. Здесь имеются типично бардовские акустические откровения, приукрашенные фоновыми органными переливами ("Hör Du På"); пышущее здоровой рок-н-ролльной энергией задорное буги ("Nå Då Så"); юморные и одновременно меланхоличные фолк-зарисовки с теплыми флейтово-скрипичными пассажами, чьи истоки лежат в традиционной скандинавской польке ("Pengar"); есть и прото-артовые этюды, созвучные ранней стилистике британских команд кентерберийской направленности ("Imorron E En Ny Da"), и колоритное лицезрение красот родной северной природы в фольклорно-психоделическом ключе ("5emtaktarn"), и пропущенные сквозь фьюжн-призму минорные нордические мотивы ("Långt in I Naturen"). Наиболее впечатляющим треком диска выглядит 11-минутный фанк-проговый опус "Artificiell Prana", сдобренный порцией сугубо рамелевского смехового абсурда (следует заметить, что представленный в бонусах и урезанный более чем вдвое англоязычный вариант этой композиции сильно проигрывает оригиналу по всем показателям). По-своему прекрасна маленькая "обкуренная" кода "Vi Må Också", где Микаэль экспериментирует с вокалом, добиваясь в итоге презабавного "эффекта Буратино"...
Выходу релиза сопутствовала изрядная шумиха в прессе. Критики были щедры на комплименты, расточали хвалебные отзывы по поводу самобытности материала, восторгались профессионализмом исполнителей, - словом пели Рамелю и К° дифирамбы. У публики данный рок-акт также снискал успех, и впоследствии обрел заслуженный культовый статус.
Обобщая вышесказанное: рекомендуется почитателям арта на фолковой основе, да и просто любителям по-настоящему качественных проявлений в сфере звукового искусства.