12 янв. 2010 г.

In Spe "Typewriter Concerto in D major" (1985)

В гипотетическом пантеоне ведущих представителей прибалтийского арт-рока эстонцы In Spe вполне могли бы претендовать на лидерство, причем с серьезным отрывом. Причин тому масса, но главная из них, пожалуй, связана с двумя центральными фигурами, поочередно заступавшими на капитанский мостик в группе, и, соответственно, формировавшими ее стилистический курс. Всю первую четырехлетку (1979-1983) существования In Spe у штурвала находился Эркки-Свен Тюур (р. 1959), выпускник Таллиннской высшей музыкальной школы имени Георга Отса по классам перкуссии и флейты. Занятость в команде Тюур успешно совмещал с учебой в консерватории, а его авторские достижения на почве прогрессива нисколько не мешали параллельно самоутверждаться в академической сфере. Результатом общественного признания заслуг Эркки-Свена явилось принятие оного молодого человека в Союз эстонских композиторов (1983). К тому моменту маэстро окончательно определился с выбором жизненных ориентиров и двинулся в сторону симфонического авангарда. Новым руководителем In Spe сделался Ало Маттийсен (1961-1996) - дипломированный дирижер и педагог. Его богатая фантазия, оригинальные идеи и свежие композиционные ходы замечательно раскрылись в период работы над второй пластинкой ансамбля.
Центральную часть альбома занимает 4-частная сюита для пишущей машинки. И это отнюдь не шутка. Далекий, казалось бы, от высокого искусства агрегат выступает здесь в качестве полноценного инструмента (ответственный - Иво Вяртс), периодически встревающего в мелодические гармонии, творимые остальными. Маттийсен весьма остроумно сумел вписать отрывистый машинный стрекот в общую партитуру. К слову, с пришествием Ало жанровая палитра, тяготевшая некогда к отстраненно-загадочному симфонизму, сильно обогатилась фьюжн-ингредиентами. В джаз-роковом ключе звучат гитарные соло Рихо Сибула, прозрачные перкуссионные эффекты Терье Терясмяа и Арво Урба, да и сам Маттийсен как клавишник отдает предпочтение электропиано (хотя о недостатке электроники говорить не приходится: Ямахи с Роландами тут как тут, ну и синтезаторщик Ури Тамм свое дело знает). Флером туманного мистицизма и отголосками реквиема пропитана проклассически ориентированная фреска "Feeling of Eternity", характер которой напрямую определяется саундом духовых Пеэтера Брамбата (флейта, тенор рекордеры) и Эя Ленда (французский рожок). Последующая "Rondo of the Broken Arm" напротив полна мнимой восьмидесятнической несерьезности, но если вслушаться внимательнее, окажется, что ритмические структуры ее очень даже непросты. В "Vallis Mariae" проступает тонкая мечтательность, выражаемая неторопливой гитарной вязью, обволакиваемой рефлексивными клавишными: исключительно красивая и душевная зарисовка. Финальным треком в исходном LP-варианте значился "You Will Not Lie Buried in Obscurity", принадлежащий перу Рихо Сибула и басиста Велло Аннука. Но занимавшиеся оцифровкой релиза и переизданием его в формате CD сотрудники французского лейбла Musea по настоянию Ало заменили вышеозначенную вещь пьесой "Departure" из сольного наследия Маттийсена. Так что именно этот ирреально-атмосферный эпический номер, перекликающийся с электронными прозрениями Эдуарда Артемьева, отныне служит кодой ни на что непохожей программы.
Резюмирую: "золотой фонд" мирового арт-рока. Безусловно, слушать. Хотя бы для расширения кругозора.

1 комментарий:

Dairos777azz комментирует...

Some of the most beautiful album in progressive history came from ex-URSS. This is a concrete truth, generally not so much contemplated. Both album from In Spe are strong classics, endowed of special beauty and artistic depth. Great like other estonian icones, Mess, Grunberg's works or Kaseke.