Ain Soph "Hat and Field" (1986)

Хранить верность идеалам в эпоху смуты - истинно самурайская черта. Казалось бы, восемьдеят шестой год. Временно замолчали душевно-мудрые Camel, не подают признаков жизни башковитые парни из Caravan. И только традиционно дальнозорким японцам нет дела до чумных метаний десятилетия. Воспрянув от сна, инструментальный квартет Ain Soph отважился поднять над оголтелым евразийским поп-шабашем знамя британского прогрессив-рока. А что еще оставалось этим лирически настроенным йокогамским артистам, если в анкетных данных четверки на правах фаворитов значились National Health, Jethro Tull, Fairport Convention, бэнд Билла Бруфорда, Metro и прочие англо-саксонские бригады? Короче говоря, с подачи Ёдзо Ямамото (гитары) члены ансамбля взялись фантазировать на вечно актуальные темы недавнего прошлого. И получилось у них более чем пристойно.
Своеобразным элементом новаторства в "Hat and Field" можно считать отказ от привычного аналогового триумвирата (меллотрон, орган, муг) в пользу полифонических синтезаторов с расхожими для тихоокеанского региона названиями: Korg, Yamaha, Akai. Прочее тянет на реставрацию хорошо забытого старого. Вот, к примеру, комплексный вступительный трек "The Swan Lake". Светлое акустическое интро фольклорного типа сменяется весьма характерным рисунком. Нет, как лидер-гитарист Ёдзо не копирует Энди Лэтимера, но его композиционное мышление отталкивается от канонических приемов ранних Camel. Вдобавок в игре господина Ямамото чувствуется превосходная джазовая подготовка, способствующая достаточно грамотному наведению мостов между фьюжн- и рок-берегами. Короткий этюд-связка "Little Pieces, Part 1" воспринимается сугубо европейским сюжетом. Здесь единолично властвует клавишник Кикуо Фудзикава. Импрессионистская лазурь синти-партий чарует теплотой, свежестью и прозрачностью красок. Слушателя усыпляет романтика сонического пейзажа, воссозданного с удивительно тонким пониманием сути. 10-минутная титульная сюита - пышное лакомство для успевших соскучиться по мечтательному симфо-арту. На ум приходят голландские мелодисты уровня Lady Lake с их почтительным следованием заветам высокородного Верблюда. Однако, расслабив потенциальную аудиторию, хитрюги Ain Soph под занавес пускаются в технарскую круговерть. Но даже стремительная кавалькада пассажей не в силах разрушить общее впечатление от замечательной звуковой прогулки. Остро отточенная гитарная штриховка и броские пируэты ритм-секции в контексте номера "Mizzle" - явная дань уважения джаз-рок-корифеям калибра Аллана Холдсуорта; драйв и энергетика тут переливаются через край. Зато спокойное изящество посвященной Паю Хастингсу и Ричарду Синклеру фрески "Canterbury Tale" действует ровно противоположным, умиротворяющим манером. Симфо-волшебство и фьюжн-виртуозность олицетворяют идейный смысл вещи "Magic Carpet". Ну а после колоритной интерлюдии "Little Pieces, Part 2" неугомонные дальневосточные граждане демонстрируют предельно авантюрный финальный опус "Pipe Dream", сочетающий в себе все стилевые кондиции разом.
Резюмирую: шикарный (без скидок на восьмидесятые), брызжущий вдохновением прогрессив, призванный удовлетворить эстетские запросы страждущих. Наслаждайтесь.  

Комментарии

Влад Василь написал(а)…
Вот уж, никогда бы не подумал что могу быть любителем японской музыки.
Хотя... японского тут как раз и не слишком много. Замечательная музыка! Очень напомнила Верблюдов. Спасибо!
Sergei Uvaroff написал(а)…
На здоровье. У Ain Soph, конечно, далеко не все программы равноценны по качеству. Но этот диск вместе с пластинкой "A Story of Mysterious Forest" составляет абсолютно чудесную дилогию. Фактически классика арта 1980-х.