Wang Wei 4tet "Wang Wei 4tet" (2009)


В эпоху династии Тан китайский поэт, музыкант, художник и чиновник Ван Вэй (701-761) обрел славу величайшего из певцов природы. Хотя извечные атрибуты его лирики (подернутые туманом водные пространства, леса и горы) нередко встречались в опусах стихотворцев Поднебесной, но именно историям Ван Вэя, изложенным колоритным, образным языком, было уготовано бессмертие. К концу жизни этот адепт чань-буддизма достиг совершенной простоты своих текстов. Неслучайно и в XXI столетии поэзия азиатского мудреца по-прежнему пленяет читателя своей предельно ясной красотой. Одним из поклонников творчества древнего китайца стал бельгийский гитарист Эммануэль Бэйли - классический воспитанник, виртуоз, дипломант различных международных конкурсов. Он же - основатель Wang Wei 4tet, куда вошли коллеги Эммануэля, выпускники Льежской консерватории Марин Горбачевски (виолончель), Лоран Менье (альт- и сопрано-саксофоны), а также джазовый ударник Ксавье Роже. Канонические откровения восточного ученого мужа формально обеспечили четверке отправную точку в звуковом поиске. Однако за фасадом почерпнутых у Ван Вэя названий притаились по-настоящему гибридные композиции экспериментального толка. И поскольку охарактеризовать их вкратце навряд ли получится, попробуем рассмотреть представленные треки пошагово. 
Вступление "Au monastère de Po-shan" распахивает врата в странный авант-джазовый мир Wang Wei 4tet. От неторопливой спаренной комбинации "сакс + виолончель" веет обманчиво знакомым ритмическим рисунком в ключе Unvers Zero. Впрочем, на сем сходство и заканчивается. Далее размыкаются абсолютно невообразимые темповые эскапады. Слушателя то оглушают яростью полифонических атак, то пеленают в психоделический саван под мелодичное гудение, завывание и позвякивание, а то и вовсе тянут жилы посредством камерного измывательства над струнными. Действие пьесы "Birds" протекает в поисках утраченной гармонии. От "кривых" академических авангардных диссонансов исполнители углубляются в смежную сферу фри-джаза, где продолжают напропалую "чудить" (каждый - в соответствии с индивидуальным сценарием). В "Ballade de Long-xi" разветвленные маршруты уступают пространство коллективному напору. Но и в сводном хоре всегда имеется шанс продемонстрировать отдельные грани таланта. Здесь практически у любого из квартета есть возможность для маневра-бенефиса. Лоран выплетает хитроумные духовые узоры на фоне изобретательных брейков Ксавье, Марин использует виолончель в качестве равноценной замены контрабасу, тогда как затейник Эммануэль скромно трудится над созданием необходимого электрического бэкграунда. Между тем, в следующем номере "Frogs" мастермайнд берет реванш, отыгрывая акустический фьюжн-эскиз для соло-гитары, предваряя легкое умопомрачение в виде "Chant de Frontière". Означенная вещь - настолько ядреная помесь "буддистского" этно-рока, джаза и РИО, что после нее сложно чему-либо удивляться, пусть даже в дело вступает нервно-меланхоличная мозаика "Fürchte dich nicht". В фантазии "Cats" авант-завихрения "филармонистов" накручиваются на гофрированный сердечник из джазовой стали, да и в "Dans la chambre d'un" перкуссионные грувы - единственный стройный элемент картины, ибо остальное находится во власти импровизационной стихии. Финальная "Visite au moine" в напевных моментах звучит не менее симпатично, чем сочинения шведов Makajodama, зато центральная ее часть - торжество забористо-ершистого атонального джаза.
Резюмирую: оригинальная команда с уникальным авторским почерком и всецело некоммерческим подходом к музыке. Рекомендуется любителям серьезных художественных актов в стилистике RIO, free jazz и chamber avant-prog.  

Комментарии