30 янв. 2019 г.

Gordian Knot ‎"Gordian Knot" (1999)


Если в команде фигурируют три гитариста, пара басистов и ударник, да к тому же добрая треть из них – техно-трэшеры со стажем, результат, по идее, ясен загодя: антигуманный "адский тарарам". Но как же, чёрт возьми, приятно ошибиться! Ибо, невзирая на экстремальные опыты закопёрщика Шона Мэлоуна в рядах Cynic, его героями с юности значились Гедди Ли (Rush), Крис Скуайр (Yes) и Мик Карн (Japan). И музыка, о которой втайне грезил молодой американец, имела совсем немного общего с беспощадным тяжметом. В конце 1990-х Мэлоуну представился шанс воплотить мечту. Перво-наперво он сделал звоночек приятелю – драммеру Шону Райнерту (Death, Cynic). А затем с лёгкой руки последнего удалось подключить к процессу монструозного touch-гитарреро Трея Ганна (King Crimson, соло), маститого стикиста Джона Маюнга (Dream Theater), виртуозных шестиструнников Рона Ярзомбека (Watchtower) и Глена Снелуора. В силу географической разобщённости компаньонов (Флорида, Вашингтон, Техас, Нью-Джерси, Калифорния) материал записывался на шести различных штатовских студиях. Процесс сведения осуществлял головастый Марк Пратор (Morrisound Recording Studio) под продюсерской опекой Мэлоуна и Ганна. Тиражировать пластинку рискнул ангел-спаситель подающих надежды прогрессоров Кен Голден, глава лейбла The Laser's Edge. И, как водится, не прогадал.
Футуристические проекции интро-фазы "Galois" способны сбить с толку кого угодно. Кажется, увлекшийся сонорными упражнениями Шон вот-вот растворится в астральной эмбиент-беспредельности, навсегда отринув суетность грешного мира. Но не тут-то было.  Ветреный скрежет буддистских колёс сменяется высокочастотной фьюжн-конкретикой трека "Code / Anticode", в чьей навороченной структурной сетке затейник-композитор исхитряется приберечь пару уголков для пространных клавишных медитаций. Ершистые дисторшн-куски чередуются с тонко исполненными репетитивными коанами ("Reflections"). Жёсткость и смурь теряются перед округлыми, замкнутыми на себя имагинативными пассажами. Неторопливый дуэт Шона и Трея "Megrez" населён призрачными субстанциями из недоступных глазу миров, тогда как в ломаных траекториях этюда "Singularity" прог-металлический вихрь тщетно пытается заглушить трепетный, лучистый пламень гармонии. Печальная фреска "Komm Süsser Tod, Komm Sel'ge" И.-С. Баха в аранжировке Мэлоуна приобретает дополнительный энигматический флёр. И совсем экзотическим видится эксперимент по сращиванию природных афро-тенденций с насквозь техногенным фьюжн-прогом ("Redemption's Way"). Чумовая пьеса "Rivers Dancing" открывается озрикоподобными риффами, продолжается скоростными соло-проходами и благозвучно-потусторонними лирическими отступлениями от заданной линии. 9-минутная конструкция "Srikara Tal" предлагает слушателю погрузиться в этническую транс-негу псевдовосточного образца. А идущие бонусами кавер-версия на тему "Unquity Road" Пэта Мэтини и одиночная рефлексия "Grace" расширяют стилевой диапазон за счёт мелодичного джаз-рока и поэтичнейшего басово-синтезаторного монолога редкостной мотивности и прозрачности.
Резюмирую: удивительная, не имеющая аналогов коллекция произведений, идеально рифмующихся с приставкой "арт". Очень рекомендую.


 Gordian Knot 

27 янв. 2019 г.

Kandahar "In the Court of Catherina Squeezer" (1975)


Вызывающе фривольное оформление лицевой стороны LP-конверта "In the Court of Catherina Squeezer" – не иначе как дань странноватому чувству юмора участников Kandahar. Из той же категории зафиксированное на обороте посвящение мастерицам "обнажёнки": Линде Лавлейс (героиня порноклассики "Глубокая глотка") и актрисе Чести Морган (урождённой Лилиане Вильчковской). Между тем второй диск бельгийцев создавался в весьма непростой обстановке. Руководителю проекта, многостаночнику Карелу Богарду, для обеспечения жизнеспособности собственного лейбла Dwarf приходилось браться за всё разом. А именно: в связке с гитаристом Джеффом Де Виссером сочинять и разучивать свежий материал Kandahar, записывать сольный альбом "From Dusk Till Dawn", разнообразно взаимодействовать с крайне непохожими друг на друга артистами – поп-органистом Иваном Гилини, фри-джазовым коллективом The Full Moon Trio, фолк-рокером Сонни Зандуэтой, симфо-прогрессорами Banzai, блюзменами Tjens Couter... Определённо, нужно было иметь железное здоровье и стальные нервы, чтобы заниматься этим единовременно. (Забегая вперёд, скажу, что кипучая деятельность Карла не уберегла Dwarf Records от банкротства и последующего его поглощения концерном IBC.) Невзирая на сложности, разросшийся до размеров септета ансамбль (с трубачом Гвидо Антониссеном и взятым на постоянной основе тромбонистом Клементом Ван Хофе) выдал очередную замечательную пластинку.
Вступительный номер "Jungle Dreams" – мотивная фьюжн-гамма с налётом фанка и протяжно-"ликвидными" позывными синтезатора Даволи от специально приглашённого музыканта Феликса Мертена. Приятное, абсолютно бесконфликтное начало, на пятки которому наступает противоположного характера вещь "I'll Still Have My Soul". Тут милый сердцу Богарда похмельно-хриплый блюз-рок для приличия сдобрен брасс-оркестровкой. И уже по мере развития сюжет ускоряется втрое, испуская протуберанцы чистейшего позитива. Таинственный инструментальный этюд "L's Mood" кондиционно близок произведениям джазово-кентерберийского плана. В палитре преобладают духовые, но и остальные средства не теряются на общем фоне (отдельно отмечу гитарно-басовую перекличку Де Виссера с Жан-Пьером Клезом). Далее по списку – изящная пьеса "Song for Catherina". Фонтанирующие идеями авторы Джефф и Карел без особого труда сплавили вместе элементы фламандского фолка, отголоски ренессанса, среднетемповый арт-рок и размашистый симфонический пафос. Результат получился на удивление целостным, выразительным и напрочь лишённым надуманности. В канве бессловесной фрески "Lahti Jumps" привлекательная форма, дополненная интригующим содержанием, реализовалась на крепком художественном уровне; прогрессив-фьюжн в наилучшем виде. "Гвоздь" программы – 16-минутное полотно "The Day I Came to Life". Эпические претензии композиторского тандема вылились в торжественный трубный зов, сдвоенный женский вокализ под фортепианный аккомпанемент, чередование философских chamber-эпизодов с не теряющими мелодичности групповыми атаками и другие интересные решения эстетического свойства.
Во второй половине 1970-х Богард, передав бразды правления коллеге Де Виссеру, покинул ряды Kandahar. Последние нашли приют под сводами театра Ghent Arena и благополучно дотянули до середины восьмидесятых. Однако то была принципиально иная команда, чья история – предмет для совершенно особого рассказа.

Kandahar

22 янв. 2019 г.

Upright "Opinion" (2004)


У канадской формации Upright судьба оказалась трудная, но счастливая. Основали группу в 1996 году Эрик Мартин (бас) и Бенуа Вердан (ударные). Оба на тот момент числились студентами музыкального отделения монреальского колледжа Cégep de Saint-Laurent. Вскоре к дуэту примкнули саксофонист Бернар Барибу и клавишник Эрик Сен-Жан. Не размениваясь по мелочам, молодёжь затеяла играть джаз. И преуспела. Талантливый квартет отметили премией на местном смотре-конкурсе искусств. Поскольку все четверо обладали способностями к сочинительству, за демо-альбомом дело не стало. Однако издать материал в нормальном качестве ребятам так и не удалось. После активных летних выступлений в джаз-клубах каждый из них решил пойти своей дорогой... Минуло семь лет. И дипломированный выпускник Монреальского университета Эрик Мартин захотел возродить бэнд. К этому времени у парня имелся с десяток дожидавшихся реализации авторских композиций. Из прежних коллег на зов Эрика откликнулся лишь духовик Барибу. Остальные участники подобрались благодаря старым институтским контактам. Аннам Нгуен (гитара), Марк-Этьен Саваж (клавишные), Жером Шамберлон (ударные) с удовольствием включились в работу. И в декабре 2003 г. после серии бесплотных попыток обновлённым Upright всё же удалось запечатлеть в студии инструментальную программу "Opinion".
Открывающая вещь "Nouveau Départ" демонстрирует всю серьёзность намерений канадцев. Крепкая ритм-секция, солидная партия гитары, философские саксофонные рулады с толикой угрюмости, атмосферная синти-посдветка... Уверенный, профессионально скроенный фьюжн. И эта рассудительность – без суеты, лишних нот, ненужных заигрываний со слушателем – импонирует. Титульная пьеса при общей лирической направленности содержит массу интересных, сугубо джазовых финтов. Здесь у любого ансамблиста есть собственная возможность для "цыганочки с выходом", но на правах ветерана этим преимуществом пользуется "свадебный генерал" Бернар. Трек "Le Grand" предназначен ценителям клубных джемов. Томная вязь духовых перетекает в плоскость броского электрического диалога с виртуозно-хлёсткими фразами и крайне интригующим развитием замысловатого сюжета. Зарисовка "Some Food" апеллирует к традициям брасс-рока, правда, с уклоном в привычный для квинтета неулыбчивый стиль. Оживляют повествование разве что нарочито легковесные синтезаторные пробежки Саважа. Впрочем, на существенное отступление от заданной линии рассчитывать не следует. Командный дух и предельная слаженность Upright лучше всего ощущаются в маневровой схеме "Maverick". Бойцы под чутким руководством Мартина поразительно тонко и точно взаимодополняют друг друга. Авантюрно-свинговый, с налётом "олдскульности", эпизод "Progression" служит определённой разгрузкой перед хитроумно сконструированным опусом "Stay Put" – внешне, быть может, не очень выразительным, зато скрывающим в себе ряд нюансов. Финальная фаза "Z" хороша тройным солированием – сакса, баса и фоно/органа. Мастерство в чистом виде, как оно есть.
Резюмирую: не прогрессив, но великолепно придуманный и по-взрослому воплощённый джаз-рок. Замечательная находка для меломана-эстета. Рекомендую. 

Upright

19 янв. 2019 г.

Mike Gibbs "The Only Chrome-Waterfall Orchestra" (1975)


Рождённый на британской колониальной земле в Южной Африке, подданный Её Величества Майкл Клемент Ирвинг Джиббс (р. 1937) к началу 1970-х годов зарекомендовал себя мастером на все руки. Тромбонист, пианист, ударник, дирижёр, композитор, аранжировщик... Короче, абсолютный профи. Чему, в принципе, грех удивляться, ведь в послужном списке дипломированного выпускника и преподавателя музыкального колледжа Беркли фигурировали коллективы Jazz in the Classroom, The John Dankworth Orchestra, The Graham Collier Septet, The New World, The New Jazz Orchestra, The David Lindup Big Band и т. д. Будучи закоренелым джазменом, маэстро не стеснялся контактов с представителями иных направлений. К примеру, в середине "золотого десятилетия" сотрудничал с Uriah Heep. Да и собственные работы Джиббса, если разобраться, отличались приличной жанровой широтой. Интересовался он всем понемногу – от фанка, ритм-энд-блюза и джаз-авангарда до прогрессивного фьюжн-рока и саундтреков. Плодотворно взаимодействуя со склонными к кроссовер-авантюрам коллегами – Иэном Карром (Nucleus) и Нилом Эрдли – Майк неустанно способствовал продвижению стиля "third stream". Обкаткой авторских сочинений на публике Джиббс занимался сперва с The Mike Gibbs Band, затем с The Mike Gibbs Orchestra. Пиком его художественных исканий можно считать пластинку "The Only Chrome-Waterfall Orchestra", о которой и пойдёт речь ниже.
За реализацию инструментальных идей Майка отвечала могучая международная сборная, в том числе духовики Чарли Мариано, Стэн Зальцман, Тони Коу, Дерек Уоткинс, Кенни Уиллер, гитарист Филип Катеринэ, басист Стив Суоллоу, ударник Джамма Сантос и прочие замечательные люди. Непосредственный зачинщик действа ограничился скромной должностью клавишника и функциями дирижёра внушительного сводного оркестра талантов. Спродюсированный небезызвестным Джерри Броном диск открывается колоритной пьесой "The Lady Mac: In Retrospect". Искристый мажорный арт соединён здесь с джаз-роковой интригой в крайне занимательную мозаику полифонического свойства. Волшебную этно-фьюжн-фреску "Nairam" добавил к коллекции джиббсовских произведений гитарреро Катеринэ. Годом ранее эта вещь украсила сольный альбом Филипа "September Man". И вот теперь без особых проблем вписалась в структуру "The Only Chrome-Waterfall Orchestra". Задиристая "Blackgang", придуманная троицей Боб Мозес/Майк Джиббс/Стив Суоллоу, – игровой аттракцион с подвёрстанным под фанк-ритм фри-джазовым рисунком. А после неё в строй вводится тягучий номер "Antique", чья унисонно-медитативная основа прострочена затейливым саксофонным штрихом. 7-минутная временная шкала опуса "Undergrowth" отмечена любопытными нюансами: тут и предвосхищающие индустриальную пост-панк-эквилибристику Роберта Фриппа секвенции, и мотивы индийской раги, подсвеченные партией электровиолончели специально приглашённого Колина Уокера (Electric Light Orchestra). Условно лирическое полотно "Tunnel of Love" – яркий образчик "третьего течения", где сквозь тени симфонического академизма проступают джазовые авант-силуэты. Венчает программу фактурный коллаж "Unfinished Sympathy", разветвлённый монотематизм которого держит слушателя в напряжении до самого финала.
Резюмирую: великолепный фьюжн-арт-эксперимент, воплощённый с неподдельным азартом, подлинным мастерством и безукоризненным вкусом. Рекомендую.


Mike Gibbs

15 янв. 2019 г.

Anekdoten "Nucleus" (1995)


Шёпот и крики. Ярость, расколовшая надвое угрюмую бездну меланхолии... Апологетам скандинавской рефлексии внезапно наскучило прозябание в привычном коконе. Жажда острых ощущений согнала их с насиженных мест, подстегнула к хождению босыми пятками по углям сумасшедшей реальности.
Сравнивать лирический арт-шедевр "Vemod" c эмоциональным вихрем "Nucleus" – дело зряшное. Общего в обеих картинах весьма немного. Заснеженная грусть прошлого оказалась вытеснена могучим ураганом страстей, наличие которых вряд ли кто-то подозревал в угловатых фигурах Anekdoten. Любители пространных откровений сбросили оковы сна. И удивили кардинальным преображением. Под костюмом Пьеро обнаружился плотоядный монстр, необузданный в собственной дикости, завсегда готовый к атаке. Аналоговые клавишные? Исключительно ради глубины звука. Сюда же виолончель. И мотать-накручивать нервы на фоне железного лязга, искажённых гитарных воплей, диссонансных аккордов и горячей пульсации ритма. Это не "альтернатива", не "трэш", не "блэк". Это новая суть уникального прог-квартета. Вызов публике? Да. Переломный момент? Бесспорно. А ещё – качественно иная драматургия, существующая по совершенно особым законам. Борьба за свободу от масок и жанров.
Титульный номер оглушает кримзоидной мощью, упругими басами, коллективными приступами агрессии, непонятным гармоническим манером сочленёнными с тягуче-аморфным вокалом Яна Эрика Лильестрёма. Металлизация саунда, конечно, не самоцель, но крайне действенное средство в умелых руках шведской четвёрки. И пусть не введёт вас в заблуждение стартовая фаза пьесы "Harvest" с декламацией текста под сурдинку переливов электропиано от звукоинженера Томаса Андерссона. Ибо огненный шквал вот-вот оторвёт с петель тщедушную дверь надежды. Двухчастная "Book of Hours" поначалу умножает печаль психоделическим раскачиванием незримого маятника, а после растирает в пыль сберегаемую про запас горстку душевного тепла. Взрывы меллотронно-гитарного насилия чередуются с певческими монологами фронтмена, хаос сопрягается с ясной мелодикой. И всё это подано чертовски эффектно. Сэмплированный эпизод "Raft" служит прелюдией к армированному инструменталу "Rubankh" – эдакой авангардной чёрной мессе, навевающей воспоминания о "риошных" стенаниях Present. По ходу развития унисонно-индустриальной элегии "Here" подспудно ждёшь какой-нибудь пакости: мол, знаем мы вас, голубчики; сейчас наверняка вжарите по-крупному. Ан нет. На протяжении семи с гаком минут процесс протекает в едином медленном русле. Только скрипка Хелены Келландер под занавес трека добавляет умиротворения всеобщему трауру. Повествование "This Far From the Sky" испещрено такими замысловатыми параболами, что поневоле теряешься в лабиринте мешающих красоту с уродством кривых зеркал. Зато в робко лучащейся мерным светом песне "In Freedom" (не иначе как награда за терпение) угадываются тени прежних скромников Anekdoten. На правах бонуса – бессловесный минималистский краут-психодел "Luna Surface" – занятный штрих к курьёзному портрету.
Резюмирую: нашпигованный солью, перцем и картечью ядрёный релиз, стопроцентно оправдывающий своё название. Пропускать не советую.

Anekdoten

11 янв. 2019 г.

Kandahar "Long Live the Sliced Ham" (1974)


Бельгийская прогрессивная сцена 1970-х – неизведанная территория для большинства меломанов. Но игнорировать её существование, коль скоро там водились команды уровня Kandahar, было бы непростительной ошибкой. Этот оригинальный бэнд (по сути – альтер эго голландцев Supersister) зародился благодаря усилиям опытного мультиинструменталиста Карела Богарда (р. 1944). После бурной юности в стиле "скифл" и различных блюзовых экспериментов на излёте 1960-х он отчалил в Париж. Всласть поджемовав с местными музыкантами, Богард через пару лет возвратился в родной Гент абсолютным профессионалом, что подтверждалось сольной записью "Blues From Over the Border" (1971). Открытый новым звуковым формам, Карел не мог пройти мимо набирающего силу прог-рока. И загорелся сделать нечто в аналогичном ключе. Поиск единомышленников увенчался успехом. В партнёры к затейнику Богарду (клавишные, синтезаторы, гармоника, перкуссия, вистл, вокал) напросились гитарист Джефф Де Виссер и ударник/виолончелист Этьен Деларьё из бит-ансамбля The Atlantics, басист Жан-Пьер Клез, духовик Джеки Эддин. Собственно, так и сложился костяк Kandahar. Дабы избежать кабальных обязательств перед лейблами, дальновидный мастермайнд Карел основал рекординг-контору Dwarf Records. И понеслось. В 1974-м члены группы спродюсировали и выпустили сингл "Survivin' Boogie / The Dark Hole Rag", за которым последовал полноценный лонгплей "Long Live the Sliced Ham".
Вступлением служит среднетемповый джаз-роковый этюд "Down at the Finckle's" с ведущей ролью брасс-секции (саксофонному кудеснику Эддину помогают трубач Ян Десме и тромбонист Клемент Ван Хофе), оттеняемой шикарной блюзовой соло-гитарой Де Виссера. Затем квинтет совершает арт-кульбит в виде загадочной фрески "Eyes of Glass", чьё содержимое вмещает в себя синти-космизмы и оркестровую монументальность духовых. 8-минутная пьеса "Outside of Reality" сдвигает фокус в область нарративного эпического пафоса, разлапистых 'кентербери'-пассажей, отсылающих одновременно к Caravan и Camel, псевдоковбойской пародийной вестерн-тематики и бравурной финальной стадии в броской эстрадной манере. Заводную "Survivin' Boogie" сложно воспринимать всерьёз. Вероятно, и не стоит. Скорее тут мы имеем дело с умозрительным респектом рок-н-ролльным "коротким штанишкам", из коих вымахали всем на загляденье бельгийские чудо-богатыри. Нестройное акапельное многоголосие в завершающей номер фазе – явное свидетельство в пользу стёбной природы Kandahar. Натуральный "цирк с конями" виртуозы-пересмешники устраивают в контексте чумовой зарисовки "The Walkin' Piles". Здесь вам и прог-блюзовые заморочки, и скоростной пулемётный речитатив, и макабрические сентенции с нарочито хмурыми выражениями невидимых глазу лиц. Дань модной в ту пору фэнтези-литературе демонстрирует психоделико-неоклассический этюд "The Hobbit", скроенный по лекалам другого обожателя старины Толкина – легендарного шведа Бо Ханссона. Композиционные навороты "The Fancy Model" сошли бы за чистой воды глумление над джазовыми стандартами, кабы не лукавый прищур и склонность к чудачествам а ля Samla Mammas Manna. Даже заключительный лирический экскурс "While She Flies Away" стараниями Богарда со товарищи превращён в забавную издёвку над жанром баллады; уж такие они весельчаки-юмористы.
Резюмирую: превосходный дебютный акт одной из интереснейших прог-формаций стран Бенилюкса. Рекомендую. 


Kandahar

8 янв. 2019 г.

Calomito "Inaudito" (2005)


Авангардный джаз-рок с уклоном в "кентерберийство" – явление для Генуи почти что традиционное. Тут, понятное дело, нужно благодарить культовый бэнд Picchio dal Pozzo, приобщивший земляков к данной разновидности прогрессива. И сегодня духовными последователями легендарных семидесятников можно с полным правом назвать инструментальный секстет Calomito. Эти разудалые парни заявили о себе ещё в 1998 году. Однако долгое время им не удавалось прикрепиться к профильной рекординг-конторе. Тем не менее сдаваться без боя итальянцы не думали. И в конечном счёте групповые мытарства окупились сторицей. Выпущенный в 2004-м и состоящий из трёх импровизационных композиций самиздатовский миньон Calomito "Sheparella Marella" привлёк внимание сотрудников лейбла Megaplomb. Таким образом, наши герои всё же заключили давно желанный контракт. А через баснословно короткий срок разродились дебютной пластинкой "Inaudito". Непростые произведения ансамбля вкупе с комплексной саунд-раскладкой (к стандартному рок-инструментарию присовокупили скрипку, альт, контрабас, саксофоны и трубу) заинтересовали поклонников серьёзной музыки в различных уголках земного шара. Не осталась в стороне и пресса, отметившая игровую технику и уникальную полистилистику коллектива, включающую разномастные этнические приёмы. Ну-с, не будем дальше ходить вокруг да около, а попытаемся рассмотреть сочинения Calomito со своей колокольни.
Нервные пиццикато струнных, звонкий хрусталь перкуссии, интригующие партии духовых, мрачноватый бас, фактурный свинг ударных, моменты атакующего командного напора + имитация вкрадчивого звучания ситара – такова приблизительная картина номера "Collante". Моментами соническая ворожба шестёрки напоминает бесподобных бельгийцев A Consommer de Préférence, но в целом стратагема генуэзцев достаточно оригинальна. Аморфный авант-фьюжн "Nautilus" служит иллюстрацией к подводной одиссее воспетого Ж. Верном капитана Немо: диссонансные пересечения электропиано и синтезаторов с резкими партиями сакса отражаются яркими вспышками в тёмных глубинах условно безвоздушной среды. Клезмеровское влияние намеренно подчёркивается в рамках узорчатой оркестровки опуса "Am Ha' Aretz": на редкость затейливо и самобытно. Этюд "Ebetus" смешивает loop-футуристику с эстрадной биг-бэндовой подачей и высоколобым фри-джазовым разбродом; и вот противоречащие, казалось бы, друг другу сегменты опытным путём внезапно обнаруживают общую точку сборки. Гипнотическая арабеска "Dal Buffo Buio" демонстрирует искусный дуэт духовика/перкуссиониста Федерико Барраи и ударника Паоло Риккардо; удивительно, как при абсолютном минимуме средств получается удерживать на должном уровне градус эмоционального напряжения. Дурковатая фреска "Rutz" – по-тарантиновски абсурдный хаотический коктейль из всего разом. И, если угодно, проверка на эрудицию (вычленять из общего музыкального гвалта знакомые мотивы – гарантированное лекарство от скуки). Умиротворённая пьеса "Nascosto" с гитарными гармониями Марко Раверы подобна созерцанию ленивого движения облаков посреди мексиканской пустыни. Замыкает венок сюжетов шизофреническая миниатюра "Kaizer" – беспричинный приступ лихорадочного веселья в камере смертников.
Резюмирую: достойный пример актуального фьюжн-прога с авангардным душком. Любителям кентерберийского джаз-рока – на заметку.


Calomito

5 янв. 2019 г.

Anssi Tikanmäki ‎ "Maisemakuvia suomesta / Finnish Landscapes" (1981)


И какой же северянин не любит родной природы! Финский композитор Ансси Тиканмяки (р. 1955), к примеру, так просто одержим ею. Выросший среди пейзажей исторической провинции Остроботния, он с юности пытался запечатлеть всеми доступными способами красоту здешних мест. После домашних уроков фортепианной игры, молодёжного гитарного бума, вызванного увлечением бит- и рок-музыкой 1960-х, Ансси вновь обратился к корням – фольклору и классике. И принял решение заняться реставрацией народных мелодий. С этой целью в 1974 году Тиканмяки поступил в Академию Сибелиуса (Хельсинки). А параллельно стал посещать курсы в Оулункюльском колледже эстрадно-джазового искусства под руководством Клауса Ярвинена. Спустя несколько лет инициативный молодой человек со своими друзьями организовал группу Ikaros, в составе которой представлял Финляндию на конкурсе песни "Интервидение" (1978) в польском Сопоте. Конец семидесятых ознаменовал для Ансси пору личных творческих побед. Сочинённая им арт-роковая сюита "Finnish Landscapes" в ноябре 1980 г. была исполнена на публике ансамблем Ikaros совместно с оркестром Академии Сибелиуса. Причём выступление транслировалось по телевидению. А вышедшая годом позже пластинка ‎"Maisemakuvia suomesta" закрепила успех маэстро Тиканмяки и сделала его имя знаменитым на всю страну. Да и как иначе, если отныне пьесы с лонгплея активно крутились на радио, звучали в телефильмах, включались в симфонические концерты и разучивались в школах?
Открывает программу бравурный номер "Lapin Tunturit" ("Сопки Лапландии"). Сочетание эстрадной ритмики, джазовых ракурсов (хороши саксофонные соло Эсы Юутилайнена и партия электрогитары Петера Лерхе), развёрнутого полифонического обрамления (увеличенная струнная секция) и неоклассического пафоса не несёт в себе определяющих национальных черт. Но уже в рамках трека "Aamu lakeuksilla" ("На равнине поутру") слышится дыхание тёплой скандинавской грусти, распахивается истинно волшебный мир дивных красок, запахов и соцветий. Иного плана картина воспроизводится в пространстве этюда "Tuusulan moottoritie" ("Автострада Туусула"). Тут имеет место прогрессивный фьюжн с брасс-имитацией автомобильных гудков и другой атрибутики скоростных магистралей. Яркая, броская и весьма выразительная иллюстрация на тему техногенной сути урбанизма, противопоставляемой живительной магии деревенских видов. Мелодраматической интонацией проникнут безумно красивый мотив "Kesäranta etelä-Saimaalla" ("Летний пляж на южной оконечности озера Сайма") с клавишными переливами мастермайнда и эмоциональной гитарной фразировкой Лерхе – от лёгких всполохов до вздымающихся сонических пиков. Даже редкий эксперимент по внедрению сдержанной академической манеры в крикливую эстетику "новой волны" ("Valkeakosken Tehtaanpiiput" / "Фабричные трубы Валкеакоски") не выглядит чем-то вычурным. Тем более когда за ним следуют колоритнейшая симфо-фолковая плясовая "Savolainen metsä" ("Лес Саволайнена"), аморфный гимн "Kiutaköngäs", посвящённый одноимённому природному заповеднику, и комплексный пронзительный арт-финал "Muuttuva maaseutu" ("Перемены в сельской местности")... в общем, есть из чего выбирать.
Резюмирую: превосходный, глубокий и страстный художественный акт, истинное пиршество для меломанов всех мастей. Очень рекомендую. 


Anssi Tikanmäki

3 янв. 2019 г.

Trion "Funfair Fantasy" (2013)


Пластинками "Tortoise" (2003) и "Pilgrim" (2007) голландский конгломерат Trion обеспечил себе достойное место среди современных арт-коллективов Старого Света. Их третья студийная программа вышла после длительной паузы. Что во многом объяснялось сильной занятостью участников группы: клавишник Эдо Спаннинга и гитарист Эдди Малдер наряду с основной деятельностью в рамках Flamborough Head активно продвигали сторонний проект Leap Day, а ударник Менно Бомсма выполнял ритм-функции в рядах Odyssice. Параллельно компаньонов по традиции продолжал "окучивать" инициативный продюсер Марко Бернард. С лёгкой руки последнего сыгранная парнями кавер-версия на тему "Vanha Surullinen Laulu" финнов Nova украсила трибьют-компиляцию "Tuonen Tytär II – A Tribute to Finnish Progressive Rock of the 70's" (2009), а собственная композиция Trion "Fast Forward" сделалась неотъемлемой частью внушительного концептуального мультисборника "Decameron: Ten Days in 100 Novellas" (2011). И всё же объявлять голландцев баловнями судьбы было бы неправильно. Ведь на старте рекординг-сессий "Funfair Fantasy" выяснилась пренеприятная штука: родной для коллектива британский лейбл Cyclops Records практически самоликвидировался. По счастью, инструменталистов приютила польская контора Oskar, ставшая палочкой-выручалочкой для целой обоймы "осиротевших" проггеров – от англичан Galahad до тех же Flamborough Head. Таким образом, очередной диск Trion благополучно добрался до слушателя.
Бодрое начало, трек "Ampelmännchen", косвенно отсылает нас к работам Стива Хэкетта второй половины 1970-х: мощный рок-спурт, нежное меллотрон-флейтовое настроение, переходящее в мелодичный прог-фьюжн с консервативным, но до чёртиков приятным гитарным соло умницы Эдди. В контексте небольшого этюда "Gananoque" модерновый каркас прикрывается аналоговыми ретро-панелями. Эпизодически вспоминаются соотечественники наших героев, ветераны Lady Lake, хотя в отношении стилистики троица никого особенно не копирует. (Просто субъективная реплика из серии "музыкой навеяло".) Эпическое "трон"-оркестровое интро 11-минутной пьесы "Scotland" задаёт тон живописному звуковому ландшафту, где решающая роль отводится воображению (впрочем, то же можно сказать о любом другом произведении самого неконкретного из искусств). Зарисовка "In the Distance" хороша сочетанием акустической пасторальности со шквалистым, энергетически заряженным блюз-роком, тогда как на уровне пассажа "Wandering" имеем очаровательный unplugged-эскиз в фирменном малдеровском ключе. Соническая мозаика "Towers" располагается на стыке пафосного симфо-арта, околоджазовых манёвров и пространных клавишных экспериментов в духе Кита Уоткинса. Мечтательная фреска "Sealth" с меллотроновой глубиной, аккордами классической гитары, редкими ударными и шелестом перкуссии поддерживает столь необходимый градус художественности. Стремительное течение номера "Meat Prizes" разбивается о фактурную цепочку фигур кинематографически-джазового толка, зато размеренно-монументальная стройность вещи "Song for Canada" оживляет в памяти чудесные картины, тронутые волшебной кистью Энди Лэтимера (Camel). Завершается цикл комплексным симфо-фьюжн-калейдоскопом "Secret Matter", в чьей заповедной патриархальности уверенно светится огонёк тепла и надежды.
Резюмирую: колоритный и нескучный альбом, инспирированный духом прогрессива 1970-х. Советую ознакомиться.


Trion