29 янв. 2015 г.

Hoelderlin "Hoelderlin" (1975)


От поэта-романтика Фридриха Гёльдерлина (1770-1843) им досталось не только имя, но прекрасно развитое чувство изящного и способность воспринимать мир во всей его полноте. Вдобавок ансамбль из немецкого города Вупперталя не боялся кардинальных стилевых перемен, равно как и свободного курсирования меж германоязычной лирикой и английскими текстами. На начальной стадии существования (периода дебютной пластинки "Traum", 1972 г.) тон сочинениям Hoelderlin задавала традиция. Сильное влияние фольклора + голос вокалистки Нанни де Рюг то рождали сказочно-отрешенную, несколько меланхоличную атмосферу, то, напротив, ввергали слушателя в круговорот полуакустического угара. Критики приняли альбом замечательно. Однако творческие разногласия с менеджментом не позволили группе продолжать действовать под крылом лейбла Pilz. В итоге новым пристанищем Hoelderlin сделалась прогрессивная штутгартская контора Spiegelei. Тем временем лидер проекта Кристиан фон Грумбков (гитара) пересмотрел собственные взгляды на композиционную стратегию бэнда. Удалив поющую супругу на заслуженный отдых, он задрал планку и склонил коллег к эксперименту в ключе симфо-арта. Идею поддержали. И без того крепкий состав усилили гостями - духовиком Зевсом (Birth Control), кларнетистом Норбертом Якобсоном (Release Music Orchestra). А вездесущий электронщик Конни Планк, выведший в люди Kraftwerk, помимо инженерных обязанностей исполнил эпизодические синти-партии. Конечный результат понравился многим. И это закономерно, ведь Hoelderlin отважились потягаться в ремесле с британскими корифеями калибра Genesis. Надо признать, получилось великолепно.
Канва инструментального полотна "Schwebebahn" зиждется на интересном сочетании: взвинченная ритмико-мелодическая фактура + драматизм. За последний несли ответственность клавишник Йоахим фон Грумбков и альтист Кристоф Ноппенай. Вышло свежо, мощно, даже оригинально. История с милым названием "I Love My Dog" повенчала старомодную фолк-канву с электрическим напором прогрессив-рока (Кристиан вволю побаловался дисторшн-фишками, а Зевс внес приличную саксофонную лепту). Хэккеттовскими нотками пронизано вступление комплексной вещи "Honeypot". Впрочем, тевтонам нет особой нужды копировать ребят с Туманного Альбиона. Стандарты симфо-прога попросту меркнут рядом с гибридом из авант-джаза, эстетских камерных виньеток и непостижимо привлекательного философского дарк-арта. Симпатичная миниатюра "Nürnberg" проливается теплым соническим дождем. Конечно, певец из Йоахима так себе (тембрально напоминает флойдовского органиста Рика Райта), зато в искренности ему не откажешь. Суммой вышеуказанных производных служит 17-минутный эпик "Deathwatchbeetle": тут вам и откровенно "генезисовская" театральность, и небесной чистоты струнные пасторали, и звучная полифония, и виртуозный фортепианный рисунок в духе Рахманинова, и даже мимолетные психоделические обертоны космического плана. На "сладкое" - концертная версия того же "Deathwatchbeetle", сыгранная коллективом в 1974 году.
Резюмирую: эталонного свойства релиз, который можно смело рекомендовать молодым прогрессорам в качестве учебного пособия. Пропускать не советую.    


Hoelderlin

26 янв. 2015 г.

Wapassou "Messe en ré mineur" (1976)


Правом на эволюцию французы Wapassou распорядились умеючи. Ручаюсь, никто из критиков не рискнул бы предречь фантастический творческий рост этой странной команды за столь короткий отрезок времени. Прошло всего лишь полтора года с момента дебюта, а бессменный лидер прожекта Фредди Брюа (клавишные), словно позабыв подростковые увлечения глючными "трипами" с примесью индуизма, сосредоточился на масштабах иного толка. Отныне его скромный ансамбль повернулся лицом к средневековому европейскому канону. Уделом Wapassou стала крупная форма, наполненная нестандартным по арт-роковым меркам содержанием. Тут, впрочем, важно отметить вот какую деталь. Брюа - заядлый экспериментатор. Брать на вооружение чьи-либо идеи, за исключением собственных, страсбургскому затворнику претит. Посему и вторжение мастермайнда Wapassou на камерно-симфоническую территорию далеко от притязаний академически воспитанного эстета. Композиторская техника Фредди - своего рода аномальная дисперсия звуков. Даже в общем соническом поле они продолжают существовать по совершенно алогичным законам. И хорошо, что данное обстоятельство не отпугнуло коллег по цеху, но заставило их пересмотреть взгляды на природу музыки. Карин Никерль (гитара) и Жак Ликти (скрипка) поддержали кардинальную смену стратегии, а негласный четвертый участник команды, инженер Фернан Ландманн, вызвался микшировать записанную в студии Azurville пластинку.
Поделенная для LP-издания на две части, "Messe en ré mineur" образца цифровой эры была перенесена на CD в соответствии с исконным замыслом Фредди - как монолитная сюита длиной в 39 минут (хотя вынужденная пауза сохранилась и на диске). Концептуальные воззрения автора исполнены оригинальности. И это слышно уже по начальным тактам. Авангардная завязка (электронно-синтетический закольцованный ландшафт + монотонная фольклорная подача, скрашенная певицей Эвридикой) не отменяет гипотетических кульбитов через века, в галантную эпоху труверов: отсюда менестрельские клавишно-скрипичные мотивы, пришпиленные острыми аккордами Муга. Когда же подверженный крайностям маэстро уступает капризам темной стороны разума, сочинение то оглашается хаотическим инструментальным стенанием, то сопрягается с поступательной ритмикой прогрессивно-нью-эйджевого минимализма. После антракта действие приоткрывается воодушевляюще-лучезарным вокализом. Брюа однако не дремлет. Экстатическим красотам противостоит запинающийся темп нетрезвых площадных гуляний. А затем электрические струнные партии Жака гиперборейскими всполохами прогоняют авант-сумятицу и сообщают новое качество манерным экзерсисам Фредди. От взятого органом и скрипкой (в сочетании с грубоватым хоралом) древнего лада веет античной мощью; вспоминается "El Greco" Вангелиса с его эпизодической отсылкой к критской старине. Дальнейшее развитие магнум-опуса протекает в том же сумбурно-причудливом варианте: непарадная фолк-модель; завуалированный синтезаторными пассажами тонкий медиевальный срез и под занавес - трепетная религиозная гамма, оправдывающая "мессианские" амбиции руководителя Wapassou.
Резюмирую: свободная от заимствований программа, мало пересекающаяся как с роком, так и с другими "ударными" жанрами. Но пропускать всё же не стоит.


Wapassou

23 янв. 2015 г.

Tsuumi Sound System "Growing Up" (2009)


Кружево нордического фольклора с годами лишь прибавляет в магнетизме. Казалось бы, тема исхожена-изъезжена вдоль и поперек (уж за столетия существования там не отметился только ленивый), а до сих пор распускается пышным цветом. Наследие предков волнует прогрессивно мыслящую молодежь. И яркий тому пример - финский ансамбль Tsuumi Sound System. Участвующие в нем лица имеют индивидуальный вес на сцене Суоми. К примеру, композитор/мультиинструменталист и музыкальный педагог Эско Ярвеля - разработчик собственного стиля игры на фиддле. Его сестра Пилви Ярвеля помимо отточенной фортепианной техники славится мастерским владением традиционной северной фисгармонией. Контрабасист Тармо Анттила долгое время был оркестрантом Хельсинкской филармонии. Скрипач Томми Асплунд вообще не сдерживает себя строгими рамками жанров; на счету паренька деятельность в фолк- и инди-составах, а также симфонические и театральные прожекты. Что касается основателя TSS, аккордеониста Ханну Келлы, то его присутствием осенены несколько танцевальных коллективов, да и творческого запала маэстро хватает на многое (включая кино и ТВ). Короче говоря, наши "системщики" - люди весьма искушенные. Поэтому слушатель вправе ожидать от них сюрприза. И господа-артисты, как правило, не обманывают доверия аудитории.
Выпуском диска "Growing Up" ведал фолк-отдел Академии Сибелиуса, что само по себе свидетельствует о высоком качестве продукта. Сочетание народной удали с рок-грувом у Tsuumi Sound System выглядит особенно хорошо. Хотя, справедливости ради, надо отметить: чужих мелодических рядов уникальный октет не использует. Все заявленные сочинения суть авторские творения непосредственных членов бэнда. Тем значительнее воспринимается результат. Во главе угла, естественно, тоника, идущая от старинных лапландских напевов. Крепкая корневая закваска отчетливо просматривается в струнноориентированных пассажах наподобие "Grown-up Roger": тут и характерная приполярная грустинка, и плясовая ритмика, подчеркиваемая аккордовым боем гитариста/цитриста Яни Кивели. На другой чаше весов располагается склонность к модернистским опытам. В этом отношении показателен вступительный этюд "Northling" где царит волшебный сплав деревенских мотивов, джаза (поддержан саксофонной партией Йоакима Бергхелля) и широкого оркестрового размаха. Контекст пластинки изредка обогащается философскими картинками а ля сельский арт-лаунж ("Livets vår"), прекрасными в своей умиротворенной рефлексии. Однако от фьюжн-бэкграунда, как и от этно-роковых экскурсов неопределенной масти Tsuumi Sound System не думают открещиваться (желающим предлагаю оценить роскошный экстерьер номеров "Valse Cinque", "HUP"). Аккордеоновая страсть питает жизненными соками драйвовую фреску "As Soon As Possible". В "LaaLaa Land" и вовсе представлена тщательная пасторальная стилизация под родной приозерный мелос. И даже сурового вида ударник Юсси Никула оказывается способен на тонкие художнические прозрения, подтверждением чему служит поэтический гимн "Natten vid Hagelberg".
Производить детальный анализ каждого из эпизодов программы - штука неблагодарная, ведь саунд-магия финских синтезистов заведомо превосходит любые словесные конструкции. А потому отложите заботы, нажмите 'play' и окунитесь в целебные волны созвучий...


Tsuumi Sound System

20 янв. 2015 г.

Quiet Sun "Mainstream" [plus 4 bonus tracks] (1975)


О роли британских учебных заведений в истории арт-рока когда-нибудь обязательно напишут исследование. Вспомним, к примеру, школу Чартерхауз, давшую миру Genesis. В случае с Quiet Sun всё немного проще, но без лукавой улыбки тут точно не обойдешься. Итак, дело было в Далвичском колледже на юго-востоке Лондона. Именно там набирался ума юный Фил Манзанера. Впрочем, с середины 1960-х образование отодвинулось для паренька на второй план. А уши и сердце развернулись в сторону рок'н'ролла. Покрыв за короткий срок дистанцию от The Beatles и Beach Boys до Заппы и The Velvet Underground, смышленый англо-колумбиец предпринял создание собственного бэнда. Название придумалось идиотское до абсурда - Pooh and the Ostrich Feather (ничего не попишешь, молодость). Зато состав подобрался хоть куда. К гитарному умельцу Манзанере примкнули басист/вокалист Билл МакКормик и головастый перкуссионист Чарльз Хейуорд. За три года бесконечных репетиций и игры на танцах группа заработала авторитет. Льстивые поклонники даже окрестили их далвичскими The Grateful Dead, однако, по признанию членов трио, вдохновение черпали из более близких источников. В частности, из наблюдений за неустанно прогрессирующими Soft Machine, с которыми ушлый МакКормик водил дружбу. Поняв, что клубные пляски отнюдь не творческий потолок для ребят с потенциалом, Фил сменил вывеску на Quiet Sun и ангажировал в команду клавишника Дэйва Джаретта. Последующие несколько лет прошли под знаком возмужания. Покуда мистер Манзанера помогал самовыражаться Брайану Ферри в рамках Roxy Music, Билл плотно сотрудничал с Робертом Уайаттом, а Чарльз тем временем метался между Mal Dean's Amazing Band и Daevid Allen's Gong. В январе 1975 года созревшие для полноценного альянса друзья наконец-то встретились в лондонской Island Studios...
Титульная пропись "Mainstream" обманчиво-коварна. Никаким "середнячком" здесь и не пахнет. Фил со товарищи умудрились содеять на редкость небанальную пластинку, стилистически равноудаленную от большинства прог-берегов. Разве что идущие от кентерберийства экспериментальные сочленения звуков так или иначе просчитываются в манере Quiet Sun. Аккуратное клавишное зондирование почвы и предельно завернутая гитарная резьба складываются в мозаику вступительной темы "Sol Caliente". Мягкий хейуордовский фьюжн-фон "Trumpets with Motherhood" обогащается синти-странностями кудесника Брайна Ино, приглашенного в студию за компанию. Сумасшедшим электрическим напором отличается головоломка "Bargain Classics", сочиненная тихоней Джареттом. И абсолютно теплым хрустальным саундом околдовывает подаренная им же астральная симфониетта "R.F.D.". На полях шизоидного этюда "Mummy Was an Asteroid, Daddy Was a Small Non-Stick Kitchen Utensil" (один заголовок чего стоит!) упругая рок'н'ролльная ритмика скрещивает шпаги с футуристической музыкальной авант-комбинаторикой неуемного Ино. И после столь ошеломительной фазы действие продолжает синтетический трансгалактический прог-джаз "Trot" авторства Манзанеры. Завершается процесс эпической вещью "Rongwrong", снабженной вокалом Иена МакКормика (брат Билла). Хотя и это обстоятельство не прибавляет Quiet Sun доступности: они по-прежнему находятся вне стандартов.
Резюмирую: мощный, изобретательный, максимально оригинальный художественный акт, необходимый в коллекции знатока и ценителя арт-рока семидесятых. Рекомендую.


16 янв. 2015 г.

Stabat Akish "Stabat Akish" (2009)


Традиция, разогретая до степени эксперимента, - вот что такое Stabat Akish. Идейную основу проекта обеспечил композитор Максим Дельпорт (р. 1976), уроженец южноафриканского Йоханнесбурга. В 1985-ом он возвратился  на землю предков, в Марсель. И здесь же, на французской территории, в славном городе Тулузе умозрительная схема Stabat Akish обрела свое реальное воплощение. К тому моменту маэстро Дельпорт вырос в настоящего мультиинструменталиста. Изначально сосредоточившись на овладении фортепиано и флейтой, Макс со временем освоил гитару, ударные и трубу. Однако предпочтение в итоге отдал игре на контрабасе. Поучаствовав в нескольких коллективах и обретя опыт командного взаимодействия, Дельпорт в 2007 г. учинил вышеуказанный секстет в составе: Фердинанд Думерк (баритон-, тенор- и альт-саксофоны, флейта), Марк Маффиоло (бас- и тенор-саксофоны), Гийом Амьель (вибрафон, бас-маримба), Реми Леклерк (клавишные), Стефан Гратто (ударные) + мсье Дельпорт собственной персоной (контрабас). Не имея склонности к авторскому диктату, Максим во главу угла возвел личность. Именно от уникального потенциала каждого из музыкантов зависела система кровообращения группы. И это единение индивидуальностей превосходно сработало в комплексных рамках Stabat Akish.
Выпущенный принадлежащим Джону Зорну лейблом Tzadik дебютный CD ансамбля явился конспективным собранием сочинений за десять лет, с 1998 по 2008 годы. Тем не менее слушается он как связно выстроенная цепочка треков - коротких и голографически объемных. Если сосредоточенная на звучании маримбы и вибрафона пьеса "La Baie Des Anchois" несет в себе камерную деликатность, подтачиваемую гулко ухающей ритм-секцией, идущая следом вещица "Vortex" излишне агрессивна, полифонична и эпизодически напоминает дерзкие художественные выпады Фрэнка Заппы. Этюд "Gouttes" зиждется на интригующем саунде оркестровой перкуссии, чья аккуратная поступь внезапно оборачивается тяжеленным духовым напором (гипотетические шаги Голема). Гуттаперчевые саксофонные синкопы формируют озорной фон картины "Jandri Express", после которой на свет божий неуклюже выползают басовые размышлизмы Дельпорта ("Lolen"), в финале спутывающиеся в ершистый авангардный клубок. Вибрафонические академизмы и бравурный джазовый свинг превосходно ладят друг с другом в контексте номера "Des Chips!". "Greed" примиряет игрушечную поверхностность пост-панка с органным фьюжн-эквилибром и маниакально-шизоидной скороговоркой авант-рока. Образцово-показательная миниатюра "La Vache-Kiwi" (Стравинский для бедных) предваряет пятиступенчатое сумасшествие "Brainstorm Suite", чьи фазы колеблются в широкополосном стилевом спектре - от предельно завернутого джаза, включая моральное надругательство над шаблонными приемами биг-бэндов, до экстравагантного эмбиентального психо-цирка и ядреного прог-авангарда. Выкрутасы с мелкокалиберной этникой ("Blaster Center") преисполнены инфернальной, по-французски тонкой иронии, запрятанной в темных глубинах опуса. А заключительное наведение сонических мостов под вывеской "Chroma" и вовсе обрывается на полутакте, заставляя слушателя теряться в неясных догадках...
Резюмирую: великолепно реализованная музыкальная авантюра, способная приглянуться любителям нестандартных околоджазовых упражнений. Рекомендую.

13 янв. 2015 г.

Al Basim "Revival" (1979)


В необъятности прогрессива есть своя прелесть. Вроде бы десятки лет подвизаешься на поприще музыкальных раскопок, а конца и края не видать. Время от времени возникают малоизвестные имена, пластинки-фантомы и прочие интригующие вещи, заставляющие отчаянно колотиться меломанское сердце не первой свежести. Совсем уж экзотический экземпляр из находок подобного рода - альбом "Revival" иракского композитора/гитариста Аль-Басима. Информация об этом артисте скудна до чрезвычайности. Из доподлинно выясненного: родился в Багдаде. В 1970 году организовал подростковый фолк-ансамбль на базе молодежного центра городка Аль-Адамия. Исполнительская манера нашего героя во многом сформировалась под влиянием тамошнего гитарного гуру Ильхама аль-Мадфи, сотрудничавшего с самим Полом МакКартни. Ежели домысливать остальное, картина выстроится так: случайное знакомство с отдельными шедеврами британских корифеев прог-рока становится судьбоносным для Басима. В силу разросшегося энтузиазма он бросает педагогику и переключается на чистое творчество. Сочинения молодого иракца улучшаются раз от раза. Когда же качество произведений начинает соответствовать требовательным запросам автора, решение созревает автоматически. Дальше покупается билет на самолет американских авиалиний. И в 1978 году чернобровый арабский мужчина с пронзительным взглядом отправляется покорять Штаты. Удача на его стороне. Аккомпанирующий состав набирается из опытных сессионщиков - саксофониста Джорджа Кита, флейтиста Дэвида Рескина (The New England Conservatory Ragtime Ensemble), басиста Джона Старретта, ударника Фила Картера. Гитара и продюсерские функции - непосредственно в ведении маэстро. И с дебютом ситуация неплохая. Отличные отзывы в журнале "The Fact" (диск помещен в годичный Top-20 по разделу прогрессива), лонгплею придается культовый статус. А затем - тишина на долгие десятилетия. Эпизодические хвалебные упоминания в печати (к примеру, в книге "3001 Record Collector Dreams" старого хиппи Ганса Покоры) погоды не делают: "Revival", невзирая на название, подернут кисеёй забвения. Попробуем разрушить тяжкую цепь молчания.
Пять номеров программы органично сочетают в себе этническую иррациональность Востока и жесткий фьюжн-прагматизм Запада. Так, 12-минутный опус "History of the World" ставит знак равенства между микрохроматикой и взвешенными структурами гитарного арт-рока. Лирическая направленность трека "Poitiers", в коем главная роль принадлежит флейте мистера Рескина, невольно ассоциируется с выразительными художественными идеями Марко-Антонио Араужо. Ажурная духовая пастораль "Souvenir" и вовсе соткана по канонам камерной музыки: яркая демонстрация внушительного композиторского потенциала Аль-Басима. Анекдотический эскиз "One Camel in Alaska" гарантированно понравится любителям знойных ориентальных авантюр: пьеса под завязку напичкана характерной плясовой ритмикой Месопотамии. Закрывает панораму этюд "Open Space" - успешная попытка арабского фольклорного вторжения на авангардную территорию фри-джаза.
Резюмирую: оригинальный и по большому счету беспрецедентный акт звукового искусства, достойный внимания прогрессивно настроенной аудитории. Пропускать не советую. 

10 янв. 2015 г.

Terje Rypdal "Odyssey" (1975)


Истоки его необычного музыкального мышления следует искать в детстве. Шести лет от роду будущий гений авангарда брал уроки фортепиано. Разбирая по кусочкам наиболее трудные пьесы Шуберта, усваивал азы ремесла. В двенадцать Терье Рюпдаль заинтересовался духовыми. Занятия на саксофоне, флейте и активная школьная пятилетка по классу трубы не прошли бесследно. Различные способы извлечения звуков пригодились позднее, когда в жизни юного норвежца возникла гитара...
Рок-н-ролльная мотивация владела разумом Терье сравнительно недолго. Охладев душой к безотчетным адреналиновым выбросам, он отдался во власть эксперимента. Академические штудии Дьёрдя Лигети, джазовые заморочки Яна Гарбарека и любовь к импровизации стали той формообразующей субстанцией, из которой вылепилась мощная фактура Рюпдаля. Не заметить этот уникальный кусок породы было невозможно. Так что, попав под крыло Манфреда Айхера, Терье не просто оправдал надежды продюсера, но быстро выбился в лидеры лейбла ECM. И сложносоставную инструментальную концепт-программу "Odyssey" наш скромный герой уже воплощал в ранге абсолютного профессионала.
Записанную в августе 1975 года пластинку непросто подогнать под устойчивое определение. Здесь Рюпдаль (электрогитара, синтезатор, сопрано-саксофон) в компании четверки аккомпаниаторов (тромбон, орган, бас, ударные) блистательно разыграл многоуровневую комбинацию. Тональная поэма без слов получилась акварельной, объемной, наполненной неплотными, но весьма существенными элементами. За каждой фразой, за малейшим обертоном - бепределье космоса. Вот, скажем, открывающий номер "Darkness Falls". Характерные струнные рубато мастера накатывают волнами. Тепло Эгейского моря и призрачный свет дальних звезд сливаются в экстатическую сонорную гамму, чей морок будет преследовать вас на протяжении пути. Пространный 17-минутный опус "Midnite" олицетворяет страсть, скованную цепью прогрессивно-джазового свойства. Астральная торжественность "Adagio" отталкивается от разработанной маэстро Лигети микрополифонической схемы, инкорпорированной в фьюжн-контекст. Оркестровый эффект достигается за счет монументальных органных партий Брюньюльфа Бликса, парящих соло лидера и певучих тромбонных пассажей Торбьёрна Сунде. В структуре "Better Off Without You" нежнейшие бэкграунд-оттенки контрастируют с нарочито грубыми дисторшн-арпеджио Терье. Неотесанная, бурлящая энергия рока насыщает пейзажные закоулки трека "Over Birkerot", после чего волшебник Рюпдаль буквально из воздуха ткет магическую животворную фреску "Fare Well" - предтечу мегастилевых откровений диска "Lux Aeterna" (2002). Размеренный духовой джаз-этюд "Ballade" вдоль и поперек испещрен гитарными зарубками. Венчает картину где-то атмосферная, а в массе своей костисто-жилистая 24-минутная гипнотическая панорама "Rolling Stone" - парадоксальный симбиоз авант-эстетизма с неторопливой фьюжн-мелодикой.
Резюмирую: одна из несомненных художественных удач конторы ECM периода семидесятых и крупная веха в обширной дискографии Терье Рюпдаля. Настоятельно рекомендую.

3 янв. 2015 г.

Stop Motion Orchestra "Instant Everything!" (2014)


"Привет! Мы - инструментальная арт-рок-группа из Остина, штат Техас", - значится на сетевой страничке Stop Motion Orchestra. С такой самоподачей не поспоришь. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание, приставка -арт- употребляется ребятами в достаточно широком смысле. Их художественные принципы определяются благотворным творческим влиянием Фреда Фрита, Альбера Маркёра, Фрэнка Заппы, Magma, Cardiacs. Рулевой проекта - композитор/многостаночник под ником Махадева (гитары, бас, банджо, клавишные, компьютерные эффекты) - придерживается разносторонних интересов и, без сомнения, обладает приличным музыкальным кругозором. Однако при всей слоистости звуковых разработок Stop Motion Orchestra, конструктивные схемы ансамбля наделены общей особенностью, а именно - иронией по отношению к себе. И эклектика здесь необходима как пунктир, намечающий несерьезность происходящего. Не то чтобы выкладки американских шутников смахивали на непрерывный "цирк с конями". Тут имеются вполне академические по форме сочинения. И все-таки даже в подобных тематических упражнениях исподволь пробивается затаенная скупая усмешка.
Вратами в эффектный коллективный бедлам служит зарисовка "Mystery Grandma". Царящая здесь соническая кутерьма напоминает погоню слона за комаром: тонкое изящество скрипичных партий Альдена Дойла массированно трамбуется ударными Джошуа Каррата, синти-басом Хинны Чоу и острыми гитарными выпадами Махадевы. Титульная вещь является талантливым сопряжением крайностей. В жанровые силки загнанны причудливый камерный авант-прог, манерное эхо пост-панка и электронный примитивизм игральных автоматов 1980-х. Собственно, самое интересное начинается дальше. Трехминутный этюд "Car Chase" поразительно ёмок. Взяв за отправную точку психоделический фьюжн-модернизм, 'оркестранты' переводят действо в авантюрную плоскость, где преобладают магические пассы саксофона (Лаук Кокс). Прелестная chamber-безделица "Little Smiles", содержащая хрустальные вибрафонные аккорды от гостевого исполнителя Бенджамина ДеГейна - умозрительный ответ шведам Makajodama (с поправкой на несвойственный последним юмор). В номере "T.V.T.V." здоровая агрессия ритм-секции (на басу - Джулиен Питерсон) уравновешивается замысловатыми струнно-духовыми сентенциями. Драйвовое прогрессивно-авангардное кабаре "Regal Monster" вызывает ассоциации с экстравагантными фантазиями бельгийских уникумов A Consommer de Préférence: блистательный бурлеск-коктейль, наполненный выразительными пассажами скрипки. От дзен-буддистских заморочек миниатюры "Fishery Men" и краткой фоно-рефлексии "Mono Interval" команда отправляется прямиком в "заппанутые" дебри сюжета "News and Ice Cream". В нем, наряду с основными членами бэнда, свое мастерство демонстрируют рекруты - басист Эрик МакФарлин и драммер Дэйв Ариш. Событийный ряд фрески "Bloody Paws" уложен зигзагами: сумрачный рок-хаос периодически озаряется светлыми нотами перкусионно-саксофонной связки. Развязка наступает в композиции "Mono No Aware". По мелодическим характеристикам - явный саундтрек к вестерну. И только благодаря щедрому арт-арсеналу тема благополучно уводится на иную стилевую орбиту.
Резюмирую: шикарный прогрессив-акт и одно из главных открытий 2014 года. Очень рекомендую.