20 сент. 2015 г.

Accordo dei Contrari "Kublai" (2011)


"Представьте себе течение жизни, отображенное в звуках; или контрасты повседневности, запечатленные в красках. <...> Вот то, что пытаемся сделать сейчас, и будем стараться фиксировать дальше, выражая на привычном нам языке. Просто мы стремимся к иллюстрированию важнейших элементов обыденности, независимо от того, является ли это прог-роком иль нет". Кому-то подобное высказывание вероятно покажется надуманным, но члены итальянской команды Accordo dei Contrari за слова отвечают. После "живых" студийных сессий, оформленных в альбом "Kinesis" (2007), "продвинутые" музыкальные критики взяли группу на карандаш. Впрочем, лестные для многих сравнения с King Crimson и Deus ex Machina вряд ли радовали головастых "фьюжионеров". Существенным им виделось движение по собственной уникальной орбите, без заигрывания с уже отработанными приемами. Хотя не секрет, что в современном прогрессив-роке по-настоящему оригинальные артисты встречаются до крайности редко. И все же AdC нашли свою нишу. Сочетание тщательно просчитанных партий с моментами импровизации, необузданного драйва с психологическим самокопанием, закрученного джаза с не менее изобретательной рок-ритмикой позволило коллективу из Болоньи войти в число наиболее авторитетных европейских прог-составов и обеспечило некоторые приятные бонусы, о которых скажем ниже.
Записанный в студии Мауро Пагани (экс-PFM) диск "Kublai" отличается многоуровневостью инструментальных планов. Так, открывающая глава "G.B. Evidence" (парафраз темы "Evidence" Телониуса Монка) стартует как типичный фьюжн-экиз с дежурной перекличкой ключевых игроков. (Синхронное взаимодействие ансамблистов обуславливает легкую небрежность саунда.) Однако вскоре повествование меняет характер. Включаются мощные хард-резервы, и гитарист Марко Марцо Маракас принимается жадно риффовать под аккомпанемент баса Даниэле Пиччинини, ударных Кристиана Франчи. Эстафета переходит к клавишнику Джованни Пармеджани, а тот заряжает длинную очередь органных пассажей вперемешку с позывными синтезатора Муга. Для псевдовосточной истории "Arabesque" Марко фрагментарно использует уд, покрывая комплексное электрическое ядро чеканным узором акустики. Масштабный номер "Dark Magus" – джаз-роковая делянка маэстро Джованни; здесь эффектно демонстрируется его винтажный клавишный арсенал ("Хаммонд", электропиано, Arp Odyssey, Минимуг), определяющий развитие схемы в целом. Для кентерберийской рапсодии "L'Ombra di un Sogno" вокальную линию сочинил и спел легендарный Ричард Синклер (похоже, для него взаимодействие с перспективным молодняком – добрая традиция; вспомним программу "Koralrevens Klagesang" норвежцев Panzerpappa); в итоге получился ностальгический культпоход под знаменем Hatfield and the North с примесью модернистских тенденций. Фреска "Più Limpida e Chiara di Ogni Impressione Vissuta, Pt. 1" уравнивает в правах прогрессив 1970-х и агрессивно-огнедышащий фьюжн наших дней. А финальный этюд "Battery Park" с чистыми пиано-соло Пармеджани симптоматично утверждает догмат джаза над иными жанровыми аспектами творчества AdC.
Резюмирую: превосходный релиз, где внешняя авантюрность не мешает проявлению идейной зрелости. Рекомендую.


Accordo dei Contrari