27 авг. 2014 г.

Caravan "For Girls Who Grow Plump in the Night" [plus 5 bonus tracks] (1973)


1972 год обозначил процесс кадровой перестановки в рядах Caravan. Сперва подался на сторону органист Дэйв Синклер. Оперативно заменив его Стивом Миллером, кентерберийцы сотворили пластинку "Waterloo Lily". Получилось недурно, хоть и несопоставимо по уровню с шедевром "In the Land of Grey and Pink". Затем и для басиста/вокалиста Ричарда Синклера наступила пора душевного смятения. Испытывая сильнейшую привязанность к джазовым ориентирам, Рич тяготился собственной ролью в группе. Последовало непростое объяснение с лидером Паем Хастингсом (гитара, вокал), и тот скрепя сердце отпустил старого друга. 25 июня 1972 года Caravan совместно с Genesis отыграли сет на сцене Solihull Civic Hall, после чего Синклер и Миллер покинули коллектив. По логике вещей, ансамблю надлежало распасться. Но не тут-то было. Хастингс на пару с ударником Ричардом Куланом убедил менеджера Терри Кинга организовать прослушивание для кандидатов на места басиста и клавишника. Вскоре вакантные должности заняли Стюарт Эванс и Дерек Остин. А главным приобретением для Caravan стал юный альтист/флейтист Питер Джеффри Ричардсон, студент Винчестерского художественного колледжа, чья манера игры буквально очаровала Пая. Боевое крещение новобранцев состоялось во Франции. По окончании турне музыканты пожаловали в Chipping Norton Studios (Оксфордшир), где взялись за репетицию свежего материала. В ходе сессий Хастингс принял решение расстаться с Остином. "Сочинения Дерека во многом опирались на саунд "Хаммонда". Проблема заключалась в том, что это звучало совершенно не в нашем стиле". В качестве прощального подарка от Остина унаследовали 11-минутный инструментал "Derek's Long Thing" (финальный бонус на диске). Потом были гастроли в Австралии и очередная смена состава. Паю удалось вернуть Дэйва Синклера + рекрутировать супер-басиста Джона Джи Перри. Как результат, Caravan воплотили в жизнь одну из лучших своих программ.
Удивительно, но трудности с персоналом совершенно не отразились на содержимом лонгплея. "For Girls Who Grow Plump in the Night" излучает счастье. Теплое, ласковое, словно неторопливый июньский дождь. Некоторая напряженность еще проклевывается в структуре расширенного вступления "Memory Lain, Hugh / Headloss", впрочем, струнные Ричардсона и обильное брасс-сопровождение от духового октета под руководством брата Пая, Джимми Хастингса, наполняют сухой рок-драйв полифоническим колоритом. Озорная "Hoedown" искрится целебной иронией, а в канве яркой пьесы "Surprise, Surpise" превалирует лирический аспект. Странноватый этюд под вывеской "C'thlu Thlu" демонстрирует небезынтересные упражнения с психоделией. И вновь мелодический дар мастермайнда дает о себе знать - на сей раз под соусом великолепной песни "The Dog, The Dog, He's at It Again" (вторым голосом тут выступает мистер Перри). В красочной арт-панораме "Be Alright / Chance of a Lifetime" особо выделяется присутствие электрической виолончели Пола Бакмастера. Главной же "изюминой" релиза представляется завершающий эпик "L'Auberge Du Sanglier / A Hunting We Shall Go / Pengola / Backwards / A Hunting Shall We Go (Reprise)" - торжество прогрессивной мысли, подкрепленное мощной оркестровой аранжировкой от Мартина Форда (дирижер) и Джона Белла.
Резюмирую: блистательный акт, явившийся последней крупной удачей Caravan периода семидесятых. A must have для поклонников 'canterbury' и адептов британского винтажного прога. 

24 авг. 2014 г.

Ske "1000 Autunni" (2011)


В авант-проговых кругах Паоло 'Ске' Ботта - фигура значимая. Органист итальянской RIO-формации Yugen; человек, приложивший руку к созданию диска "This is What We Do" (2006) американских затейников French TV; наконец, композитор, решающий нестандартные задачи в рамках прогрессивного рока. Эту последнюю ипостась маэстро наглядно продемонстрировал на дебютной пластинке собственного сольного проекта Ske. Чем привел в восторг критиков, провозгласивших "1000 Autunni" лучшим альбомом 2011 года. Попробуем непредвзято рассмотреть составные части программы.
К разбивке экзотического "осеннего" цветника Ботта сумел подойти с разборчивостью опытного садовника. Сосредоточив в своем арсенале аналоговую линейку клавишных (орган "Хаммонд", меллотроны различных модификаций, электропиано, ARP, Farfisa и прочие радости), инициатор мероприятия пригласил к сотрудничеству массу гостей. Среди них - коллеги по Yugen (Франческо Заго - гитара, Маурицио Фасоли - фортепиано, Маттия Синьо - ударные, Энрика ди Бастиано - арфа), члены французского джаз-рокового коллектива Camembert Пьер Вавриняк (бас) и Фабрис Туссен (идиофоны, труба, перкуссия), сессионный духовик Валерио Чиполлоне, флейтист Николас Николопулос (Ciccada), известнейший швейцарский саксофонист-импровизатор Маркус Штаусс (Spaltklang, Überfall, Ulterior Lux, Zauss, Finnegans Wake, Yugen, соло) и другие хорошие люди. Вверенными ресурсами Ботта распорядился на редкость толково. В результате имеем стройную вереницу треков, заслуживающих внимательного изучения.
Заряжают артисты резво. Вступление "Fraguglie" берет слушателя напором: "Хаммонд", кларнеты, сакс, гитара, ритм-секция, глокеншпиль, вибрафон... Причем ожидаемого столпотворения не наблюдается. Напротив, пьесе свойственна звуковая прозрачность и, если хотите, камерное изящество в лишенных агрессивного натиска эпизодах. Интрига произведения "Denti" зиждется на сочетании готической симфо-проговой мрачности в духе квартета Island с авангардными ретро-завихрениями. Снабженная дивным вокализом Роберты Пагани вещица "Carta e Burro" напоминает более оживленный вариант творений англичан Karda Estra. Полифоническая мощь итало-арта семидесятых пробуждается в структуре боевика "Scrupoli", а жанровую направленность "Delta" и вовсе хочется окрестить искусственным термином 'cinema music'. Рассыпанная по палитре серия короткометражек "Scogli" призвана отобразить chamber-увлечения Ботты. Да и академические опусы вроде "Sotto sotto" выдают в нем достаточно амбициозного автора, тогда как РИОшное сумасбродство сочинений типа "Mummia" носит условно-пограничный характер. Комплексный номер "La nefazia di Multatuli" - чудесный сплав кентербери-саунда а ля National Health / Hatfield & the North с филармоническими деталями. Заключительная глава "Rassegnati" мнится тотальным аттракционом, где находится место странноватым вокально-инструментальным партиям (умозрительный синтез настроений: Henry Cow + ансамбль "Горизонт"), фрагментам соборной мессы, зловещему хард-року и выразительной камерной чистоте линий...
Резюмирую: необычайно интересная, мастерски сложенная мозаика, представляющая в выгодном свете фактурное богатство очертаний прогрессивного авангарда. Рекомендую.

20 авг. 2014 г.

Secret Oyster "Secret Oyster" [aka "Furtive Pearl"]" (1973)


Сущность датского прогрессива (как, собственно, и других пластов региональной культуры) - в его обособленности. Редко кто из тамошних артистов демонстрировал концептуально-симфоническое рвение. Зато блюз, джаз и психоделия пользовались в местной среде повышенным спросом. (Следует признать, что эту благодатную ниву датчане окучивали с недюжинным мастерством и тонким пониманием сути). Конгломерат Secret Oyster, о котором пойдет речь ниже, - яркий пример успешной фьюжн-формации прогрессивного толка. Организовал группу саксофонист/органист Карстен Вогель в содружестве с коллегами по легендарной команде Burnin' Red Ivanhoe и выходцами из ансамблей Coronarians Dans и Hurdy Gurdy. Примечателен сам принцип отбора участников. Если с драммером Бо Триге Андерсеном Вогеля соединяло давнее идейное родство, с басистом Масом Виндингом - совместные джазовые сессии, то гитарист Клаус Бёлинг приглянулся Карстену умением исполнять затяжные рагаподобные соло, а пианист Кеннет Кнудсен - способностью выстраивать мелодические перспективы авангардного свойства. Короче, профессионализма квинтету было не занимать. Отсюда и ориентир на длинные инструментальные композиции импровизационного плана.
Дебютную пластинку записали за три дня. Основу ее составили авторские вещи Вогеля, Бёлинга и Кнудсена. Полифонический ракурс вступления "Dampexpressen" характеризуется накалом фьюжн-страстей. Тут и лавина саксофонных созвучий, и струнная хард-атака, и буйный скорострельный "Хаммонд", отчаянно свингующая ритм-секция + оттенок восточной микрохроматики. Психоделический фундамент игровой зарисовки "Fire & Water" расшатывается подвижной арт-оркестровкой маэстро Карстена и джем-партией Клауса (на органные ходы а ля Рэй Манзарек превосходно ложится стремительная гитарная фразировка). Чудаковатая "Vive la quelle?" является коллективной свободной интерпретацией заготовленных Вогелем шаблонов. Тематическая связь пролога и коды разделена фантазмами дуэта Бёлинг/Триге Андерсен в традициях хиппи-рока. Гипнотический опус "Blazing Laze" - хитросплетение джазовых сакс-маневров с хендриксовскими позывными электрогитары, хмельными качающими структурами баса, мистической ворожбой ударных. 11-минутная пьеса "Public Oyster" - взрывной коктейль из клавишного сумасбродства пополам с закольцованными гудящими аккордами Виндинга, соническими эффектами Клауса и чеканной молотьбой дядюшки Бо. Кнудсеновская ироническая миниатюра "Mis(s) Fortune" служит функциональным вставным номером для электропиано и баса. Венчает программу авант-действо "Ova-X" - космический фьюжн, сдобренный нойз-шероховатостью с минималистскими пиано-секвенциями в придачу. Бонусы представлены концертной версией трека "Dampexpressen" и короткометражным маршевым наброском "Orlavær", угодившим в 1976 году на психоделик-фолковый сборник "Christiania".
Резюмирую: отличный подарок для любителей джаз-рока с трансовым уклоном, а равно - поклонников нестандартных музыкальных сюжетов. Рекомендую. 

16 авг. 2014 г.

La Máquina Cinemática "Música para pantallas vacías" (2010)

На современной аргентинской сцене Эксекьель Мантега (р. 1983) востребован чрезвычайно. Композитор, пианист, блестящий популяризатор родного фольклора, танго, уругвайских и бразильских танцевальных стилей, не чуждый побочных сонических экспериментов. Под его руководством успешно функционирует творческая лаборатория "Камерные оркестры популярной музыки", где студенты овладевают опытом погружения в специальность - искусством импровизации, аранжировки, умением взаимодействовать с публикой и другими необходимыми вещами. Однако интересы Эксекьеля этим не ограничиваются. Создав в 2009 году проект La Máquina Cinemática, маэстро Мантега вознамерился максимально раскрыться в области chamber crossover. Судя по результату, аргентинцу сие удалось превосходно.
"Música para Pantallas Vacías" - релиз в высшей степени вкусный. Правда, к прогосфере отношение имеет номинальное. Судите сами: из одиннадцати членов состава электрическим агрегатом располагает только басист Гвидо Мартинес. Остальные - драммер, акустический гитарист, струнное трио, духовой квартет + собственно пианист-мастермайнд с замашками дирижера. Подобный расклад, быть может, смутит ортодокса от рока. Но повторюсь: диск получился исключительно сильным. И фантазии меломана-интеллектуала тут, определенно, найдется широкое применение.
Воображаемое кино сеньора Мантеги делится на несколько глав. Концепция достаточно умозрительна. Да и не в ней дело: альбом все равно инструментальный. Тихая созерцательность первой части пьесы "Amigos" напоминает филармонические штудии американцев Oregon. Продолжение дилогии приятно обволакивает лирическим флером и теплыми ностальгическими тонами. В пастельной гамме трека "Luana" проступает нежный пиано-романтизм, тогда как ритмичное произведение "Intrusos" демонстрирует бойцовый фьюжн-характер. Миньон "Eterno sábado" - безукоризненный дрейф по поверхности авангардного океана: лаконично и броско. Магическое очарование "Pesebre" преисполнено живых джазовых соцветий, а минималистская клавишная основа темы "Amomiir" отменно декорирована струнно-духовым орнаментом. Трехчастная "Suite" обладает множеством граней, из которых наиболее выпуклыми кажутся: пасторальная мечтательность ("Besos"), философская меланхолия ("Abrazos") и сумасшедший свинг в манере холерического танго ("Mordiscones"). Структура композиции "Candombe para los pájaros" тяготеет к мегаподвижным рамкам латино-фьюжн (отрадно, что Эксекьель и компания не забывают о корнях). Финальное полотно "Media Luna" - чудо мелодического модерн-импрессионизма, под чьим покровом находится местечко и крайне симпатичному джазовому вальсу...
Резюмирую: великолепный подарок для эстетов и ценителей пограничных камерных зарисовок. Настоятельно рекомендую.