Ske "1000 Autunni" (2011)


В авант-проговых кругах Паоло 'Ске' Ботта - фигура значимая. Органист итальянской RIO-формации Yugen; человек, приложивший руку к созданию диска "This is What We Do" (2006) американских затейников French TV; наконец, композитор, решающий нестандартные задачи в рамках прогрессивного рока. Эту последнюю ипостась маэстро наглядно продемонстрировал на дебютной пластинке собственного сольного проекта Ske. Чем привел в восторг критиков, провозгласивших "1000 Autunni" лучшим альбомом 2011 года. Попробуем непредвзято рассмотреть составные части программы.
К разбивке экзотического "осеннего" цветника Ботта сумел подойти с разборчивостью опытного садовника. Сосредоточив в своем арсенале аналоговую линейку клавишных (орган "Хаммонд", меллотроны различных модификаций, электропиано, ARP, Farfisa и прочие радости), инициатор мероприятия пригласил к сотрудничеству массу гостей. Среди них - коллеги по Yugen (Франческо Заго - гитара, Маурицио Фасоли - фортепиано, Маттия Синьо - ударные, Энрика ди Бастиано - арфа), члены французского джаз-рокового коллектива Camembert Пьер Вавриняк (бас) и Фабрис Туссен (идиофоны, труба, перкуссия), сессионный духовик Валерио Чиполлоне, флейтист Николас Николопулос (Ciccada), известнейший швейцарский саксофонист-импровизатор Маркус Штаусс (Spaltklang, Überfall, Ulterior Lux, Zauss, Finnegans Wake, Yugen, соло) и другие хорошие люди. Вверенными ресурсами Ботта распорядился на редкость толково. В результате имеем стройную вереницу треков, заслуживающих внимательного изучения.
Заряжают артисты резво. Вступление "Fraguglie" берет слушателя напором: "Хаммонд", кларнеты, сакс, гитара, ритм-секция, глокеншпиль, вибрафон... Причем ожидаемого столпотворения не наблюдается. Напротив, пьесе свойственна звуковая прозрачность и, если хотите, камерное изящество в лишенных агрессивного натиска эпизодах. Интрига произведения "Denti" зиждется на сочетании готической симфо-проговой мрачности в духе квартета Island с авангардными ретро-завихрениями. Снабженная дивным вокализом Роберты Пагани вещица "Carta e Burro" напоминает более оживленный вариант творений англичан Karda Estra. Полифоническая мощь итало-арта семидесятых пробуждается в структуре боевика "Scrupoli", а жанровую направленность "Delta" и вовсе хочется окрестить искусственным термином 'cinema music'. Рассыпанная по палитре серия короткометражек "Scogli" призвана отобразить chamber-увлечения Ботты. Да и академические опусы вроде "Sotto sotto" выдают в нем достаточно амбициозного автора, тогда как РИОшное сумасбродство сочинений типа "Mummia" носит условно-пограничный характер. Комплексный номер "La nefazia di Multatuli" - чудесный сплав кентербери-саунда а ля National Health / Hatfield & the North с филармоническими деталями. Заключительная глава "Rassegnati" мнится тотальным аттракционом, где находится место странноватым вокально-инструментальным партиям (умозрительный синтез настроений: Henry Cow + ансамбль "Горизонт"), фрагментам соборной мессы, зловещему хард-року и выразительной камерной чистоте линий...
Резюмирую: необычайно интересная, мастерски сложенная мозаика, представляющая в выгодном свете фактурное богатство очертаний прогрессивного авангарда. Рекомендую.

Комментарии