Jóhann Jóhannsson "Fordlândia" (2008)

Запечатленное время - важнейший объект для художника. И неважно, кто он: живописец, музыкант, режиссер, поэт. Суть одна. Творчество есть реакция души на изменения в окружающем мире. Эту максиму исландец Йоханн Йоханнссон усвоил хорошо. Стремительное устаревание технологий сподвигло его на создание трилогии о промышленных артефактах, еще вчера являвшихся наимоднейшими достижениями прогресса. Так появился удивительный альбом "IBM 1401, A User’s Manual" (2006) - масштабная работа, в записи которой плотно участвовал оркестр из шестидесяти исполнителей. Спустя пару лет легендарная контора 4AD выпустила диск-продолжение под названием "Fordlândia". Географическая подоплека действа поражает размахом. Симфоническую часть фиксировали на тонстудии прославленного чешского кинопредприятия "Баррандов", партии соборного органа - в рейкьявикской Langholtskirkja (звукоинженер - Финнур Хауконарссон) и готической церкви Брагернес в норвежском Драммене (Томас Волден). Дополнительные звуковые сессии осуществлялись в Копенгагене и Токио. Сам Йоханнссон не стал ограничиваться функциями автора, аранжировщика и продюсера. Фортепиано, клавишные, гитара, электроника составили пользовательский арсенал лидера проекта. А прологом к концептуальному полотну послужили строки английской литераторши Элизабет Барретт Браунинг (1806-1861): "And that dismal cry rose slowly / And sank slowly through the air / Full of spirit's melancholy and eternity's despair! / And they heart the words it said / Pan is dead! Great Pan is dead!"
Связующие звенья цикла - серия номерных этюдов, озаглавленных "Melodia". Это своеобразный водораздел меж величественными, похожими на сияющие белизной ледниковые шапки, краеугольными пунктами релиза. Открывает же панораму эпическая титульная пьеса. Тонкий колорист Йоханнссон с природной скандинавской размеренностью погружает слушателя в сферу прекрасного. Минималистские, до боли проникновенные пассажи струнных постепенно прирастают электронными каденциями, искаженным гитарным эхо. Примерно на десятой минуте происходит эмоциональный выброс, эдакий полифонический катарсис в разреженной эмбиент-атмосфере. И вновь сладкая полярная дрема насыщает пространство морозным призрачным шепотом... От изящных сонических линий "Melodia (i)", где ворожат стринг-квартет и кларнетист Гудни Франсон, маршрут сворачивает в сторону секвенсивно-камерной интриги ("The Rocket Builder (Io Pan!)"). Софт-нойз текстура трека "Melodia (ii)" предваряет собой возвышенную академическую торжественность фрески "Fordlandia - Aerial View". После ностальгического ретро-фрагмента "Melodia (iii)" наступает очередь меланхолической медитации "Chimaerica" под невесомо-раскатистые тембры pipe-органа (Гюдмюндюр Сигюрдссон). "The Great God Pan is Dead" - мессианское послание Йоханна технократической цивилизации; аморфная драма, украшенная голосами членов Пражского городского филармонического хора. В "Melodia (Guidelines for a Propulsion Device Based on Heim's Quantum Theory)" благородное оркестровое начало вступает в конфронтацию с индустриальной ритмикой. А венчает программу захватывающий 15-минутный вояж "How We Left Fordlandia", облаченный в крупную симфоническую форму.
Резюмирую: грандиозное и красивое путешествие в мечту от одного из самых неординарных композиторов современности. Рекомендую.

Комментарии