11 февр. 2014 г.

Fermáta "Pieseň Z Hôľ" (1976)

"Когда мы работали над второй пластинкой, основным желанием было обогатить звуковую палитру материала. Хотелось добиться большего колорита", - откровенничал Франтишек Григляк в интервью журналу Melodie. Результатом лидер Fermáta остался удовлетворен. И, полагаю, не он один. После выхода дебютного диска ансамбль пребывал в состоянии непрерывного поиска. Инструменталисты стремились избавиться от одномерности ярлыка "джаз-рок", каковым наградила их пресса. Перспектива сделаться восточноевропейским клоном тех же Brand X ребят совершенно не радовала, а потому назрела идея обратиться к корням - нестареющему словацкому фольклору. Именно в нем бригада профессионалов планировала черпать вдохновение. Коррективы стратегии отразились на расширении изобразительных средств (маэстро Григляк, помимо гитары, взялся за электропиано, синтезатор и вокал) и повлияли на перемены в составе (на место ударника Петера Запу заступил Кирил Зеленяк + пожаловал в команду скрипач/исполнитель на варгане Милан Тедла). Словом, лонгплей "Pieseň Z Hôľ" ("Горный напев") ознаменовал собой следующий шаг в эволюции группы. И, надо сказать, удался он на славу.
В открывающей титульной пьесе авторства пана Франтишека превалирует строгий фьюжн кентерберийского фасона. Опорные точки музыки такого рода, несомненно, знакомы каждому, кто имеет представление о творчестве National Health, Gilgamesh, Isotope и т. п. Разумеется, Fermáta сумели блеснуть здесь технической виртуозностью и изобретательными звуковыми решениями. Однако говорить о каких-либо новаторских тенденциях в контексте означенной 11-минутной панорамы навряд ли уместно. Продолжением вводного эпика служит "Svadba Na Medvedej Lúke" - плод фантазии басиста Антона Яро, драммера Зеленяка и клавишника Томаша Берки. Сквозь джазовые прогрессии ритм-секции временами пробиваются широкие гитарно-синтетические мазки, наследующие тонику деревенских старин, былин и сказов. От прямых столкновений с фолком члены Fermáta воздерживаются. Что, принимая во внимание общую направленность релиза, кажется достаточно правильным. Типичная для Григляка-композитора фреска "Posledný Jarmok v Radvani" подчиняется сугубо игровой вертикали: заимствованная у англо-саксов струнная эквилибристика сопровождается лукавым славянским прищуром, оттого и сам процесс выглядит не шибко серьезным. Кульминационный момент программы  - вещь "Priadky". Эмоциональные эскапады (от пасторальной созерцательности до разгульного "ухарства") встроены в комплексную картину мира с характерной фьюжн-доминантой. Придраться не к чему: пропорции соблюдены как надо, настроение выдержано, логика нигде не нарушена. Хорош короткий этюд "Dolu Váhom" c его мажорным, несколько прифанкованным орнаментом. А итог столь замысловатому путешествию подводит пролонгированный опус "Vo Zvolene Zvony Zvonia". И вот тут наконец-то проступают национальные приметы Fermáta, выразителем коих назначен скрипач Тедла. Кураж, привкус авантюры, лирическая приподнятость в виде хоральных распевок под занавес тесно переплетены в изящный клубок - оригинальный, контрастный, но все же удивительно цельный, отмеченный лучистой животворной энергетикой без намека на механистичность.
Резюмирую: прекрасный джаз-проговый акт, рассчитанный на специфическую слушательскую аудиторию. Тем не менее рекомендую.  

Комментариев нет: