30 сент. 2013 г.

Vincent Artaud "Artaud" (2004)


Nu Jazz - территория смелых. Здесь мало быть рядовым поборником эклектики. Необходимы блеск таланта, беспредельная фантазия, а главное - чувство гармонии. Без этого невозможно состояться творцом. Словом, жанр не для каждого. И все же находятся уникумы, способные с завидной легкостью пересекать стилевые границы, играючи преображать устоявшиеся формулы. Сегодня речь об одном из таких оригиналов. Знакомьтесь: Венсан Арто. Истинный француз, подлинный экспериментатор, настоящий художник.
Родился в Анси, вырос в Дижоне, с 1992 года обосновался в Париже. Ключевой инструмент Венсана - контрабас. С этим массивным агрегатом связаны годы ученичества в джазовой школе. Впоследствии пытливый разумом Арто для лучшего практического понимания искусства композиции подчинил себе гитару и клавишные, а также овладел навыками электронного программирования. В 1997-ом наш герой организовал квартет и принялся активно ковать репертуар. Молодую поросль приметили бойкие критики, и вскоре состав под управлением Венсана приобрел статус профессионального, самобытного коллектива. Постоянно расширяя кругозор, Арто пробовал силы в роли театрального продюсера; не чурался сессионной работы "на подхвате" у популярных певцов (Патрик Брюэль, Дани Брийан и др.); записывался и гастролировал со множеством артистов различного калибра. Полученный опыт не пропал даром. К 2004 году Венсан созрел для воплощения первой сольной пластинки...
Диск, незамысловато озаглавленный "Artaud", в пику названию совсем не прост. В резерве у мастермайнда оказались: а) камерный квартет; б) парочка духовиков; в) ударник. Плюс закадычный приятель-электронщик Арно Реботини, некогда открывший Венсану глаза на таинства неодушевленного мира. Правда, на альбоме он присутствует эпизодически, но это дело пятое. Куда интереснее охватить звуковую панораму "Artaud" в целостности и прощупать на предмет необычности.
Вводный трек "Element 12" - пример изысканного chamber-минимализма. В алхимической реторте затейника Арто грамотно перемешались юношеские увлечения Бартоком, Веберном и Пендерецким с кинематографически стройной ритмикой, растворенной в канве dream fusion. "Downtown" с его брасс-подкладками и струнными винъетками, полночной урбанистической мечтательностью и пульсирующим электронным эхо успешно маскируется под своеобразный синти-джаз. Далее по схеме - тревожная камерность с восточным оттенком ("Agarta"); репетитивные синкопы альтов, скрипок, рожков да саксов, сложенные в отточенный мелодический ряд ("Evola"); секвенсивно-луповое сумасшествие вкупе с резким авант-бопом ("Das Verbrechen"); аморфные блуждания в гипотетической джазовой нирване ("Isaac Resonnant"); проклассический фьюжн-эмбиент, выступающий аллегорией на "Прелюдию" Дебюсси к "Послеполуденному отдыху Фавна" ("Element 1"); кибернетический техно-пинг-понг на фоне бушующей полифонической стихии ("St Barthelemy"); eine kleine dissonata в форме грустно-медленного марша ("Primo") и эпический (в идейном отношении) финал "Bereshit", от которого веет ветхозаветной пророческой мудростью...
Резюмирую: неожиданный, странный и вместе с тем увлекательный релиз, способный приглянуться узкому кругу сонических авантюристов. Выбор за вами.  

4 сент. 2013 г.

Miriodor "Parade + Live at NEARfest" (2005, 2002; 2 CD)

Шесть безумных канадцев, не менее отвязный швед... Ей богу, нет таких сил, коим по плечу разогнать столь дикий парад...
Монреальский крейсер Miriodor заступил на вахту аккурат в 1980-ом. Тогда процессом рулили двое - пианист Паскаль Глобенски и мультистаночник Франсуа Эмон (скрипка, флейта, кларнет, клавишные). В жанровом плане ребята переняли у Samla Mammas Manna идею RIO с человеческим лицом. И довели это самое лицо до абсолютно хамелеонского состояния. Эксперименты следовали один за другим. Участники состава периодически тасовались. В 1987 г. Эмон решил, что с него хватит; в итоге ответственность за предприятие целиком легла на Паскаля. И тот не растерялся. Источая креативные волны, увлекая за собой перспективный молодняк, штурман Глобенски ловко сладил курс. Под его тотальным контролем Miriodor без проблем одолели бурные волны последних десятилетий и с завидным изяществом устремились в неспокойный океан Миллениума...
Четвертьвековой юбилей команда отметила с размахом - двойной пластинкой, подведшей определенный итог их музыкальным исканиям. Студийный релиз "Parade" можно считать квинтэссенцией композиторских опытов Глобенски и Кº. В растянутой цепочке треков ощущается мощнейшее биение жизни. Грамотное сопряжение радикальных электронных тенденций с консервативной прог-рок-подачей и безупречным камерным орнаментом сделало бы честь любой группе. Но вряд ли кто-то еще сумел бы воплотить подобную формулу с элегантностью, шармом и авантюризмом, исконно присущими Miriodor. Слушателю с вежливым цинизмом предлагают испытать на собственной шкуре выверенные звуковые нюансы "Pyramide", оценить минималистский гротеск 50-секундной вещицы "Caramba!", прокатиться по нордическим ухабам мозаично-зыбкой "Uppsala (Sleepwalking in Uppsala)", поддаться интриге бессловесного авант-детектива "Contrées Liquides (Liquid Lands)" или же взять да окунуться в тьму кромешную нуар-триллера "Polar (Film Noir)". А как только наступает чувство насыщения от мастерски приготовленных блюд, на помощь друзьям из Страны Кленового Листа приходит скандинавский варяг Ларс Холльмер, устраивающий аккордеонный "тарарам" в контексте сочинения "Talrika", прокладывающий мелодические рельсы поверх атональной трясины "Bonsaï (Frosted Bonsai)" и заправляющий фольклорные шаровары в голенища хаотической драмы "Forêt Dense (Deep Forest)".  
Мега-бонусом служит CD # 2, запечатлевший выступление Miriodor на американском прог-фестивале NEARfest 29 июня 2002 г. Запрягая без суеты, секстет, не стесняясь, потихоньку наращивает градус шизоидности. Ну а публике только того и надо. Изощренные тональные планы канадцев встречаются аудиторией с благоговением и провожаются восторженными аплодисментами под отдельные одобрительные выкрики из зала...
Резюмирую: талантливо разыгранная, местами мрачная, кое-где - откровенно ерническая программа, способная удовлетворить аппетиты эстетствующих любителей авангардного прогрессив-рока. Мадам и мсье, прошу к столу.                                      

2 сент. 2013 г.

Claude Bolling & Pinchas Zukerman "Suite for Violin and Jazz Piano Trio" (1977)


Ежели покопаться в прошлом, выяснится прелюбопытная вещь: начало заигрывания Клода Боллина с классикой относится аж к 1965 году. Тогда лукавый француз произвел на свет программу "Jazzgang Amadeus Mozart" - абсурдистский микс, сотканный из мелодических петель "Турецкого марша", характерных приемов диксиленда и немалой порции музыкального юмора. Чуть позже известный дирижер и пианист Жан-Бернар Поммье обратился к Боллину с предложением сочинить фортепианный crossover-диалог. Результатом явился очаровательный альбом "Sonata for Two Pianists" (1972). Затем на горизонте возник флейтист Жан-Пьер Рампаль... Остальное, надеюсь, вы знаете.
В 1977-ом пути-дороги Клода Боллина пересеклись с маршрутом другой интересной личности. Уроженец Тель-Авива, выпускник Джульярдской школы скрипач и альтист Пинхас Цукерман (р. 1948) уже успел "прогреметь" в США. Именно его хитрющий маэстро Клод и подбил на свежий эксперимент. По признанию Боллина, работа была в диковинку всем участникам процесса. Хотя знатный парижанин и раньше оформлял партитуру для оркестровой стринг-секции, придумывать партии для скрипки-соло он брался впервые в жизни. Отголоски эпохи романтизма, танцы народов Центральной Европы + джаз - краеугольные камни совместной пластинки двух корифеев. Попробуем шаг за шагом проинспектировать содержимое.     
Вводная фаза - рондо "Romance", озаренное ностальгическим светом. Душещипательные пассажи Пинхаса под клавишным нажимом Клода мало-помалу вовлекаются в резвую авантюру, где к зачинщикам подключаются контрабасист Макс Эдигер и ударник Марсель Сабиани. Невзирая на эмоциональную круговерть, завершается действо циклически - мотивом чувственного томления. "Caprice" - изящнейший сплав виртуозности с яркими гармоническими ходами; бесподобно сконструированный и первоклассно исполненный номер. Любимая Боллином парадоксальная связка "барокко-блюз" находит воплощение в контексте произведения "Gavotte". И прекрасным ночным цветком распускается "Tango". Тут мсье Цукерман колорита ради вовсю использует альт, к тому же мастерски жонглирует оттенками настроений - от мистериальных пиццикато до классически выверенных, замирающих в тиши струнных фигур. Фольклор, свинг и зрелый академизм обретают себя друг в друге на густо испещренных нотами листках "Slavonic Dance" - лирической фрески, запрятанной вглубь шального ритмического каскада. Атмосферой немого кино дышит кружевной рисунок этюда "Ragtime", тогда как "Valse Lente" околдовывает нарочитой неспешностью и сочными инструментальными линиями. Замыкающий штрих, "Hora", - альянс почти что цыганской страстности с рассыпчатым драйвом мини-джаз-бэнда...
Резюмирую: отличное извлечение из долгоиграющей серии боллиновских релизов и замечательный подарок для тех, кто не стиснут узкими рамками жанров.