30 авг. 2013 г.

Providence "Ever Sense the Dawn" (1972)


Свой счастливый билет американский секстет Providence сумел вытянуть лишь раз. Когда его участникам удалось заключить контракт с британским лейблом Threshold... Впрочем, стоп! Начнем с начала. Итак, город Бойсе, штат Айдахо. В музыкальном семействе Томпкинсов рождается малыш Тим. С младых ногтей его обучают пению, игре на фортепиано, струнных и духовых. Ну а далее - по накатанной: школьные оркестры, девочки, увлечение биг-битом и электрическими возможностями рока... В 1971 году при помощи родного брата Тома Томпкинса (альт, скрипка, вокал) Тим (виолончель, вокал, деревянные духовые, перкуссия) учреждает ансамбль Providence. Членами коллектива также становятся: Боб Барриатуа (бас, вокал), Бартоломью Бишоп (клавишные, автоарфа, вокал), Джим Кокки (скрипка, глокеншпиль, вокал) и Энди Гази (гитара, вокал). Попытки утвердиться на родной почве особого успеха не приносят: сочинениям маэстро Тима, настоянным на фольклорно-классических ингредиентах, не хватает жесткости и драйва. Волею судеб демо-запись Providence попадает в руки английского продюсера Тони Кларка (1941-2010) - одного из архитекторов симфонического арт-рока, выведшего в люди The Moody Blues. Симпатичные песни шестерых янки покоряют сердце усатого джентльмена, и он берется за группу всерьез. Результат совместных усилий - изданная в 1972-ом единственная пластинка Providence "Ever Sense the Dawn". 
Двенадцать номеров релиза по-своему далеки от эпических территорий. Лаконичность, обтекаемость мелодических линий и определенная тяга к атмосферности - таковы условные слагаемые рассматриваемой здесь комплексной мозаики. Вместе с тем "прогрессивность" - отнюдь не пустой звук для наших героев. Представьте сочетание воздушных вокальных гармоний в традициях Crosby, Stills, Nash & Young, помноженных на экспериментальные искания, допустим, Yes. Акустические "рюшечки" преимущественно струнного толка замечательно оттеняются баритональными глубинами гитары и баса ("To Light Your Journey"). Предельно аккуратные необарочные штрихи ("Lady") то упираются в убедительные камерно-авангардные упражнения ("Sketch Number Two"), то сменяются фолк-артовой драмой ("The Stream"), предвосхищающей опыты канадцев Terraced Garden. Викторианское изящество аранжировки не заглушает прелести торжественных хоральных партий ("If We Were Wise"), попутно позволяя насладиться и мотивным поп-прогом менестрельского пошиба ("Fantasy Fugue"). Композиторское дарование Тима Томпкинса отчетливо наблюдается в высокопарной пьесе "Smile", классицистической chamber-виньетке "Sketch Number Three", насыщенном деталями певческом симфо-монологе "Neptunes Door" и других пунктах по-настоящему любопытной программы, которую я искренне рекомендую любителям саунд-раскопок.
Остается добавить, что стринг-трио из состава Providence в 1974-1976 гг. продуктивно взаимодействовало с Джастином Хэйуордом и Джоном Лоджем (The Moody Blues) в их сольных прожектах. После чего благополучно распалось на отдельные атомы. Однако память не подвержена тлену. И "Ever Sense the Dawn", как панорама сорокалетней давности, - лишнее тому доказательство.           

26 авг. 2013 г.

Mayfly "Mayfly" (1973)


1970-й. Приморский городок Берген в провинции Северная Голландия. Местная музыкальная сцена прирастает новыми героями - ансамблем Guruperide. Годом позже ребята меняют название на более благозвучное Mayfly и развивают бурную активность. Благодаря неуемной креативной энергии провинциалы попадают в поле зрения сотрудников нидерландского отделения Ariola. Далее - контракт на три сингла с полноценным LP в придачу. И, вроде бы, все идет хорошо. Но мастермайнды Mayfly - Густаф Вербюрг (гитары, фортепиано, вокал, композиция) и Иде Мин (перкуссия, электронные эффекты, тексты) - вдруг начинают артачиться. Мол, в стенах арендованной гаагской студии GTB невозможно добиться нужной атмосферы. "Что предлагаете?" - устало интересуется продюсер Мартин Дёйсер. "Пластинку будем писать дома", - дружно декларируют коллеги. "Совсем рехнулись? Как это - дома?" "Очень просто. У нас там имеется аппаратура + все условия". Впавший в меланхолию Мартин вяло отмахивается, однако молодняк убеждает поверить им на слово. В итоге шестеро энергичных безумцев запираются на чердаке бергенского жилища Иде Мина, и в пыльной тесноте по истечении времени рождается чудесный материал, который не грех представить на суд общественности...
Продолжительность единственной программы Mayfly - 36 минут. Тем не менее эти полчаса с хвостиком вмещают в себя 11 поразительно зрелых, сбалансированных и невероятно притягательных треков. Сочетание мелодических поп-традиций The Beatles, изысканных фольклорных виньеток в духе Magna Carta и импрессионистской лирики оказывает благостное воздействие на слух и рассудок. Нехитрая натурфилософия голландцев (от лицезрения смены сезонов до озабоченности проблемой человеческого старения) получает роскошное звуковое обрамление. Камерные мотивы "From Now On" c деликатным вокалом Мартена Мина и блистательными партиями Ари де Гёса (электрическая / акустическая скрипка, электропиано) удачно оттеняются рок-ритмикой (Онно Вербюрг - гитары; Хюб Нейхёйс - виолончель, бас). В "Symptoms of Summer" ставка сделана на благородный классицизм (струнные пиццикато служат фоном для флейтовых пассажей Ринуса Груневельда). Битловские мажорные нотки гармонично ложатся в обширную плоскость пространного chamber-этюда "Dawn of an Old Man's Life" и по инерции всасываются в плоть драматической фрески "The Smell of It", разбавленной кантри-экскурсами. Измерение расстояния "от великого до смешного" оборачивается то псевдо-традиционным фолк-зонгом "Lemoncake", то грустным водевилем "The Stable". В инструментальной интерлюдии "Intermezzo" демонстрирует консерваторские навыки скрипач де Гёс, а минорная хорально-акустическая зарисовка "Secondhand Dream" способна гарантированно разжалобить любого. Сингловая "Blue Sofa" заочно апеллирует к дуальному гению Леннона и МакКартни, тогда как "She Leaveth Me" кондиционно напоминает трактирное застолье менестрелей. Завершает спектакль чудаковатая панорама "Topless Bertha" - своего рода сельское кабаре, местами ассоциирующееся с творчеством Stackridge.
Резюмирую: превосходная, очаровательно-воздушная работа с совершенно особенным колоритом. Чистое наслаждение для каждого меломана. Рекомендую. 

24 авг. 2013 г.

Aranis "Made in Belgium" (2012)


Толчком к созданию пятого альбома Aranis послужили два разнополярных мотива. С одной стороны, ощущение гордости от факта принадлежности к бельгийскому народу, с другой - обида на соотечественников. Суть в том, что ведущих представителей направления new music, невзирая на их международную известность, в родной стране знают неважно. И дабы устранить досадный пробел, а заодно сыграть на чувстве патриотизма, Йорис Фанвинкенройе предпринял хитроумный маневр. Он разослал письма местным корифеям chamber-сцены с предложением соединить их творческие опыты в рамках общей программы. Реакция оказалась позитивной. И тогда шеф Aranis занялся отбором произведений. Дело предстояло нешуточное. Ведь жанры жанрами, а источники вдохновения, композиционное видение и авторские подходы у каждого разнятся. Следовало дать панорамный обзор характерных особенностей избранных лиц, попутно не перегнув палку с эклектикой. Задача не из простых, однако фокус удался на славу. Йорис с коллегами сумели воспроизвести в полном объеме набор индивидуальных методических отличий и при этом умудрились не разрушить целостность картины.
Вим Мертенс, Даниэль Дени, Роже Триго, Арне ван Донген и еще ряд знаковых имен, включая самого Фанвинкенройе. Наверное, только участникам Aranis с их смелостью, задором и недюжинным мастерством было под силу освоить столь оригинальную цепочку сочинений в контексте избранной схемы. От грозового, налитого контролируемой яростью, изобилующего прелюбопытнейшими нюансами авант-опуса "Nonchalance" Жана Кёйкена (Louise Avenue) действие сдвигается в сторону не менее эстетской дарк-авантюры "Le Feu", порожденной гением Ваутера Вонденабеле. Аккордеон, струнные, пиано, контрабас, флейта то сливаются в бушующей круговерти эмоций, то распадаются на одинокие кирпичики, формообразующие пространство сюжета. От приправленного синкопами номера "Inara" веет зловещей атмосферой ранних Univers Zero. Зато "Gentlemen of Leisure" пера Вима Мертенса развивается по принципиально иному сценарию, в плоскости модного кинематографического chamber-минимализма. Дополнительной "изюминкой" перформанса можно считать присутствие Трея Ганна (King Crimson, соло), углубляющего палитру звучанием touch-гитары. Рефлексивная тема "Where is Grommit?" обогащается партией другого авторитетного гостя - пианиста Пьера Шевалье (Univers Zero). "Le Mar t' Eau" Герта Вежмана - бесподобный альянс классицизма с элементами nuevo tango и немалой порцией интриги; великолепная пьеса, мастерски разыгранная ребятами из Aranis. В "L1" слушатель имеет шанс оценить собственную мелодическую перспективу затейника Йориса, а под причудливой вывеской "Bulgarian Flying Spirit Dances 2" развертываются горячие балканские страсти, помноженные на трезвый интеллектуальный расчет бессменного лидера UZ Даниэля Дени. Венцом сонических экспериментов выступает РИО-головоломка "Ersatz", почерпнутая из работы "Le Poison Qui Rend Fou" (1985) уникальных безумцев Present; достаточно броский финал, оставляющий по себе тонкое послевкусие.
Резюмирую: первоклассный вояж по излучинам бельгийского камерного прогрессива, дарящий массу незабываемых впечатлений. Настоятельно рекомендую.

21 авг. 2013 г.

Protos "One Day a New Horizon" [plus 2 bonus tracks] (1982)

Годом рождения ансамбля Protos следует считать 1977-й. Именно тогда два подростка из Чичестерской средней школы для мальчиков задумали содеять нечто на почве музыки. Звали юных джентльменов Рори Дафф (позднее - Ридли-Дафф) и Стивен Энскомб. Стоял обычный серый день, вполне по сезону. И покуда достопочтенный преподаватель английской литературы посвящал аудиторию в подробности биографии Генриха V, оба вышеупомянутых героя шепотом делились впечатлениями от творчества любимых ими Genesis...
Азы мастерства оттачивали дома. Да и концертной практике постепенно нашлось место: рестораны, свадьбы, семейные торжества, вечеринки служили университетами для Рори и Стива. Однако для полного счастья ребятам не хватало басиста с ударником. В 1981-ом дело, вроде, пошло на лад. Новобранцы Йен Карнеги и Найджел Риппон добавили драйва квази-симфоническим вещам соавторов. "Живьем" оно слушалось и смотрелось отменно. Но студийное сотрудничество отчего-то не желало складываться. Словом, поиск кандидатов продолжился...
Нил Голдсмит прибился к парочке в самый нужный момент. Уже вовсю сочинялись программные вещи, предназначенные к исполнению рок-составом. А, стало быть, потребность в драммере ощущалась предельно остро. Тут-то он и возник. С Голдсмитом парням действительно повезло. Мало того, что Нил обладал своеобразным гармоническим мышлением, так к тому же избегал всяческих подражательных приемов, предпочитая действовать в собственной характерной манере. В общем, группа Protos (невзирая на негласное лидерство клавишника Даффа) оказалась союзом трех индивидуальностей. И первый же их лонгплей "One Day a New Horizon" продемонстрировал жизнеспособность конгломерата.
Шесть инструментальных пьес дебюта интересны прежде всего подходом к мелодии. Здесь не нащупать глубины и предельной детализации фактуры, свойственной гроссмейстерам жанра. Восьмидесятые (пусть и ранние) наложили отпечаток на креативные взгляды трио. Вот, скажем, игровой номер "The Fugitive". При общей теплоте саунда тут явственно распознается синтетический привкус. Да и смикшировано сие, говоря условно, по правилам "новой волны": засилье клавишных тембров, поверхностные ударные, аккордовый бой по струнам... Правда, к середине пьесы Энскомбу позволяют развернуться, и этот любитель экспериментов потихоньку начинает оттягивать внимание на себя. Завершается же картина созерцательно-пасторальным сюжетом с примесью легкой грусти. Полифоническое великолепие "Thing of Beauty" (с меллотроновым бэкграундом) загублено по причине отсутствия необходимой арт-перспективы у продюсера/звукорежиссера Сэма Смолла (крайне жаль, что непосредственно ему доверили работу за пультом). Тем не менее определенного эффекта Рори и Кº удалось достичь. Если абстрагироваться от пост-производственных огрехов (включая небрежный ремастеринг), можно занести в разряд удач симфо-проговый опус "The Maiden", "офольклоренный" (в ключе Гордона Гилтрэпа) эскиз "Panamor", оркестровую миниатюру "Hunting Extremely Large Animals" (из серии "The Enid для бедных") и комплексный коктейль "New Horizon / Protos". На правах бонусов - симпатичный коллажный набросок "The Flea" образца 1981 г. и очень любопытная симфониетта "Variations on a Theme by Iain Carnegie" из сольного наследия Рори Ридли-Даффа (диск "Passing Decades", 2006).
Резюмирую: добротная прог-панорама, реализованная без претензий на шедевральность, но с душой и талантом. Советую ознакомиться.  

18 авг. 2013 г.

Epidaurus "Earthly Paradise" (1977)


В середине семидесятых немецкий городок Бохум стал местом встречи трех любопытных персонажей. Гюнтер Хенне (клавишные), Герд Линке (клавишные) и Манфред Штрук (ударные) задумали проект, ориентированный на симфоническое звучание. После нескольких лет упорного труда к закоперщикам примкнули певица Кристиан Ванд, басист Хайнц Кунерт и второй ударник Фолькер Эмиг. Будучи педантами до мозга костей, Хенне с Линке провозгласили тотальный отказ от концертной деятельности. Ибо сценическое оборудование того времени не позволяло им развернуться по-крупному - со множеством органов, меллотронов, клавесинов, полимугов и прочей всячины, требуемой для максимального раскрытия амбициозных композиционных замыслов. Остальные были вынуждены согласиться с мнением основных авторов. Закипела работа. И на заре 1977-го года увидел свет материал "Earthly Paradise", записанный в стенах Langendreer - одной из лучших европейских студий.
У западных критиков считается хорошим тоном сравнивать Epidaurus с британскими грандами Genesis: мол, меллотрон используется по лекалам Тони Бэнкса. Спорить не буду. Однако принципиальным фактором мне видится иной аспект активности тевтонов: отречение от "технарства" в угоду мелодии. Прислушайтесь к коллизиям вступительной пьесы "Actions and Reactions": никакого намека на виртуозность, самолюбование. Пафос? Это есть. Но продиктован он исключительно благими намерениями - желанием приблизиться к канонам романтической классики, лирическим вершинам национального духа. Мотивные пассажи удачно преломляются в драматическом зеркале действа, особенно колоритен воздушный вокал госпожи Ванд, вступающей на третьей минуте трека. "Silas Marner" открывается атмосферным альянсом 12-струнной гитары (Герд Линке) с изумительно красивой партией флейты от приглашенного духовика Петера Майера. Рисуемая ими картина сродни символистским пейзажам Каспара Давида Фридриха: меланхолия, сказочность, стершиеся грани меж реальным и метафизическим... И хотя кульминация повествования носит скоростной симфо-проговый характер, завершается полотно все тем же тончайшим погружением в ностальгические размышления о главном. Образцово-показательным для жанра в целом может служить инструментальный номер "Wings of the Dove" с его выдержанным поэтическим "штилем" и муговыми атаками на затейливом перкуссионном фоне; отдаленные аналогии можно провести с голландцами Earth & Fire периода диска "Atlantis"; сие, впрочем, достаточно условно. Из общего контекста выбивается зарисовка "Andas" - гуттаперчевая помесь фьюжн-фанка и краут-электроники. А венчает программу "космическая" мозаика "Mitternachstraum", составленная из элементов энигматики и монотематизма + слегка "зараженная" настроением Camel'овского шедевра "Moonmadness"; одним словом, занимательно.
После роспуска Epidaurus Хенне, Линке и Кунерт играли в команде Choise. А в 1994-ом попробовали возродить родное детище. Увы, произведенному знакомыми лицами альбому "..Endangered" до кондиций предшественника было не дотянуться: невразумительный поп-арт оказался бледен и местами попросту несъедобен. Более попыток войти в ту же реку германские товарищи не предпринимали. Наверное, правильно.   

15 авг. 2013 г.

Indukti "Idmen" (2009)


На период записи дебютной пластинки "Susar" (2004) поляки Indukti располагали шикарным козырем - приглашенным вокалистом Мариушем Дудой (Riverside, Lunatic Soul). Таланты последнего использовали в высшей степени грамотно: не выпячивали, но и не загоняли в тень. Можно сказать, что голос Дуды сыграл роль отдельного инструмента в тщательно подобранной звуковой палитре. Пресса встретила диск восторженно. Широкая прог-аудитория тоже сумела оценить по достоинству славянский ответ King Crimson и Tool. Однако успех, как всякое мимолетное явление, требует закрепления. И вот тут многое зависит от обстоятельств. Шанс подтвердить репутацию представился участникам Indukti лишь спустя пять лет...
Зимой 2008-го квинтет уединился в студии TR. Без давнего приятеля Мариуша, зато с внушительной группой гостей (три певца, трубач + исполнительница на дульцимере). Как и прежде, для клавишных места в саунд-пространстве не нашлось. Посему основная нагрузка легла на хрупкие плечи скрипачки Евы Яблоньски и двух гитаристов - Мацея Яскевича с Петром Коцимским. Ребята постарались выжать из подручного арсенала по максимуму. Что получилось - читайте ниже.
Вступительный опус "Sansara" награждает слушателя звонкой оплеухой. Металлический риффовый чес, яростный натиск ударных Вавржинца Драмовича, одинокие пассажи скрипки, с трудом пробивающейся сквозь зафуззованно-монолитные напластования всех мастей... Стройных мелодических откровений стоит ждать ближе к завершению трека, а до того придется выдержать "скрежет зубовный" в манере жесткого альтернативного прогрессива. Пьеса "Tusan Homichi Tuvota" способна довести до белого каления любого арт-эстета: только вообразите на мгновение симбиоз фолк-мелоса с пафосом эпического viking metal'а, "блэковыми" бласт-битами и декламацией лирики а ля Subterranean Masquerade (на правах фронтмена выступает скандинав Нильс Фрикдаль). Дикость? Не то слово! А дальше еще кошмарнее. Этюд "Sunken Bell" - редкий пример индустриального минимализма с трубным вмешательством в придачу. 10-минутную картину "... and Who's the God Now?!" сравнить и вовсе не с чем. В порядке бреда, назовем это "подарком из преисподней для Трента Резнора и его друзей". Мясорубка "Indukted" - неравное противостояние атакам условного парового молота, в финале которого выживает хрупкий корпусом скромняга-интеллигент дульцимер. Маятник истеричной композиции "Aemaet" то отклоняется в сферу тотального, пронизанного искаженными гитарными воплями безумия, то качается в сторону психоделического эмбиента с примесью нездорового конструктивизма. Агрессивный и зловещий кунштюк "Nemesis Voices" наследует шизо-мазо-опытам "добрячков" Tool. (Рекомендуется лицам с нехваткой адреналина.) Венчает программу наиболее любопытное с позиции чистого креатива сочинение "Ninth Wave" - хитросплетение джаза, арта и сурового альтерно-металла. 
Резюмирую: хлесткий, беспощадный, но вместе с тем эффектный релиз, демонстрирующий склонность авторского звена Indukti к силлогистике и парадоксу. Знакомиться иль нет - решайте сами. 

12 авг. 2013 г.

Samla Mammas Manna & Gregory Allan Fitzpatrick "Snorungarnas Symfoni" (1976)


Перефразируя классика, "редкая американская птица долетит до границ Скандинавии". Впрочем, реальность порой богата на курьезы и сумасшествия. И вот вам соответствующий пример. Гражданин США Грегори Аллан Фицпатрик (р. 1945) двадцатилетним студентом отправился посмотреть на жизнь в далекой Финляндии. Так уж вышло, что возвращаться домой ему вдруг совершенно не захотелось. На протяжении года весельчак Грег кантовался в Суоми, знакомясь с тамошней музыкальной сценой. А в 1967-ом перебрался в соседнюю Швецию. Не мудрствуя лукаво, сколотил рок-бэнд The Quints. Чуть позже переименовал его в Atlantic Ocean. И в семидесятом коллектив под началом Фицпатрика выпустил LP "Tranquillity Bay". В планах автора значилось издать диск на лейбле CBS. Однако мешанина из психоделии, биг-бита, блюза, рока и джаза показалась менеджменту компании чересчур экстравагантной. Посему реализовывать пластинку взялась более демократичная финская контора Love Records. Спрос на диск был мизерный. Тогда разочарованный мастермайнд распустил "атлантов-океанологов" и увлекся новым прожектом Handgjort, ориентированным на этнический психоделик-рок. Не успев разродиться альбомом, ансамбль почил в бозе. Тем не менее Грегори не думал унывать. В 1973-ем он отметился участием в хипповато-политизированном фолк-мюзикле "Tillsammans", собравшем корифеев шведской андеграунд-сцены (от Микаэля Рамеля до членов Kebnekajse). А затем приступил к сочинению необычной концепт-истории, лежащей на стыке авангарда и симфонического прогрессивного рока. Вот так и появилась на свет "Snorungarnas Symfoni".
"Симфония сопливого носа" - запоздалая реакция на безбашенные экзерсисы Заппы - уже на стартовом этапе предназначалась к исполнению лучшими из лучших. На тот момент бойцов круче, чем в стане Samla Mammas Manna, сыскать было сложно. Как следствие, Фицпатрик, выражаясь языком Квартета И, "объединил бренды" с ребятами Ларса Холльмера. Альянс оказался удачным для обеих сторон. И пусть хронологически работа явилась слегка не ко времени, ее значение для жанра в целом неоспоримо.
Четыре громоздких действия, четыре сюжетных поворота... Хорошенько изучив манеру своих коллег, Грег насытил повествование "фирменными" самламамистыми фишками - громоподобными аккордами, бешеной клоунадой, дурацкими тональными каламбурами, и, разумеется, не забыл про лирические отступления. Думаю, любой меломан сумеет по достоинству оценить блистательный разгул фантазии в "Första Satsen" с ее стилевой чехардой; виртуозный гитарный фьюжн от маэстро Костэ Апетреа, хлестко помноженный на задорное по сути, но предельно серьезное внешне марш-болеро ("Andra Satsen"); лихую кавалькаду страстей и тотальное скатывание с катушек в "Tredje Satsen"; плюс поданную в замысловатом полифоническом ракурсе искрометную пародию на авант-прог ("Fjärde Satsen"), замыкающую безумный аттракцион композитора, дирижера и аранжировщика Грегори Фицпатрика.
Резюмирую: великолепный бурлеск, воплощенный с эпическим размахом, тонким юмором и завидным профессионализмом. Пропускать не советую.

9 авг. 2013 г.

Portico Quartet "Knee-Deep in the North Sea" [plus 3 bonus tracks] (2007/2011)


Все началось с ханга - перкуссионной металлической посудины в виде двух сомкнутых полушарий. Накануне Миллениума эту странную штуку соорудили швейцарские затейники Феликс Ронер и Сабина Шерер. Чуть позже инструментом обзавелся английский ударник Дункан Беллами. А в 2005-ом вышеуказанный молодой человек замутил нечто под названием Portico Quartet. Коллегами Дункана стали выходцы из Южного Лондона: Джек Уайли (тенор- и сопрано-саксофоны), Мило Фицпатрик (контрабас) и Ник Малви (ханг). Состав, как видите, нестандартный. Да и музыку ребята сочиняли до предела изысканную. Благо, спектр увлечений у членов ансамбля был более чем широк - от модерн-джаза в совокупности с африканской этникой до минимализма и гамелана. Тем не менее участникам Portico Quartet повезло не только занять свою нишу в искусстве, но и добиться признания аудитории. Самобытный фолк-фьюжн микс дебютной пластинки "Knee-Deep in the North Sea" понравился многим. В результате редакция авторитетного журнала Time Out единогласно провозгласила диск альбомом года, а в 2008-ом проект удостоился престижной награды Mercury Music Prize. Однако же не будем забегать вперед и попробуем вслушаться внимательнее в сонические опыты британцев.
Строгие ритмические линии, несущие центральную нагрузку духовые и глубокие басовые маневры - такова примерная картина вступления "News From Verona". Определенно, лирические мотивы играют весомую роль в творчестве Portico Quartet. И все же первостепенное значение здесь имеет не "что", а "как" это сделано. Нежный саунд ханга позволяет с успехом обходиться без клавишных. Разумеется, функциональность данного агрегата не выдерживает сравнения с синтезаторами (характер извлекаемых пассажей по большей части репетативен). Но Беллами и Кº хватает его возможностей для выполнения поставленных задач. И впрямь, разве не чудесны тонкозвучные интонации в слиянии с баритональным подражанием виолончели ("(Something's Going Down On) Zavodovski Island")? А заглавная вещь, где общий медитативный строй лишь единожды нарушается спускаемой с цепи саксофонной атакой? Абстрактные фольклорные токи в контексте пьесы "Too Many Cooks" навевают воспоминания о замечательных финнах Piirpauke. Развернутый номер "Steps in the Wrong Direction", грамотно наращивая интригу, приманивает меломана в расставленные силки. Неосязаемая прелесть географических открытий удачно иллюстрируется на примере трека "The Kon-Tiki Expedition", близкого по духу отдельным опусам Яна Гарбарека. Очарователен пронизанный эхом похмельного танго медленный вальс "Pompidou". Ретро-эстетика немого кино усматривается в слегка шаловливых и крайне певучих тембрах сакса ("Prickly Pear"). Да и остальные позиции неплохо демонстрируют где-то поэтические, где-то авантюрные взгляды лондонской четверки на природу рожденных ими образов...
Резюмирую: прелюбопытный и оригинальный релиз. Рекомендуется тем, кто жаждет свежих мелодических впечатлений. Надеюсь, не разочаруетесь.  

6 авг. 2013 г.

Zaal "Onda Quadra" (2010)


Есть такая категория уникумов, которым одна ипостась не в радость. Агостино Макор, определенно, из их числа. Множественные творческие грани маэстро представлены весьма несхожими проектами. Тут и образцовый ретро-прог итальянского фасона (Finisterre, La Mascherra Di Cera), и пост-рок (La Zona), и эйсид-джаз вперемешку с драм'н'бейс (Blu Nepal), и даже электронный импрессионизм (McKor). Короче, наш заочный друг из Генуи - парадоксальный малый. Впрочем, оно было ясно уже по его дебютной программе (2004), реализованной в рамках соло-прожекта Zaal. Тогда Макору помогали "монстры" типа Фабио Дзуффанти и Стефано Марелли. Диск получил хорошую прессу и был встречен на "ура" любителями фьюжн-арта. Прошло пять лет. Замысливший продолжение Zaal-сессий Агостино полностью сменил состав и погрузился в репетиции. Попутно кардинальную трансформацию претерпела и игровая формула. Если первенец соответствовал жанровым требованиям прогрессив-рока, то ориентиром для очередной инкарнации ансамбля сделались пост-модальные импрессии в русле минимализма. Понятно, что вышеупомянутые Фабио со Стефано к такому даже и не приблизились бы. Поэтому в авантюру ринулась другая команда: басист Паоло Марассо, саксофонист Фра Марскарди, трубач Микеле Бернабеи, перкуссионист Але Кваттрино и ударник Лучано Дзангари. Инструментальный арсенал мастермайнда был представлен синтезаторами, фоно и электропиано. Производство пластинки заняло почти год. А в мае 2010-го "Onda Quadra" наконец-то презентовали слушателю...
Если ограничиться единственным эпитетом по отношению к данному собранию треков, я бы употребил слово "аморфный". В прологе "Antefatto" уцепиться фактически не за что. Отсутствие острых углов, внятных мелодических красок... Бал правит мистериальный джаз - до одури зыбкий, ускользающий в теплую, пряную, абсолютно расфокусированную бездну ночи. "Quinto palindromo" также не запечатлевается в памяти, невзирая на наличие ритмического фундамента, агрессивность духовых пассажей и атмосферность клавишных линий. Агостино уверенно тасует свободные, практически импровизационные формы, добиваясь небывалого авангардного разгула. "Contare in cerchio" - апогей саунд-эскапизма. Индустриально-электронная пилюля, глотаемая через силу. Отходом в сторону традиционности можно считать пьесу "Dyane 6". Джазовый свинг дополняется колоритными партиями трубы и сакса, разбавляется секвенсорами и крайне приятными органными обертонами. Однако излишне баловать нас никто не намерен. А потому следующим номером выступает отстраненная космическая фреска "Réveil (in the capsule)" с накрапывающей фортепьянной темой в духе Клинта Мэнселла и разномастными соническими эффектами. Радует 9-минутная "ZLG reprise" - великолепный фьюжн-коктейль, присыпанный неоклассическими эпизодами и бодрящими элементами самбы под занавес. В качестве финала - тотально размытый этюд "Epilogo", оставляющий по себе осадок в виде гулкого пульса на периферии сознания...
Резюмирую: по-своему любопытный музыкальный акт, никак не пересекающийся с предшествующей работой "La Lama Sottile". Рекомендуется ценителям экспериментального авант-джаза и адептам минимализма.  

3 авг. 2013 г.

Gösta Berlings Saga "Glue Works" (2011)


Что импонирует в северянах, так это их врожденная поэтическая образность. Вот, скажем, шведы Gösta Berlings Saga. Если без дураков, инструментальный прогрессив-рок. Но то с позиции критика. Сами же члены квартета видят свое творчество несколько по-другому: "нордическое музыкальное путешествие, окаймленное мелодичными, резко очерченными линиями, мерцающими, как полярное сияние над далекой арктической тундрой, сопровождаемое агрессивными риффами, подобными леднику, кромсающему плоть скандинавских фьордов". Прочтешь такое и поневоле загоришься мыслью всенепременно послушать хотя бы пару вещей...
"Glue Works" - третья пластинка GBS. В определенном смысле - переломная. Прежние альбомы ребят выходили под шапкой лейбла Transubstans records. Однако за выпуск "Glue Works" несла ответственность легендарная американская контора Cuneiform. Что косвенно намекало на факт международного признания заслуг GBS и автоматически выводило дистрибуцию произведений стокгольмской четверки на новый уровень. Другой приятный момент - продолжение сотрудничества с продюсером Маттиасом Ольссоном (Änglagård), известным ценителем высокохудожественных актов. В общем, обстановка располагала к серьезной работе, и члены ансамбля постарались максимально оправдать возложенное на них доверие.
Семь позиций диска способны порадовать любителя энигматических прог-опусов. Завязкой служит пьеса "354". На мерно пульсирующем пост-роковом поле шведы воздвигают минималистскую по контурам, но изобилующую деталями конструкцию. Густые слои звука то наливаются спелостью, то рассыпаются сотней хрустальных осколков. Погруженные во тьму фасады озаряются багровым. Индустриальная неврастения King Crimson, здоровый авантюризм Tonbruket и затаенная ярость Anekdoten отражаются в мутных зеркалах GBS. От этюда "Icosahedron" также не стоит ждать эмоциональной стабильности. Меланхоличную колыбельную драпируют электрическим дисторшн-полотнищем, а затем силятся высвободить из плена инфернального хаоса. Эпическая история "Island" мнится натуральной обманкой. По первости слушателя очаровывают изящным струнным аранжементом (партия виолончели - Сесилия Линне). И кажется, впереди маячат дивные камерные своды. Не тут-то было. Консерваторские штудии оборачиваются надругательством в особо извращенной форме - с жесткой гитарой Эйнара Бальдурсона, колючими саунд-скрепами ритм-секции (Габриэль Херманссон - бас, Александр Скепп - ударные, перкуссия) и тщательно насаждаемым клавишным аналоговым безумием Давида Люндберга. В оставшейся части программы относительно спокойной выглядит разве что трек "Geosignal" - полная интриги мастерская арт-амальгама. Прочее напоминает тарзанку, интенсивно раскачиваемую над жерлом атомного реактора: привлекательный и в то же время чертовски опасный процесс... 
Таковы Gösta Berlings Saga - экстремалы, избравшие местом действия территорию сумрака. И коли не страшат вас коллажные эксперименты над псевдо-реальностью, добро пожаловать в мир актуального ретро-маньеризма.