27 июн. 2013 г.

Alphaterra "Planet in a Day" (2007)


Как известно, лиризм у итальянцев в крови. И если уж они не поют серенады в честь прекрасных дам, значит, производят романтичные этюды без слов. Дуэт Alphaterra - тот самый случай, когда любая текстовая нагрузка мнится ненужным придатком. Составили проект артисты-сверстники - пианист Джанни Виаджи (р. 1966) и гитарист Джорджио Габриэль (р. 1966). Первый из них посещал музыкальную школу, брал уроки игры на церковном органе и обожал экспериментировать с полифоническими синтезаторами. Второй также стажировался под руководством опытных наставников и параллельно наяривал фолк, фьюжн и чистый джаз в различных командах. Сдружились ребята на почве обоюдной горячей симпатии к творчеству Пэта Мэтини, Стива Хэккетта и Genesis. Причем случилось сие еще в подростковом возрасте. В свободное время приятели обменивались креативными идеями и даже сочиняли на пару саундскейп-фрагменты без особых претензий. Поскольку взгляды на природу гармонии у Джанни и Джорджио совпадали, сотрудничество решено было продолжать на более серьезном уровне, невзирая на географическую отдаленность (места проживания у соавторов разные, Рим и Милан соответственно). Так и родился студийный коллектив Alphaterra.
"Planet in a Day" - единственная на сегодняшний день работа апологетов инструментального жанра. Двенадцать пьес альбома призваны продемонстрировать слушателю естественную красоту земных ландшафтов. Путешествие по странам и континентам осуществляется при минимуме выразительных средств. В арсенале маэстро Виаджи только клавишные, ну а сеньор Габриэль опирается исключительно на возможности акустической/электрической гитар и баса. Ритм-секцию заменяют электронные секвенсоры, сэмплы и запрограммированные ударные. При этом не сказать, чтобы в палитре ощущался дефицит "живых" токов. Исполнительский класс и композиторская интуиция тандема позволяют им безболезненно обходить острые ситуационные углы. Возведя в мелодический идеал грациозные фьюжн-пасторали Пэта Мэтини, наши герои выстраивают собственную систему координат с набором проверенных эффектных схем. Музыка для парусов? Да, пожалуй. От поросших вереском предгорий Шотландии ("Scottish Dream") воображаемый бриг устремляется дальше, к дождливым пейзажам Прованса ("Sweet Rain over Provence") и священным корнуолльским рощам, хранящим воспоминания о друидах ("Sacred Night in Cornwall"). Фантазии апеннинских вояжеров вполне позавидовал бы Жюль Верн. Ведь их соническая "кругосветка" захватывает массу экзотических сюжетов. Тут и норвежские фьорды, и звездное сияние Аляски, и заснеженные пейзажи Лапландии, и девственное очарование патагонских лесов... Каждой истории свойственна особая краска - будь то синтетические волынки и флейты, хрустальные гитарные арпеджио, накрапывающие вечерним туманом пиано-аккорды, ажурный барочный наигрыш или же "разлапистые" протяженные диагонали, рисуемые псевдо-"Хаммондом"...
Резюмирую: чудесный релиз, полный красоты, безмятежности, тепла и уюта. Любителям округлых джазовых линий и мечтательных арт-роковых эскизов - на заметку.   

23 июн. 2013 г.

Abstract Truth "Silver Trees" (1970)


Изданный в январе 1970-го диск "Totum" вызвал единодушный восторг у критиков, пресса Йоханнесбурга, Кейптауна и Дурбана запестрела рецензиями. Обозреватели хвалили Abstract Truth на все лады, отмечая, что ансамбль вывел южноафриканский поп из клишированной "сиропной" стадии к рубежам истинной прогрессивности. Лидер AT Кен Хенсон в многочисленных интервью также не стеснялся говорить об определенной жесткости собственной музыки, продиктованной исключительно честным отношением к творчеству. Впрочем, всеобщее признание не уберегло коллектив от больших перемен. В том же году басист Брайан Гибсон и перкуссионист Робби Павид покинули ряды Abstract Truth. Первый из них целиком отдался евангельской проповеди, второй пополнил собой состав прог-бэнда The Third Eye. Как ни странно, такой поворот событий оказался полезным с точки зрения эволюции AT. Место Гибсона занял поклонник Хендрикса Джордж Вулфардт (бас, флейта, ударные, вокал). Но главным приобретением, безусловно, стал Питер Мизроч (фортепиано, орган, флейта, клавесин, вокал). Отменный вкус, талант аранжировщика и явные композиторские способности последнего способствовали безболезненному переходу Abstract Truth от андеграундной полуакустической манеры к качественно иной саунд-гамме, расцвеченной множеством приятных оттенков. И презентованный публике в сентябре 1970 г. лонгплей "Silver Trees" убедительно подтвердил: смена ориентиров состоялась очень и очень вовремя.
Открывающий программу трек Хенсона "Pollution" длится чуть более трех минут. Но этот хронологический отрезок сродни стилевому пинг-понгу. Мирное пасторальное начало, живой гитарно-флейтовый диалог в средней секции и событийно щедрое включение в действо комплексного инструментария, отвечающего за перенаправление с камерной эстетики к страстной ритмике африканского джайва. Мотивным радушием безыскусного прото-арта искрится фреска "All The Same" авторства Джорджа Вулфардта. В другом его опусе "Original Man" на незамысловатую песенную основу нанизываются узорчатые клавишно-духовые фигуры, отчего простецкий в общем-то номер обрастает интересными деталями. Идейный центр пластинки - титульный эпик "Silver Trees" - демонстрирует чудеса развитой психоделии с легким восточным привкусом. А далее следует активный джаз-фанковый сегмент "In a Space" с залихватскими партиями родоначальников Abstract Truth - гитариста Хенсона и саксофониста/флейтиста Шона Берджина. Новаторством веет от этюда "Moving Away", где происходит феноменальное "братание" чопорной барочно-ренессансной схемы (Мизроч вводит в палитру клавесин) и мелодичного фьюжн-прога. Любителям меланхолии адресована замечательная история "Two", сочиненная мастермайндом Кеном; тем же, кто не прочь прикоснуться к синкопированному блюз-року с органными риффами и вихревыми потоками сакса, предназначается эффектная зарисовка "Blue Wednesday Speaks", напоминающая ранних Jade Warrior. Завершается "банкет" на разухабистой мажорной ноте, тотально присущей фанк-боевику "It's Alright With Me".
Резюмирую: чертовски привлекательная, местами - импульсивная и взрывная арт-панорама, нисколько не утратившая художественной ценности. Рекомендую.

Abstract Truth "Totum" (1970)


Южноафриканскому квартету Abstract Truth судьба отмерила два года. Ворвавшись в 1969-м на прогрессивную сцену Дурбана, отпрыски семей британских переселенцев околдовали земляков оригинальным соединением психоделического фолк-рока с джазом, блюзом и этникой. И благодарить за столь необычный подход к творчеству стоит верховного жреца Abstract Truth - Кеннета Эдварда Хенсона (гитара, вокал, ситар). Рок-н-роллом Кен увлекся в середине 1960-х. К концу десятилетия его творческий актив насчитывал участие в команде Leeman Ltd, культовом арт-прожекте Freedom's Children и джаз-группе The Sounds. В феврале 1969-го Хенсону поступило интересное предложение. Владелец дурбанского отеля Palm Beach пригласил игравшего на ситаре юношу в аккомпаниаторы к экзотической танцовщице, развлекавшей посетителей ночного клуба Totum. И здесь Фортуне было угодно свести нос к носу трудягу Кена с его будущими коллегами - Шон Берджином (флейта, саксофон), Брайаном Гибсоном (бас, вокал) и Робби Павидом (перкуссия). Иными словами, Abstract Truth возникли в качестве сугубо клубного акта. Поначалу единственной функцией ребят являлось звуковое дансинг-сопровождение. Однако заполнять вечер приятными обертонами следовало и по завершении танцев. Посему талантливый мистер Хенсон взял на вооружение бессловесный субкультурный тон-микс собственного сочинения. Довольно быстро выяснилось: музыка Abstract Truth самодостаточна и не нуждается в иллюстративном мелькании полуобнаженной грации. Вскоре хозяин заведения попросил приму "на выход", и пальма первенства автоматически перешла к нашим героям. Отныне главной достопримечательностью Totum'а стала изобретательная рок-четверка... 
Материал для дебютного лонгплея Abstract Truth собирался "с миру по нитке". Кен сознательно сделал ставку на эффект узнавания, а потому из девяти пьес только "кислотная рага" "Total Totum" - плод коллективной авторской мысли. Прочее - фантазии на известные темы (от Донована до Гершвина). Стартовав с мегаприятной "Jersey Thursday" (гитара, флейта, пространная ритм-секция и очаровательный теплый вокал), Хенсон и Кº заряжают инструментальный ориент-блюз "Coming Home Babе", порожденный в 1962-м контрабасистом Бенджамином Такером. Затем - немного акустических изысков в стиле Боба Дилана ("Oxford Town") + психоделик-джаз "Fat Angel / Work Song" с дивными духовыми и грязноватым "наваристым" саундом электрогитары. Заочным соревнованием с голландцами Brainbox выглядит помещенная в центр пара "Summertime" & "Scarborough Fair". Ни под кого не подстраиваясь, Abstract Truth превращают знаменитую колыбельную из "Порги и Бесс" в занимательный джем-вояж, зато народная английская баллада преподносится без особых выкрутасов, чисто, мелодично и трогательно. Дилогия "Parchman Farm / Moaning" решена на редкость азартно, в эстрадном джазовом ключе, но при том артистически утонченно. А уж гершвиновская "Ain't Necessarily So" в прочтении жителей ЮАР и вовсе заслуживает отдельных аплодисментов. Так гармонично сплавить ее с "Take Five" Пола Дезмонда, не погрешив против истины и попутно наводнив палитру астральными оттенками, - это дорогого стоит. Финальная "Total Totum (Acid Raga)" дает примерное представление о том, какими "блюдами" потчевали Abstract Truth гостей родного клуба.
Резюмирую: весьма любопытный образчик прото-прогрессивного фьюжн-фолка. Советую ознакомиться, хотя бы для общего развития.   

21 июн. 2013 г.

After Crying "Overground Music" (1990)


По усеянному подводными рифами узкому chamber-проливу мадьярские "аргонавты" проследовали элегантно - с лоском и видимой легкостью. Сказался "лоцманский" опыт рулевых проекта - Чабы Ведреша (фортепиано, вокал, синтезатор) и Петера Пейтшика (виолончель, вокал). Мастермайнды явственно понимали, чего хотят от своей первой в девяностые годы пластинки. Потому и аккомпаниаторов отбирали с особым тщанием. Заочно поблагодарив коллег, некогда стоявших у истоков After Crying, Ведреш с Пейтшиком по результатам кастинга отсортировали шестерых академических исполнителей (флейта, альт, тромбон, гобой, фагот, труба), заманили в компанию певицу Юдит Андрейски, и уже больше никого искать не стали. "А где же рок-инструментарий? - недоуменно спросит пытливый разумом меломан. - Как насчет гитар, ударных и баса?" А никак. Профессионалам такие фокусы без надобности. Ибо максимально сбалансированного звучания они умеют добиваться абсолютно разными способами. В данном случае - при помощи классического консерваторского арсенала и поддержке более современной техники. 
Пробным шаром для модели в целом выступает пьеса "European Things (Hommage á Frank Zappa)". И право слово, столь изящных примеров в прогрессиве не так уж много. Певческий артистизм Чабы - бальзам на душу поклонников Джона Уэттона (голосовые тембры обоих весьма похожи). А с какой лихостью этот венгерский эквилибрист наяривает на фоно! Клавишные партии искрятся неподдельным вдохновением, заражают джазовой страстностью и покоряют филигранной отточенностью каждого аккорда. Здесь же щегольски орудуют струнные, то нежно, то озорно воркует флейта и лучатся удовольствием поймавшие творческий кураж сессионщики. После захватывающего вступления настает черед энигматико-лирического номера на стихи Тамаша Гёргеньи ("Don't Betray Me"). Вокалировать на сей раз берется романтичный аккуратист Петер. Его чистый, несколько наивный слог растворяется в наслоении величественных камерных пассажей, плотно обернутых брасс-материей с электронной синтетической подкладкой в придачу. В системе координат трека "Confess Your Beauty" на начальных порах властвует иллюзия, будто звуковые гонведы затеяли спор с самими Gentle Giant. Однако вскоре заблуждение рассеивается. Участникам After Crying не с руки опускаться до слепого подражания, пусть даже величайшим из великих. Сонические узоры на незримом холсте они предпочитают воспроизводить по собственным лекалам. А уж симфонической искушенности у композиторского тандема Ведреш - Пейтшик и остальным поучиться не грех (слушайте среднюю часть означенной вещи). В разбитой на отдельные главы трилогии "Madrigal Love" друзья пошагово экспериментируют с высоким драматическим штилем, джазово-кентерберийскими вариациями в аспекте chamber-рока и оригинальным прогрессивным неофутуризмом. Ну и предельно эстетскими упражнениями в прекрасном выглядят "...To Black..." с ее готико-филармонической закваской да эпический финал "Shinin' (To the Powers of Fairyland)", предвосхитивший открытия другой замечательной венгерской формации - Fugato Orchestra.
Резюмирую: блистательная художественная мозаика эталонного качества, один из безусловных шедевров арт-движения 1990-х. Настоятельно рекомендую. 

18 июн. 2013 г.

Kataya "Voyager" (2010)


Жизненный цикл финского проекта Kataya уложился в четыре года. Тем не менее бэнд оставил след не только в душах поклонников, но и непосредственно в сердцах музыкантов. Даже матерый ветеран Сами Сарямаа (гитара, клавишные, бас, программирование, ударные), участник дюжины разнообразных коллективов, не отрицает: эмбиентальное арт-фолк-трио являлось его излюбленным детищем. 
Дебютный альбом Kataya "Canto Obscura" (2008) стал для многих сюрпризом. Покуда подавляющее большинство прогеров металось от авангарда к симфо- и обратно, рассудительные волшебники из Суоми решили далеко не ходить и попытаться передать в записи атмосферу лесной нордической глуши. Получилось прекрасно. Диск очаровал меломанов, занял достойные места в рейтинге специализированных изданий, посыпались предложения о концертах... Безотказные финны, подключив четырех аккомпаниаторов, сформировали "живой" состав, дали несколько выступлений в Хельсинки, а также сыграли на фестивале Symforce 2009 в голландском Тилбурге. Когда же мероприятие завершилось, члены ансамбля взяли короткую паузу, после чего приступили к подготовке новой программы...
Концепция "Voyager" выражается просто: космическое путешествие в трех сюитах. Правда, изнутри триптих разбит аж на 14 треков, впрочем, это уже детали. В композиционном отношении Kataya сместили акценты. Если на "Canto Obscura" основным сочинителем значился Матти Кирвянен (клавишные, мелодекламация, вокал), то на сей раз лидерские функции отошли к маэстро Сарямаа. Заполучив бразды правления в свои руки, Сами начал изобретать методы по упорядочению сонического хаоса. Результат его усилий, как минимум, интересен.
На аморфном фундаменте из призрачных астральных блоков Kataya возводят изящную башню, в чьей архитектуре типичные аналоговые черты соединяются с приемами модерна. Неопсиходелический каркас, space-роковые странности, утяжеленные гитарные риффы при поддержке ударных Тейо Тикканена (вспомогательные клавишные, бас, гитара, программирование) и ажурная акустическая эстетика "делают погоду" в пьесе "Sun Geese". Интригующий опус "Dark Lark" воскрешает тени Pink Floyd и в то же время косвенно отсылает к произведению "L' Âme de l'Hiver" c лонгплея "Claude Monet, Vol.1" блистательных французов XII Alfonso. В "K (To carry me over)" звучат спокойные артистичные интонации Матти, вещающего "по-англицки" с легким акцентом; при этом этюд сочетает лирическую направленность с мощным хард-рок-импульсом. Вообще, вычленить из содержимого нечто особенное сложно: хороши и мечтательная "Mornin' Dude", и гипно-трансовая "Homebound", и пасторально-прогрессивная "Blue Cranes Over Korso", и прочие замечательные сюжеты. Посему рекомендую отведать вкуснейший "слоеный пирог", любовно приготовленный северной троицей, и убедиться в его чудодейственных свойствах.  

15 июн. 2013 г.

Raw Material "Time is..." (1971)


Наглядный пример того, сколь неимоверно можно вырасти за год. Raw Material раздухарились и выдали потрясающе глубокую, умную и без дураков прогрессивную программу, на которую длань не поднимется навесить ярлычок "прото". Благодарить за всё стоит непосредственных участников группы. Отказавшись от услуг сторонних авторов, созревшая для творческого спурта пятерка заявила о себе в полный голос. К черту наивность, манерное расшаркивание с жанрами... "Time is..." - это в первую очередь напряжение всех составляющих композиционного мышечного каркаса. Дремавшие до поры амбиции пришли в движение, и квинтет без промедления навострил лыжи в студию родственной конторы Neon Records, где магистр звука Барри Эйнсуорт уже готовил микшерский пульт к нелегким трудовым испытаниям...
Тон происходящему задает эффектный номер "Ice Queen". Монотонные, густые брасс-риффы вкупе с аккуратными гитарными штрихами наводят коллективный морок на ничего не подозревающего слушателя. От вязкой, приправленной хардом палитры постепенно отделяются маневренные джаз-роковые линии; грозные психоделические тучи меняют окрас на балаганно-придурочный, стебный, лучащийся чем-то неуловимо битловским (поистине роскошен финал, в коем сходятся нос к носу задиристая флейта, отвязная ритм-секция, орган Колина Кэтта и баритональные репризы саксофона). Знамя обширной полифонической атаки подхватывает вещица "Empty Houses". Попробуйте вообразить гипотетический совместный jam session монструозных канадцев Rush и рафинированно-педантичных англичан Beggars Opera. Тяжелый напористый саунд преломляется о вычурность вокальной мелодики, а затем и вовсе тонет в акустически чистой сонатине. Но ненадолго. Демонстрируя изысканный вкус и склонность к эклектике, ребята из Raw Material в контекст того же сюжета вводят гитарно-духовые кримзоидные гипно-приемы, после чего циклическим путем возвращают пьесу на круги своя, то бишь к здоровому позитивному хард-прогу. В центр событийного алтаря закладывается эпический номер "Insolent Lady". От пролога - пасторальной генезисовской грустинки "By the Way" под флейту Майкла Флетчера и романтическое фоно маэстро Кэтта - ракурс смещается к лукавой, по-лисьи оборотистой сценке "Small Thief" (театрализованный холерический арт-фьюжн; как вам такое определение?). Закрывается же действо тотально мажорным сегментом, несущим, впрочем, приличную дозу хорошо замаскированного ехидства. В "Miracle Worker" британские добры молодцы запускают околоджазовый маховик (сердечный привет Дэйву Брубеку!), походя кичась акробатическими прог-элементами и практически джетроталловскими поведенческими чертами. Крепко сколоченный боевик "Religion" базируется на ритмических маневрах а ля Led Zeppelin, скрещенных с отточенными партиями сакса, электрогитары и "Хаммонда". Заключительное 11-минутное полотно "Sun God" - превосходный микс из сказочных балладных мотивов и кульминационных драматических моментов, иллюстрирующих извечную дихотомию света и тьмы...
Резюмирую: блестящая и крайне изобретательная работа, знаменующая собой яркий закат одного из оригинальнейших ансамблей прошлого. 

12 июн. 2013 г.

Savanna "Collected Madness" (1973)


Единственный альбом англичан Savanna - повод задуматься о феномене private-pressings. Все эти штучные виниловые издания тиражом 25 экземпляров являются подлинной мукой для коллекционеров. Понятно, что вещи такого рода делались отнюдь не из коммерческих соображений, а исключительно ради любви к искусству. Однако в том и заключается парадокс: сегодня цены на подобные раритеты достигли астрономических цифр. Взять, к примеру, наших героев. Пластинка "Collected Madness" записывалась в частной студии Deroy (Карнфорт, графство Ланкашир), учрежденной в пятидесятых годах прошлого века Дерриком Маршем. Причем не вся выпускаемая продукция штамповалась клеймом DEROY Sound Service; иногда в качестве основного лейбла фигурировали совершенно иные названия. Но суть не в этом. Оригинальный лонгплей Savanna с автографами участников на обороте конверта ныне предлагается за 2,256 евро. Вероятно, охотники за антиквариатом из числа толстосумов могут позволить себе соответствующие траты. А рядовой меломан... ему оставалось бы кусать локти с досады, кабы не деятельность энтузиастов вроде компании Audio Archives. Благодаря им мало кем слышанные и в семидесятых безвестные команды становятся предметом культа по прошествии сорока лет. Имя Savanna - из той же когорты.
Душой коллектива был композитор Чес Кип - стойкий любитель фольклора. Песни, как и положено сонграйтеру, он предпочитал сочинять в лирическом ключе. Доведением пасторальных творений Чеса до ума занимались все члены Savanna: поклонник Джорджа Харрисона и приверженец индуизма Чарли Руби (в последующем - гражданин Канады), гитарный мастер Роб Армстронг, среди клиентов которого немало знаменитостей (назову хотя бы Гордона Гилтрэпа), и почитатель стилистики кантри Грэм Уилкинсон. Рабочий арсенал ребят включал в себя клавесин, бас, 12-струнную и электрическую гитары. Отталкиваясь от базовых пасторальных мотивов, акустические уникумы не боялись эпизодических синхронных хождений по психоделической зыби. И результат их экскурсов заслуживает внимания.
В фундаменте практически каждого трека программы - аккордовый наигрыш, обрамляемый клавишными, басом и струнным орнаментом в исполнении Руби. Техничностью здесь, разумеется, и не пахнет. Не будучи профессионалами, Savanna подкупали другим: проникновенной балладной подачей ("Running the Race", "The Old Story", "I'll Come to You"), косвенной отсылкой к барокко-фолку ("Dance of the Clockwork Clown", "Stream"), умением ясно пересказывать драматические истории ("The Other Way") и тихими бессловесными сюжетами на грани сна и яви ("Peaceful Time"). В тщательно сбалансированных произведениях типа "All I Need" мерещатся unplugged-ушки Роджера Уотерса периода "Atom Heart Mother". Да и в размеренных инструментальных эйсид-полотнах ("Goodnight") не чувствуется надуманности; максимум искренности при полном отсутствии позерства...     
Резюмирую: добротный арт-фолковый акт, рассчитанный на вдумчивую, романтически настроенную аудиторию. Музыка дождя и тумана.   

9 июн. 2013 г.

Solution "Solution" [plus 2 bonus tracks] (1971)


Истоки голландской команды Solution коренятся в деятельности группы The Keys. Именно там познакомились духовик/клавишник Том Барлаге и органист Виллем Эннес. Впоследствии вывеску изменили на Soulution, но литера "u" в названии так и не прижилась. В 1969 г. к друзьям присоединился ударник Ханс Ватерман. С этого момента ведет начало официальная история бэнда. Без прикрепления к лейблу компаньоны оставались недолго. В 1971-ом им посчастливилось заключить контракт с конторой Catfish (местное подразделение концерна EMI), и в мае того же года  под руководством продюсера Йона Схюрсмы на студии Bovema's (г. Хемстеде) закипела работа над дебютной программой Solution. В помощь музыкантам определили басиста/вокалиста Петера ван дер Санде, что, несомненно, пошло на пользу делу. И буквально за три дня все пять треков для первой пластинки коллектива были зафиксированы на мастер-ленту...
Благодаря прогрессивным взглядам Схюрсмы Solution получили тотальную свободу действий. Так что их безымянное творение оказалось на редкость комплексным и незашоренным. Влияние Джона Колтрейна, фьюжн-тенденции в духе Заппы, ранние кентерберийские "заморочки" Soft Machine и мелодические экзерсисы британского прото-арта в равной степени отразились в сложносочиненных схемах голландцев. Позаимствовав базовые принципы строения композиции у "академистов", Solution соединили их с джаз-роковым видением темы. Вышло на удивление лихо. Взять хотя бы развернутые атакующие маневры пьесы "Koan". Чередование наступательного лейтмотива с лирическими эпизодами (в отсутствие гитары за смысловую нагрузку несет ответственность духовик) выполнено предельно органично. Яркие саксофонные партии, расслабленный танец флейты, четкая фактура басовых линий, занимательный перкуссионный орнамент и бурлящий жизненной энергией "Хаммонд" поневоле вовлекают нас в соническую авантюру. Минутный клавишный набросок-связка "Preview" - и вот уже распахиваются врата в энигматический экскурс "Phases" с его постепенным нагнетанием атмосферы (фоновые вокальные упражнения ван дер Санде - отдельная песня), психоделическим флером ориентального толка (флейтовые эскапады при однообразном циклическом рисунке) и мажорной симфо-проговой подачей, сращенной с отступлениями то элегического, то прихардованного фьюжн-пошиба. Эмоциональный перехлест имеет место и в эпической картине "Trane Steps", где настроение колеблется от светло-умиротворенного до холерического с некоторой долей агрессивности. И уж совсем безумным выглядит откровенно опереточный финал "Circus Circumstances": шизофренический галоп как среднее арифметическое от Focus и Samla Mammas Manna, массированная бомбежка духовыми, гиперактивные выпады ритмачей (вспоминается легендарная "Theme One" Джорджа Мартина в прочтении VDGG) и лишенные пауз пробросы в область рефлексивных джазовых откровений... В общем, весьма острое блюдо. А на десерт - шикарные бонусы: импровизированный "Jam" и "Koan" в концертном варианте.
Резюмирую: превосходная красочная арт-мозаика от исключительно талантливой и профессиональной бригады. Настоятельно рекомендую.  

4 июн. 2013 г.

Raw Material "Raw Material" [plus 4 bonus tracks] (1970)


Начало этой британской формации положили Колин Кэтт (клавишные, вокал) и Фил Ганн (бас). Познакомились ребята еще в 1965 году. Вместе играли в любительском студенческом ансамбле. И лишь по прошествии четырех с гаком лет тандем созрел для самостоятельной деятельности. В компанию к друзьям затесались духовик/арфист/вокалист Мик Флетчер, перкуссионист Пол Янг и гитарист Дэйв Грин. Опекать молодых прогрессоров с охотой взялась контора Evolution Records, уже запустившая в стратосферу психоделистов Arzachel. Быстро изваяли "сорокопятку", на одной стороне которой разместилась эпическая история "Time and Illusion" авторства звукоинженера Вика Смита, а на другой - оригинальная кавер-версия произведения американской сонграйтерши Мелани Сафка "Bobo's Party". Потом были еще два пробных шара 7-дюймового свойства (прицеплены к данному релизу на правах бонусов). И вот наступил черед дебютной пластинки - небольшой по хронометражу (32 мин.), но весьма содержательной. Добрую половину материала новичкам одолжил из сочинительского загашника композитор, дирижер и продюсер Эд Уэлч, еще пару вещей наскребли по сусекам, а трек "Future Recollections" отцы-основатели Кэтт с Ганном оформили лично. Попробуем рассмотреть, что же получилось в итоге.
За точку отсчета Raw Material не постеснялись взять масштабный опус "Time and Illusion". И, надо сказать, выбор был сделан грамотно. Интригующий сюжет маэстро Смита в прочтении головастой пятерки оброс нюансами, как то: напевный прото-арт на ритм-энд-блюзовой платформе с гулкими пиано-аккордами и непременными органными перекатами, эстетские сольные партии вибрафона (попробуйте-ка навскидку припомнить нечто аналогичное!), приджазованные ломаные линии сакса, инкорпорированные в повествовательную рок-ткань; в общем, затейливый вышел старт. Да и продолжение не менее интересно. В "I'd Be Delighted" фундаментальным элементом выступает фанк, отороченный флейтовым кружевом. Отличающийся необычным строением (от рассудочной элегии до синкопированных судорог) "Fighting Cock" обнаруживает избирательное сродство как с программными творениями Van Der Graaf Generator, так и с ранними Beggars Opera. Желание "вдарить по рок-н-роллу" успешно реализуется при помощи незамысловатого номера "Pear on an Apple Tree". Космические балладные позывные "Future Recollections" (звездный хрусталь перкуссии, астральные клавишные) наглядно демонстрируют: с мелодическими талантами у Колина и Фила все очень даже неплохо. Эйсид-боевик "Traveller Man" - бенефис гитариста Грина; уж тут ему самое раздолье для практических экспериментов по искажению звука. В коротком финале "Destruction of America", принадлежащем перу Герби Флауэрса, апокалипсис свершается без шума и пыли: просто континент спокойно поглощается водными массами под меллотронно-вибрафонный аккомпанемент и одинокий голос флейты, постепенно растворяющейся в лазоревой дымке рассвета...
Резюмирую: добротный художественный акт, обладающий специфическим шармом. A must have для поклонников английского прото-прогрессива.    

1 июн. 2013 г.

Syrius "Devil's Masquerade (Az Ördög Álarcosbálja)" (1972)


История венгерского бэнда Syrius хроникально делится надвое. Основанный в 1962 г. саксофонистом Жолтом Баронитшем, ансамбль на протяжении шести лет исполнял незамысловатый поп-рок танцевального плана. Записей в ту пору коллектив не предпринимал, ограничиваясь площадками для выступлений. Обострившиеся творческие разногласия внутри состава привели его к распаду. А после реорганизации в 1968-ом лицо Syrius изменилось кардинальнейшим образом. В компанию к Баронитшу пожаловали виртуозный органист Ласло Патаки, духовик Михай Радуй (флейта, тенор- и сопрано-саксофоны), ударник Андраш Веселинов. Позднее других к коллегам примкнул Миклош 'Джеки' Орсацки (бас, акустическая гитара, скрипка, вокал), однако вклад этого неординарного артиста в общую копилку трудно переоценить. За плечами Миклоша маячили усердные занятия музыкой (классическое фортепиано, струнные), участие в школьном оркестре, активная деятельность в рок-команде Új Rákfogó и много чего еще. Так что накопленный Орсацки опыт весьма пригодился обновленным Syrius. Отмежевавшись напрочь от веселого ритмичного прошлого, квинтет двинулся в совершенно противоположную сторону - к мрачноватому прогрессивному року с джазовым уклоном. Хорошенько освоив заданный формат, ребята углубились в концертные дела. И тут их ожидала подлинно судьбоносная встреча. На одном из клубных гигов Syrius приметил австралийский турист Чарльз Фишер. Очарованный мастерством великолепной пятерки, он зазвал венгров с гастролями к себе на родину. Так на рубеже 1970/1971 годов демократы из соцлагеря оказались в стране утконосов. Произвели энное количество художественного шума на фестивале Myponga. А затем, с подачи того же Фишера (автор лирики), в мельбурнской студии Festival увековечили свою дебютную пластинку...
"Devil's Masquerade" - мощнейшая заявка на лидерство в мадьярском арт-роке. Композиционное мышление соратников Жолта Баронитша оказалось под стать избранным средствам выражения. Позиция номер один ("Concerto for a Three-Stringed Violin and Five Mugs of Beer") - эстетский микс из коматозных кримзоидных галлюцинаций и чумного угара с косвенным намеком на Gentle Giant. В "Crooked Man" слушателя настигает диковинный авант-фьюжн с залихватской брасс-секцией и потаенной лирической сердцевиной; оригинальность Syrius здесь проявлена во всей красе. "I’ve Been This Down Before" служит передышкой от "наворотов": милые переливы флейты, добротный блюзовый вокал, джазовые пиано-синкопы и эпизодическая массированная сакс-подсветка. Заглавная вещь строится на платформе комплексной напористой полифонии, орнаментирующей проникновенный базовый мелос; аналогии с лучшими произведениями Фриппа и Кº напрашиваются сами собой. "Psychomania" - горячий дунайский привет Нежному Гиганту братьев Шульманов; захватывающая рок-джигитовка с пиротехническими эффектами. Рефлексивный этюд "Observations of an Honest Man" отворяет чертоги эпического финала "In the Bosom of a Shout", где макабрический "цирк с конями" достигает высочайшего градуса накала.
Резюмирую: без преувеличения, шедевр раннего восточноевропейского прогрессива и необходимое добавление в коллекцию каждого меломана.