Happenings Four +1 "Long Trip" (1971)


Прогрессив страны Японии оформился не на пустом месте. До того, как начать выносить мозг общественности своими бесконечно виртуозными фьюжн- и авант-бригадами, на гористых азиатских островах вполне себе процветали мелодичные коллективы вроде героев текущего обзора. Образовался ансамбль в 1964 году. Тогда их было пятеро и звались они Sunrise. Заправляли процессом братья Кавачи: Куни наяривал на электрооргане, а Чито тихо-мерно шелестел перкуссией. В шестьдесят шестом провинциалы Sunrise переместились в Токио и принялись окучивать столичные ночные клубы на предмет концертов. Годом позже команда, лишившись гитариста, сократилась до размера квартета. Последовала оперативная смена вывески (на Happenings Four) и, соответственно, трансформировалась внутренняя репертуарная политика. После двух успешных синглов шустрые восточные парни решили поиграть в The Beatles. Затею поддержало руководство концерна Toshiba, и в 1968-м HF разродились лонгплеем "The Magical Happenings Tour". Европеоидные "фишки" неожиданно понравились всем. Исполнители, взяв сие на заметку, вскорости одарили поклонников альбомом "Classical Elegance Baroque'n'Roll" (1969), содержавшим утяжеленные версии песен тех же Битлз да Саймона с Гарфанкелом. В 1971-м к ребятам подключился шестиструнный самурай Мицутани Кимио, и бренд Happenings Four обогатился припиской "+ 1". Однако куда важнее то обстоятельство, что с вливанием "свежей крови" поп-психоделисты совершили новый виток в развитии. Доказательство - LP "Long Trip".
Не отставая от британских флагманов жанра, "джапановские" рыцари навострили оружие и с лихим гиканьем одолели прото-прогрессивные флеши. В качестве ширмы-приманки HF+1 использовали англоязычные заглавия треков. Правда, на вокальную часть оно не распространилось (лирику фронтмен Томе Китагава озвучил на родном наречии), ну и не суть важно. Главное - вкуснейшая инструментальная подача. Мастеровитый Куни Кавачи искусно выкроил "фирменную" аранжировку. Его рабочая пара (грувовый "Хаммонд" плюс фоно) делает "погоду" на протяжении всей программы. От авантюрно-несерьезного вступления "An Ebb Tide and the Flood Tide" ориентальные кудесники пробиваются на противоположную сторону - к барочным рубежам философического плана ("Money Tree"). Затем - краткая блюзовая вставочка ("A Pick and a Shovel, Part 1"), служащая прелюдией к элегантному арт-коктейлю "Electrocution" (элементы танго, джаза, элегические хоралы, легкая симфоническая дозировка). Титульный номер несет на себе отпечаток балладного ритм-н-блюза, а наследует ему прихардованный эскиз "I'm A Prophet", где наконец-то дают разгуляться гитаристу Кимио. В "Teach Myself Mind" братцы Кавачи лишний раз щеголяют умением сочинять первоклассные мотивы (как-никак напевность - особая национальная черта). Ретро-психоделический эпик "Death" - одна из "изюмин" релиза, бальзам на душу шестидесятника. Фреска "On the Cherry Tree" в сумме напоминает мозаику из Moody Blues, Procol Harum и сдержанно-пафосной гимновой манеры. В завершение - третья фаза интроспективного мини-сериала "A Pick and a Shovel"; эдакий blues with a feeling, трагический и надрывный донельзя.
Резюмирую: превосходный образчик прото-прога в экзотической упаковке. Рекомендую. 

Комментарии

строитель написал(а)…
такой плавный восход по лестнице успеха. надо бы послушать этих японских шестидесятников