21 сент. 2012 г.

Greenslade "Time and Tide" (1975)


Последняя из "классических" работ британских арт-рокеров создавалась под знаком компромисса. К тому моменту творческий альянс двух Дэйвов (Гринслейда и Лоусона) вылился в процесс соревнования друг с другом. Бесконечное "перетягивание каната" непосредственным образом влияло на атмосферу в группе. Первым не выдержал Тони Ривз. Сознавая, что амбициозные пикировки товарищей добром не обернутся, он покинул семейство Greenslade. На замену крепкому профессионалу Тони был взят молодой басист/гитарист Мартин Брайли. И в феврале 1975 года обновленный квартет пожаловал в студию Morgan для записи четвертой пластинки...
"Time and Tide" обозначил определенный стилевой водораздел: художественная изощренность уступила место упрощению. Эпический размах, изысканная вязь аранжировок остались в прошлом. Композиции сделались компактными и довольно разношерстными по характеру. Пройдемся по каждой из них в отдельности.
Программа стартует с трека "Animal Farm". Со "Скотным двором" Дж. Оруэлла аналогии весьма поверхностны; едкая сатира Лоусона направлена на нравы, царящие в английском обществе. Любопытно, что его напарник/конкурент в контексте пьесы не задействован вовсе. Инструментальный арсенал по меркам Greenslade скромен: фортепиано, синтезаторы ARP, бас, гитары, ударные. На выходе получаем ритмично-истеричный хард-н-арт вкупе с манерным вокалом. Коммерческий глэмовый привкус в "Newsworth" способен озадачить любого почитателя прежних Greenslade; подобного можно было бы ждать от 10cc, но никак уж не от любимцев прог-аудитории. На этом фоне короткий эскиз "Time" с его барочной эстетикой, клавесинными вензелями и мужским хором The Treverva под управлением Эдгара Кесселла воспринимается абсолютно инородным телом. Как, впрочем, и бессловесный этюд "Tide", который можно смело считать бенефисом Дэйва Гринслейда. Из выразительных средств - только меллотроны и Fender Piano. Тонкая атмосферная зарисовка с четким ощущением драматизма происходящего. Возрождение игрового командного духа происходит в опусе "Catalan": искусное чередование темпов, насыщенная клавишная палитра, синтез воздушной поэтики с плотной фьюжн-фактурой - стократ проверенная формула Greenslade неопровержимо доказывает свою состоятельность. Но ненадолго. В "The Flattery Stakes" прихардованные вспышки Брайли и МакКаллоха подаются сквозь призму лоусоновской "театральщины", а оркестровая подсветка Гринслейда в данном разрезе кажется притянутой "за уши". Расслабленный ритм-н-блюз "Waltz for a Fallen Idol" подернут психоделик-джазовой дымкой, что нисколько не маскирует его подозрительного сходства с вещицами из репертуара The Rolling Stones. Желчной иронией сочится произведение "The Ass's Ears", где причудливые стихотворные формы облекаются в не менее захватывающие саунд-материи. "Doldrums" - соло-откровение Лоусона: морская размытость клавишных, пространное пение, прекрасно транслирующее трагедийность авторского мировоззрения, эффектные бэк-хоралы... Крайне нестандартное сочинение. Завершается картина колоритной телевизионной зарисовкой "Gangsters", оформленной по заказу канала BBC1.
Резюмирую: невзирая на легкомыслие, помпезность и надуманность ряда эпизодов, релиз ярок и неожидан. Занимательный, хоть и неоднозначный штрих к портрету экс-симфонистов.

Комментариев нет: