Marco Antônio Araújo "Entre um Silêncio e Outro" (1983)

Первые альбомы Марко Антонио Араужо утвердили его в статусе ярчайшего представителя симфо-проговой сцены Бразилии. Однако постоянно творить в одном и том же ключе бравый экспериментатор не собирался вовсе. Будучи профессиональным акустическим гитаристом, композитором и разносторонне одаренной натурой, Марко решил попробовать силы в камерной музыке. С этой целью он устранил от процесса коллег (ансамбль Mantra) и заново сформировал штат аккомпаниаторов. Спутниками маэстро в его новой роли стали флейтист Пауло Гимарайс, виолончелисты Марсио Маллард и Жак Морелембаум.
Пластинка "Entre um Silêncio e Outro" - в значительной степени вызов не только публике, но и себе. Никакого заигрывания с роком и прочими "электрическими" жанрами. Инструментарий - классический. Подход - монументальный. Настроение - серьезное. Правда, задачу восприятия релиза широкой аудиторией Араужо постарался облегчить - и весьма нестандартным способом. Перед основной частью программы Марко разместил три бонус-трека, являющих собой chamber-версии пьес с диска "Influências" (1982). Переложение комплексных прогрессивных полотен на unplugged-рельсы оказалось нелегким делом. Но бразилец справился с ним на "отлично". В открывающей картине "Abertura I" гитара Марко в большей степени задает ритм, нежели солирует, тогда как ведущая игровая нагрузка ложится на плечи духовика Гимарайса и струнный дуэт. Синтез фолка, арта и неоклассики осуществляется квартетом с невероятным драйвом, вкусом и мастерством, лишний раз подтверждая расхожую истину о всеобъемлемости таланта. В аналогичном ракурсе претворена в реальность схема "Abertura II" с ее запоминающимися мелодическими линиями и кружевным флейтово-виолончельным орнаментом. "Cantares II" обладает пограничным характером: если начальная фаза действия протекает в русле трогательной романтической элегии, то постепенно акценты смещаются; фронтальная плоскость наводняется старомодной симфонической торжественностью с латинским привкусом а ля Хоакин Родриго. Ну а затем происходит то, ради чего и затевался данный акт искусства. 20-минутный опус "Fantasia No. 2: Romance" - произведение в академических тонах с довольно широким эмоциональным спектром. Сквозной фактор - лирическое томление, искусно проиллюстрированное четверкой под руководством Араужо. От пассажей Пауло, Марсио и Жака веет душевным надрывом, вселенской грустью безнадежно влюбленного человека. Порою неовеществленный герой отвлекается от тягостных дум, и тогда в воздухе мельтешат карнавальные краски, слышен звук кастаньет, а в сердце пробуждаются крохотные зачатки надежды... Удивительно гармоничная фреска, продолженная не менее любопытным сочинением "Fantasia No. 3: Folhas Mortas". На переднем плане - тема осени с ее бесконечной рефлексией, смысловыми паузами и тончайшей траурной красотой. В какой-то мере - бенефис для Марко, на протяжении первых шести минут единолично декорирующего саунд-пространство струнными аккордами и арпеджио. В дальнейшем "Fantasia No. 3" развивается уже сообща, попутно обрастая различными нюансами, но не теряя при том своей ажурной элегантности...
Резюмирую: превосходная камерная мозаика, способная порадовать как завсегдатая консерватории, так и почитателя глубокомысленных арт-роковых экзерсисов.

Комментарии

L.O.L. написал(а)…
Спасибо.