30 янв. 2011 г.

Continuum "Continuum" (1970)

Камерный квартет Continuum появился на свет благодаря стараниям многостаночника Йоэля Шварца. Будучи профессиональным художником, этот венгерский артист во второй половине шестидесятых колесил по старушке Европе со своими графическими выставками. В 1967 маэстро Шварц затеял акустический дуэт с чешским гитаристом Яном, привлекший внимание посетителей одного из амстердамских клубов. Однако творческой идиллии довольно быстро настал конец. Йоэля тянуло в "свингующий" Лондон, тогда как его напарник не желал оставлять насиженное голландское местечко. В британской столице неугомонный мадьяр встретил новых единомышленников. И вскоре мир пополнился оригинальным инструментальным бэндом под названием Continuum в составе: Йоэль Шварц (классическая гитара, флейта, рекордер, гармоника), Джон Уоррен (классическая гитара), Майк Харт (контрабас), Дик Уайлдмен (ударные, перкуссия). В основу репертуара четверки легли композиции И.С. Баха и Г.Ф. Генделя, пропущенные сквозь "неортодоксальное" видение музыки барокко.
Дебютный лонгплей Continuum выразил любовь участников ансамбля не только к симфоническому наследию корифеев прошлого, но и явственно обозначил их джазовые наклонности. Полистилистическое мышление Йоэля сыграло весомую роль в процессе переработки инвенций дражайшего Иоганна Себастьяна. Как следствие, канонические сочинения германского исполина приобрели пограничный характер. Так, интроспективная пьеса "Invention" открывается традиционными, исполненными нота в ноту гитарными партиями на рассыпчатом перкуссионном фоне. Но на третьей минуте действа происходит смена приоритетов, начинается коллективная импровизация на заданную тему. Ведущим инструментом делается флейта, а басист, ударник и гитарист выполняют функции ритм-поддержки. Бахианская "Allemande" на поверку выходит вполне пригодной для мезальянса с двенадцатитактовым блюзом, да и генделевское "Allegro", как выясняется, без проблем можно сплавить с ходульными фьюжн-стандартами. Вершиной "изящного издевательства" выглядит "Bouree", заимствованное из коллекции "английских сюит" периода 1725 г.: при всем пиетете к автору без джазового вмешательства не обошлось и тут. Вторую сторону пластинки занимает масштабное пятичастное полотно "Legend of Childe Harold", написанное другом Йоэля, Ричардом Хартли. Для воплощения концептуального концерта, инспирированного поэмой лорда Байрона, к процессу привлекли струнную группу Olympus Strings. И надо сказать, эта обширная звуковая инсталляция - наиболее впечатляющий сегмент альбома, отмеченный разноплановостью гармоний - от сугубо академических структур и цыганских наигрышей до затяжных перекличек ударных-баса, оркестрового монотематизма и свободных музыкальных форм авангардно-психоделического свойства.
Резюмирую: необычный саунд-эксперимент, разительно отличающийся от подавляющего большинства рок-актов того времени. Советую ознакомиться.

27 янв. 2011 г.

Klotet "En Rak Höger" (2008)

Свою музыку шведский инструментальный квартет Klotet позиционирует как "прогрессив-панк". Факт удивительный и странный, поскольку в реальности команда молодых интеллектуалов из Упсалы исполняет зажигательный ретро-прог традиционного для скандинавов образца. Достаточно выбрать навскидку несколько композиций с дебютной пластинки "En Rak Höger", и объекты обожания новых героев северной сцены обозначатся сами собой. Это и хиппующие структуралисты вроде Микаэля Рамеля пополам с Бо Ханссоном, и разгульные фьюжн-рокеры Fläsket Brinner, и юморные затейники-виртуозы Samla Mammas Manna. Исповедуя аналоговый принцип звучания, Klotet делают ставку на приятнейший баритон "Хаммонда" вкупе с интонационно не менее культовым Fender Rhodes Piano (кстати, клавишными в группе заведует женщина - отвязная Мильвесофия Рюдаль). Характер треков разнится. Если сравнительно короткий начальный этюд "Jagad Av Satan" подкрашен псевдовосточными энигматическими полутонами, то в последующем номере "Vanlig Dag Pä Jobbet, Snutjävel" наступает черед для ернического бурлеска в духе Хассе Брюньюссона: под подкладкой шутовского камзола скрывается мрачноватая изнанка жизни, что Klotet и демонстрируют публике, причем, без всяких словесных комментариев. Ударный опус "En Rak Höger Sä Att Glasögonen Rök" кажется выдернутым прямиком из семидесятых: характерные гитарные риффы Пеля Сандстрёма + эмоциональный, чуть захлебывающийся говор органа подаются с исключительным правдоподобием. Впрочем, и другие части обширного саунд-приключения выглядят на редкость привлекательно. Желаете пощекотать нервишки? Вот вам мнимый трансильванский ментальный ландшафт "Tulpandrakula", грациозно балансирующий на стыке иронии и фатализма. Хотите непретенциозную пародию на Кримзон? Извольте: "Den Felande Länken" тут как тут. В "Skrankel" едва проклевывается намек на лирическую меланхолию, однако развивать эту линию удалая четверка не стремится вовсе. Потому с первыми тактами изобретательной зарисовки "Allt Är Inte Farligt" игровой калейдоскоп смещается в сторону милой сердцу любого шведа польки при бесшабашном арт-антураже. Узнаваемым "самловским" влиянием отмечена занимательная конструкция "Kontrollapparat" (покойный Ларс Холльмер мог бы гордиться столь талантливой сменой). Претворенная с энной степенью лихости "Den Meningslösa Maskinen" - ярчайшее свидетельство оригинальности коллективной авторской мысли. Преломленные в минорном ключе джаз-роковые коллизии пьесы "Ugglor I Mossen" невольно реанимируют в памяти вкуснейшие инструментальные эскапады замечательной бригады Lotus. Замыкает же пестрое шествие монументальная "Splittring", нашпигованная идиотически грозными обертонами, которые вряд ли стоит воспринимать всерьез.
Резюмирую: предельно эффектный "цирк с конями" a la svenskt, адресованный по преимуществу консервативно настроенной аудитории. Наслаждайтесь.

24 янв. 2011 г.

Townscream "Nagyvárosi ikonok" (1997)

До 1994 года органист Чаба Ведреш являлся одной из ключевых фигур в рядах культовой венгерской прог-группы After Crying. Его уход из бэнда - результат идейных разногласий с экс-коллегами. Благодаря солидной репутации в тамошних артовых кругах Чаба довольно быстро обзавелся сопровождающим составом и приступил к активным выступлениям под собственным именем. Когда же в среде аккомпаниаторов наметилась тенденция к постоянству, маэстро Ведреш понял, что пора менять вывеску. Так на мадьярской прогрессивной сцене возникла новая самобытная формация Townscream. Участники: Петер Аш - бас; Габор Баросс - ударные; Бела Гал - виолончель, синтезаторы; Чаба Ведреш - клавишные, вокал. Пятым членом команды стал звукорежиссер (по совместительству - автор лирики) Габор Эгервари.
Было бы закономерно ожидать от Townscream программы в духе After Crying. Однако единственное, что роднит оба ансамбля, любовь создателей репертуара к сонатной классике прошлого. И мастермайнд Ведреш не стесняется признать очевидное. Впрочем, композиционный подход "горожан" определенно разнится с оным у собратьев по оружию. Поскольку в штате Townscream гитарист отсутствует напрочь, базовая инструментальная нагрузка автоматически ложится на фортепиано вкупе с синтезатором марки Korg Trinity Plus. И уж поверьте, дорогие друзья, в тщательно прописанном материале есть где развернуться клавишным. Смысловым центром пластинки служит титульная четырехчастная сюита "Nagyvárosi ikonok". Бессловесная вступительная фаза ее демонстрирует фирменный напористый симфонизм зачинщика мероприятия. Беглые пиано-аккорды редкостной силы и красоты сменяются рефлексивной синтетической оркестровкой, как бы намекающей: внешние эффекты - отнюдь не самоцель, а лишь необходимое вспомогательное средство, непременный атрибут звуковой картины. От засилья электроники в "Nagyvárosi ikonok II" лидер квартета лихо перескакивает к продвинутому классицизму с примесью нойз-авангарда, дабы в последующем эпизоде столкнуть лбами все саунд-векторы разом. Камерной пасторальностью дышит светлый этюд "Minden Nap", основное достоинство которого - выразительный диалог виолончельных партий Белы Гала с красивейшими флейтовыми пассажами гостевого персонажа Кристофа Фогольяна. В "Fekete Hangulat" слушателя подстерегает зажигательный симфо-фьюжн экстра-класса, получающий сверхинтересное продолжение в масштабной зарисовке "Koldus". Глубоким религиозным чувством проникнута электрическая месса "Íme, hát megleltem hazámat", тогда как пейзажный набросок "Így szólt a madár" по своим параметрам тяготеет к особой разновидности оркестрового нью-эйдж жанра. Для медиевальных экспериментов отводится пространство в "Hajnali ének", а вот финальная связка "Alászálla a poklokra"/"Az utolsó ikon" - самый что ни на есть прогрессив, щедро приправленный выкрутасами приглашенных духовиков - трубача и тромбониста.
Подытожим: шикарный пример оригинального творческого мышления, обретшего воплощение в невероятно увлекательном высокохудожественном рок-акте. Рекомендую.

22 янв. 2011 г.

Paul Brett Sage "Paul Brett Sage" (1970)

На момент создания формации имени себя английский музыкант Пол Бретт (р. 1947) пребывал в статусе одного из лучших в мире гитаристов-двенадцатиструнников. Его послужной список выглядел весьма солидно, а крайним местом приписки значился психоделик-блюзовый состав Velvet Opera, распавшийся в 1969 г. Нарождающиеся прогрессивные рок-тенденции не могли миновать чуткого к веяниям времени мистера Бретта. И прямым следствием этого явилось учреждение ансамбля Paul Brett Sage: Пол - лид-гитара, вокал; Дик Даффол - бас; Боб Войс - перкуссия; Никки Хиггинботтом - флейта/саксофон. Новичков приветил продюсер Сирил Стэплтон, подписавший их на молодом, набирающем призовые очки лейбле Pye Records. И вскоре безымянный дебютный лонгплей коллектива увидел свет.
Генеральное отсутствие клавишных выделяло квартет из числа артистов протопрогового лагеря. В пору, когда лидеры иных команд делали ставку на органно-меллотроновую полифонию, четверка во главе с Бреттом избрала совершенно другой подход. Ритмообразующим основанием для первенца Sage явились традиционные фольклорные гармонии, затейливо пропущенные сквозь аранжировочную рок-призму. Показательна в данном отношении открывающая пластинку композиция "3D Mona Lisa", в паре с "Mediterranean Lazy Heat Wave" изданная синглом. Причудливые электрические соло-партии Пола, его резковатый вокал подкрепляются акустическим аккордовым боем, тонкими флейтовыми переливами, драйвовой молотьбой Боба Войса и бравурным распевным многоголосием. В колоритной балладе "The Sun Died", сфокусированной на 12-струнных кружевах маэстро и его же душевном пении, в палитру незаметно вклинивается "Хаммонд", говорящий на одном мелодическом языке с духовыми. Весьма живописно смотрится пьеса "Little Aztec Prince", во многом выигрывающая за счет звуковых перкуссионных эффектов (конги, бонги, цимбалы), работающих на атмосферу. Восхитительная "Reason for Your Asking" уводит нас в мир сказочных легенд Туманного Альбиона, чему способствует привлечение оркестра под управлением Дэвида Палмера (Jethro Tull). "Trophies of War" отмечена напористой струнной подачей Бретта, необыкновенно изящными обертонами флейты Хиггинботтома и довольно поверхностными органными тембрами. Надо сказать, что оригинальный саунд Paul Brett Sage - своего рода вызов рафинированной лондонской арт-тусовке от косящих под простачков сельских обывателей. Однако представленные здесь сочинения, невзирая на кажущуюся доступность, в реальности содержат - пусть немудрящий - философский подтекст + небанальные композиторские приемы. Изумляют как виртуозные акустические эскапады мастермайнда во второй половине "The Tower" и редчайшая "мотивность" в проникновенной "The Painter", так и другие элементы конструкции, уложенные в стройную цепочку умелой рукой творца Пола.
Резюмирую: прекрасный симбиоз раннего прогрессив-рока с патриархальными фолк-флюидами старых английских графств. Меломану-семидесятнику - на заметку.

20 янв. 2011 г.

Alex de Grassi "A Windham Hill Retrospective" (1992)

Художник звука - явление редкое. И заполучить такого артиста в число постоянных клиентов - несомненная удача для любого лейбла. Шефам американской фирмы грамзаписи Windham Hill Records подобное хорошо известно. Здесь всегда ценили импрессионистов от музыки. Так что Алекс де Грасси в особом фаворе у руководства компании. Акустический гитарист-виртуоз, он с конца семидесятых радует слушателей своими инструментальными пьесами, отмеченными печатью одухотворенного волшебства. При этом сам маэстро признает, что его успешно развивающаяся музыкальная карьера - результат не только труда и таланта, но и в какой-то мере везения, ибо по окончании университета молодого человека ждала должность школьного учителя географии. Однако получилось иначе, и Алекс искренне благодарен судьбе за столь чудесный жизненный поворот.
Данная подборка из шестнадцати треков позволяет в полной мере насладиться как превосходной игрой де Грасси, так и его удивительным композиторским даром. По словам Алекса, с юности главным источником вдохновения для него служил британец Берт Янш, один из основателей фолк-ансамбля Pentangle. Вероятно, отдельные приемы из арсенала последнего нашли место и творческом багаже нашего героя. Впрочем, все это третьестепенно, когда речь идет о подлинном художественном даровании. В этюдах де Грасси преобладает именно живописная составляющая. Они безукоризненны с точки зрения техники, но главное тут кроется в уникальном интонационном построении каждого эпизода. Палитра переливается радужной эмоциональной гаммой. И этот пестрый калейдоскоп красок не может не восхищать, ведь представленные на диске зарисовки в подавляющем большинстве исполнены Алексом сольно. Богатое нюансами интро "Overland" сродни гитарным откровениям зрелого Гордона Гилтрэпа (в частности, ассоциативная близость улавливается с пассажем "Rain in the Doorway"). Замечательная щемящая "Causeway" по кондициям идеально вписывается в любой нью-эйдж сборник: ландшафтная панорама обозревается тут с позиции, аналогичной изобразительному подходу Уильяма Аккермана. Тончайшая и точнейшая "Clockwork" взята с "живого" сводного выступления мастеров искусств "An Evening with Windham Hill", где сценическими партнерами Алекса на время сделались ныне покойный духовик Чак Гринберг (Shadowfax), басист Майкл Мэнринг, скрипач Дэрол Энджер и перкуссионист Майкл Спиро. Невесомая "White Rain", рефлексивная "Cumulus", инспирированная мотивами барокко "Luther's Lullaby" и другие прочувствованные сочинения раскрывают перед нами духовное богатство истинного саунд-визионера. Здесь нежность граничит с печалью, а взгляд с невероятною остротою фиксирует суть до мельчайших деталей. Каждый отзвук порождает новизну восприятия. Каскады мыслей—образов поразительной свежести, силы и чистоты. Лишь вслушайся, вглядись, ощути…
"Now I’m a student of music. Learning is discovering how little you know. I feel like I’m starting all over again every day" (Alex de Grassi). Это ли не счастье? Живите музыкой, друзья.

17 янв. 2011 г.

Snarling Adjective Convention "Bluewolf Bloodwalk" (2008)

Американцы, как известно, не без странностей. В массе своей - консерваторы, но любят почудить. Одну из таких оригинальных проделок предлагает нашему вниманию прогрессив-сборная тамошних талантов под длинным названием Snarling Adjective Convention. В составе формации в основном задействованы участники любопытного проекта Far Corner. Это: Уильям Копекки (бас; также известен по деятельности в рядах семейного трио Kopecky и сотрудничеству в программах шведских арт-рокеров The Pär Lindh Project), Дэн Маске (клавишные, труба, перкуссия), Крэйг Уолкнер (ударные). Остальными членами команды являются гитарист Джо Копекки (Kopecky) и духовик Роджер Эбнер из dark mood дуэта Yeti Rain, коим опять же заправляет неугомонный басист Уилл. Репертуарную политику дебюта Snarling Adjective Convention отцы-основатели трактуют следующим образом: "поразительная коллекция зловещих, передовых произведений искусства, отмеченных темной энергетикой и виртуозной подачей. Вдохновленный творчеством Майлза [Дэвиса] электрической эры семидесятых и мрачностью французских звуковых скульпторов Shub Niggurath, "Bluewolf Bloodwalk" предназначен для бесстрашного слушателя, готового отправиться в незабываемое музыкальное путешествие". Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Пробежимся по узловым пунктам альбома.
Интродукция "Provocation" - экспериментальный фри-джазовый этюд, чистопородные хаос, шум и ярость, спущенные с поводка на голову бедного меломана. Убежденным авангардистам сие, безусловно, понравится, однако для средней руки прогера подобная какофония чревата головной болью. В "Lunatic Engine" начинает вырисовываться более или менее четкая мелодическая структура, хотя и здесь "садисты" из Snarling Adjective Convention не упускают шанса поизмываться над аудиторией: предельно жесткие дисторшн-риффы гитары, отвязная ритм-секция, влияние эмбиент-электроники вкупе с нойз-авангардом, скоростные фортепианные партии... Ей богу, в отношении драйва и тяжести эти ребята заткнут за пояс любого металлера! Смурной психоделический джаз "Immaculate Risen Descents" выделяется за счет присутствия супруги Уильяма Копекки, Софии, нашептывающей по-французски стихи собственного сочинения. А дальше - крен в сторону прогрессивной фьюжн-стилистики с легким налетом "ретро" (клавишник Маске подключает к процессу проверенный временем "Хаммонд"). "Necklace of Forever" - псевдоэтнический экскурс в необоповом ключе, граничащий с атмосферным авант-прогом; фактически композиция отдана на откуп маэстро Эбнеру, ткущему экзотические узоры при помощи wind-синтезатора. В титульной пьесе преобладают характерные "майлзовские" тенденции, разбавленные вкуснейшей гитарной фразировкой и смешанные с цепляющей фанковой ритмикой. Финальный пространственный дарк-пассаж "Masks" снова дарует нам встречу с Софией Копекки и ее загадочной лирикой...
Резюмирую: до крайности необычный и отнюдь непростой для восприятия релиз. Традиционно настроенным арт-концептуалистам рекомендовать его, пожалуй, не буду. Но тем, кто не боится открывать в музыке новые горизонты, вероятно, стоит ознакомиться с "Bluewolf Bloodwalk".

15 янв. 2011 г.

Absolute Elsewhere "In Search of Ancient Gods" (1976)

В 1968 году швейцарский исследователь Эрик фон Дёникен выпустил книгу "Возвращение к звездам (Колесницы богов)", мгновенно ставшую бестселлером в США, Латинской Америке и в Европе. Опираясь на данные о странных археологических находках в ряде регионов земного шара, автор выстраивал гипотезу о палеоконтактах человечества с представителями высокоразвитой цивилизации, прибывшими, естественно, с другой планеты. Материалы данной работы послужили основой к созданию документального фильма "Воспоминание о будущем" (1970), также вызвавшего немалый интерес у всех любителей уфологии. Одним из числа страстно увлекшихся идеями фон Дёникена людей был юный английский музыкант Пол Фишман. Знакомство с новомодными тематическими теориями подстегнуло богатое воображение британца, следствием чего явилась концептуальная программа "In Search of Ancient Gods". Под это дело расторопный 16-летний вундеркинд организовал проект Absolute Elsewhere, в который, наряду с зачинщиком Полом (синтезаторы, секвенсоры, флейта, электропиано, фоно, струнные синтезаторы), вошли гитарист Филип Саатчи, басист Джон Эстроп и сверхопытный ударник Билл Бруффорд (ex-Yes, King Crimson, соло). Спродюсировать запись Фишману-младшему помог заботливый папа Джек. А сотрудники радиоастрономической лаборатории Манчестерского университета подсобили одаренному композитору со спецэффектами - звуками космоса. Вот так и родилась на свет достаточно любопытная пластинка. Несколько слов по содержанию релиза.
Из семи заявленных на диске треков четыре представляют собой развернутые эпические полотна. Маэстро Фишман потрудился на славу, оформив яркую мелодическую канву, и грамотно распорядился вверенными ему инструментальными резервами. Связка "Eartbound/Future Past" по внутренним параметрам - готовый саундтрек к гипотетической ленте о тайнах Вселенной: тут вам и загадочно-теплые обертоны клавишных, и легкие вкрапления флейтовых пассажей... Неспешное поначалу произведение на шестой минуте получает импульс к ускорению, тем самым позволяя гитаристу Саатчи насытить палитру отменными соло-партиями на фоне мистериальных синти-ландшафтов и слаженной ритм-секции. Сравнительно небольшой номер "Moon City" - своеобразное упражнение в самовыражении для амбициозного Пола: его эксперименты с электроникой отчасти напоминают имагинативные этюды Эдуарда Артемьева и отдельные творческие проблески адептов краут-движения. Дивная рапсодия "Miracles of the Gods" - качественный образец слияния симфо-арта со спейс-роком. Подобная схема отлично срабатывает и в другом пролонгированном полотне - 11-минутной конструкции "Chariots of the Gods", отмеченной эпизодическим участием виолончелистки Ким Макрилл. Внушительный пространный финал "Return to the Stars" служит бенефисом мистера Фишмана, вдохновенно рисующего картину великого трансгалактического путешествия...
Подытожим: очень неплохой по замыслу и исполнению прогрессивный рок-акт, рассчитанный как на любителей научной фантастики, так и на серьезно настроенных меломанов. Советую приобщиться.

12 янв. 2011 г.

Coda "Sounds of Passion" [plus 5 bonus tracks] (1986)

Голландская арт-формация Coda заявила о себе в середине восьмидесятых. Без показушного заигрывания с эпохой состоящий из профессионалов квартет представил слушателю крепкую дебютную работу "Sounds of Passion", наглядно демонстрирующую жизнестойкость традиций симфонического прогрессивного рока. Значительная часть программы отводится заглавной получасовой сюите. Согласно информации из буклета CD, этот внушительный эпик был сочинен органистом/композитором Эриком де Вруменом весной 1981 года, то есть задолго до создания собственно группы Coda. И лишь спустя пять лет маэстро при поддержке единомышленников обрел возможность запечатлеть монументальное произведение для истории. В прологе "Sounds of Passion" основное внимание приковано к фигуре рассказчика (Петер ван дер Лаан). Его артистический монолог можно уподобить извечному гамлетовскому "слова, слова, слова..." Чтец-декламатор вещает о бессилии фраз пред глубиной чувств, для максимального выражения которых существует единственное средство - Музыка... ...Смолкает голос и наступает черед тех самых "звуков страсти", чья природа лежит за пределами сознания обывателя...
Говоря о мелодической канве магнум-опуса, хочется подчеркнуть тембральное разнообразие красок, выгодно отличающее участников Сodа от ряда современных им интеллектуальных ансамблей. В обширном клавишном арсенале де Врумена числятся не только модные в ту пору синтезаторы, но и горячо любимые прогерами аналоговые агрегаты: "Хаммонд", меллотрон, Муг + рояль, клавесин и натуральный духовой орган. Впрочем, тотальной полифонической "бомбардировки" от фламандцев ждать не стоит. Палитра титульной вещи больше тяготеет к прозрачности, изысканной "атмосферности", избавленной от внешнего лоска. И если в первой фазе конструкции мастермайнд Эрик еще позволяет "собратьям по оружию" предаться безумному пиршеству аккордов, то немногим позже команда под чутким руководством лидера осуществляет тональный переход к мечтательному классицизму; в данном отношении характерен проникновенный диалог фортепианных пассажей де Врумена с тончайшей нежной партией флейты пикколо от специально приглашенного Пипа ван Стеена. Эффектно выглядят и псевдо-религиозные соборные хоралы в 4-й, заключительной части сюиты, распахивающие врата в пространство упругого, переливающегося всеми оттенками арт-рока с оркестровым пролонгированным fade-out'ом. Драматическая баллада "Crazy Fool and Dreamer" - стильный образец рафинированного "интеллигентного" неопрогрессива. В схожем ключе выдержан и семиминутный финал "Defended", разве что роскошные клавишные "ковры" под занавес трека навевают ассоциации с творчеством Роберта Джона Годфри (The Enid). Из бонусов по-своему интересны виртуозная басовая зарисовка "Central Station" да "Reverbating Sounds" - экспериментальный этюд на тему развитого космизма.
Резюмирую: очень достойный релиз, рекомендуемый в первую очередь поклонникам Genesis, Camel и The Alan Parsons Project.

10 янв. 2011 г.

Nekropsi "Mi Kubbesi" (1996)

Турецкий коллектив Nekropsi из тех ансамблей, что берут не числом, а умением. За двадцать лет своего существования стамбульские ребята выпустили лишь пару студийных альбомов. Но обе работы по количеству вложенных в них идей и уровню композиционно-аранжировочного мастерства стоят иной непомерно раздутой дискографии.
Вышедший в 1996 г. на CD полнометражный дебют Nekropsi "Mi Kubbesi" попал в поле зрения шефов французского прог-лейбла Musea, а равно удостоился внимания руководителей американских профильных подразделений - Cuneiform и Laser's Edge. Благодаря столь серьезной протекции о существовании малоазиатских кудесников узнали меломаны по обе стороны Атлантики. И, вероятно, восхитились фантазией авторов программы, ибо записанный на диске материал по сути являл собой оригинальный вызов относительно устоявшимся арт-стандартам. По признанию отца-основателя Nekropsi, ударника Джевдета Эрека, их музыка питалась мотивами прогрессив-рока и металла, авангарда, джаза, а также традиционного турецкого и средневосточного фолка. "Впрочем, наше творчество свободно от любых жанровых рамок". Да и термин "прогрессив" умудренные опытом инструменталисты употребляют весьма избирательно, подчеркивая, что это понятие для них означает не стиль, а некий способ видения музыкальных перспектив.
Звуковая алхимия "Mi Kubbesi" зиждется на парадоксальном сочетании крайностей. Со слов вышеупомянутого Эрека, ритмические структуры пластинки - производное от характерных приемов трэш-металла + привлечение расхожих динамических средств, заимствованных у команд "пограничного" лагеря: Voivod, Pestilence, Atheist, Mekong Delta и т. д. В то же время на мелодику треков, помимо ориентальных этнических тенденций, оказали влияние почтенные гранды британского прог-движения (Pink Floyd, Camel, King Crimson еtс.). Отсюда редкостная замысловатость, "узорчатость" палитры, не дающая повода для проведения четких аналогий. Саунд-опорой Nekropsi выступает дуэт гитаристов - Джема Омероглы и Тольги Енильмеза. Клавишные в арсенале квартета отсутствуют, зато широко используется сэмплерная техника в сочетании с набором электронных эффектов. Как следствие, условно металлическая жесткость ряда произведений разбавлена неопсиходелическими красками, призрачным мистическим флером (оцените, к примеру, эфемерную пьесу "Derinlik" или мрачновато-зловещий опус "Carklar"). Барабанщик Джевдет в целях усиления колорита задействует сугубо местечковые разновидности ударных вроде бендира и дарбуки, что особенно чувствуется в сочинениях фольклорноориентированного толка ("Carsi", "Kubbealti").
В целом релиз находится на значительном удалении от "цивильных" маршрутов европейского прогрессив-рока. Это экстравагантное экзотическое блюдо рассчитано в первую очередь на слушателя-гурмана. Если Вам по душе причудливый микрокосм а ля Ozric Tentacles, если не страшат темные психологические выверты в духе "Serpentine Kaleidoscope" Kopecky, то и данная подборка безвокальных историй вполне придется по вкусу. Рекомендую.

8 янв. 2011 г.

Marco Antônio Araújo "Quando a Sorte te Solta um Cisne na Noite" (1982)

Не успели остыть горячие бразильские страсти по поводу дебютной пластинки Марко Антонио Араужо, как в ноябре все того же 1982 года виновник торжества одарил местных любителей музыки новой программой. Записанный при поддержке постоянного аккомпанирующего состава - группы Mantra - и примкнувших к ним пианиста Макса Магальеса с трубачом Серджио Гомесом, диск продолжил развитие композиционных идей предшественника. Не терпящий однобокости Марко и на сей раз постарался разнообразить звуковую палитру по максимуму.
Открывающая релиз пьеса "Floydiana" соединяет в себе два противоположных начала: с одной стороны, академический фортепианный ноктюрн, с другой - колоритный полифонический арт-рок с весомыми электрогитарными партиями лидера ансамбля. Подхватывает эстафету позитивистский игровой этюд "Alegria", изобилующий акустическими пассажами; весьма достойный ответ схожей по фактуре зарисовке "Lucifer's Cage" английского фолк-прогрессора Гордона Гилтрэпа. Титульная вещь - триумф глубины, красоты и элегантности. Здесь синьор Араужо преподносит себя чистой воды консерватором: благородные тембры альта, прозрачные клавишные, россыпь классических гитарных аккордов - и никакой ритм-секции. А вот последующая десятиминутка, издевательски озаглавленная "Pop Music", являет слушателю бесшабашный инструментальный калейдоскоп мозаичного свойства: старомодная камерность с ее неторопливыми накрапывающими арпеджио внезапно взрывается самым настоящим хард-роком, перемежаемым виртуозными флейтовыми выпадами Эдуардо Дельгадо. Кстати, для усиления эффекта Марко использовал специально сконструированный для него струнный агрегат viola grávida, правда, различить уникальную новинку на общем буйном фоне вряд ли получится. "Adágio" - яркий пример эмоциональной пасторали с превосходным мелодическим рядом и легкой Camelовской "грустинкой"; тонкий, безупречный росчерк по-настоящему одаренного художника. Увенчан альбом абсолютно роскошным необарочным реквиемом "Ilustrações", целиком выстроенным на сугубо филармоническом фундаменте; все-таки годы работы в оркестре не прошли для Араужо бесследно. Сонический парад исключительной эстетической силы получает выражение и в бонусах: экспериментальный трек "Cavaleiro + Trilha de Balé Cantares" - невообразимое сочетание проверенных веками элементов "высокого штиля" с фолк-роковыми мотивами и приличной порцией диссонирующих авангардных шумов; легкокрылая "Sonata Para Cello E Violão", напротив, носит характер произведения в каком-то смысле традиционного, равняющегося на программные сочинения корифеев европейского симфонизма...
Резюмирую: крайне привлекательный прогрессив-акт, расцвеченный талантом истинного Мастера. Рекомендую.

6 янв. 2011 г.

Ketil Bjørnstad "Before the Light" (2002)

Формат, условно обозначаемый словосочетанием an imaginary soundtrack, все чаще пользуется вниманием со стороны музыкантов-эстетов. Одним из первых к подобной практике обратился норвежский композитор/пианист Кетиль Бьорнстад. Его творение "Before the Light" - образцово-показательный пример такого рода записи. Художественная подоплека программы не афишируется. Но это и не важно, поскольку центральной идеей любого концепт-продукта означенного свойства является привлечение слушателя в потенциальные соавторы. Остальное напрямую зависит от богатства фантазии субъекта.
Как вы наверное уже догадались, "Before the Light" - диск исключительно инструментальный. В компании с Бьорнстадом (фортепиано, синтезаторы) над его воплощением работала замечательная команда профессионалов, хорошо известных в мире фьюжн- и экспериментальной музыки: это альтистка Нора Таксдаль, гитарист Эйвинд Орсет и мастер сэмплерно-синтезаторных бэкграундов Кьетиль Бьеркестранд. Результат - семнадцать звуковых секций, объединенных вешками-названиями и не подлежащим разглашению умозрительно-философским подтекстом. Попробуем вторгнуться в эту галерею невербальных этюдов.
При детальном изучении становится очевидным следующее: как будто бы целостная панорама альбома в действительности делится на несколько смыслообразующих циклов-связок. Во первых, собственно "Before the Light", четыре фазы которой окаймляют общее пространство картины. Сразу хочется отметить новаторское построение данных мини-конструкций. Абсолютно филигранное сочетание заведомо противоположных стилистических тенденций: фоновая электроника, мелодические гитарные решения уникального маэстро Орсета, классицистические пианиссимо мастермайнда + традиционно минорная подача, характерная для артистов скандинавской школы. Вторая по степени значимости серия саунд-вариаций позиционируется как "Taipei Nights" и состоит из трех частей, рассыпанных по палитре. Структурно близка предыдущей группе, однако есть существенное отличие: в основе каждого из ее сегментов лежит обыгрывание одного и того же мотива различными способами. Кудесник Бьеркестранд вводит в оборот трип-хоповые планы, служащие декорацией для солистов - то есть, Эйвинда, Норы и Кьетиля, выступающих поочередно. Прочие треки - набор вдохновенных настроенческих эскизов, тяготеющих то к камерности (позитивная клавишная пьеса "Alai's Room"; щемящая струнно-фортепианная лирическая зарисовка "Intimacy"; трогательная двухчастная "Cookie's Face", косвенно отсылающая к успешным совместным актам дуэта Бьорнстад/Дарлинг), то к арт-нойзовым, не лишенным романтических секвенций опытам ("Cake's Taxi Dreams", "Seeing Things", "Neon").
Подытожим: яркое имагинативное путешествие, вызванное к жизни потрясающе талантливыми людьми. Очень советую ознакомиться.

3 янв. 2011 г.

Skaldowie "Progressive Rock Years (1970-1973)" (2010)

Этот популярный ансамбль принято считать предтечей польского арт-рока. Образовавшись в 1965 г. в Кракове, Skaldowie на раннем этапе своей деятельности исполняли незамысловатые позитивные песенки в биг-битовом ключе с некоторым влиянием родного фольклора. Однако в творческом отношении группа непрестанно развивалась. На рубеже шестидесятых-семидесятых инструментальная палитра Скальдов являла собой комбинацию из элементов поп-/рок-музыки, джаза, фолка и классики. В 1972 г. замечательный квинтет выпускает пластинку "Krywań, Krywań", давшую начало череде прогрессивных экспериментов. Наиболее показательна в означенном контексте заглавная 18-минутная сюита, воспевающая величие Крываня - одной из живописных вершин горного массива Татры. Программа пользовалась небывалым успехом в странах социалистического лагеря, да и немудрено, ведь по сути это был мощный ответ западным симфо-рокерам калибра The Nice и Procol Harum. В саунде преобладали солидные тембры органа Hammond B3, на котором лихо играл клавишник Анджей Зелиньский. Его необычайно эффектная манера солирования вобрала в себя характерные приемы таких корифеев, как Кит Эмерсон, Рэй Манзарек и Джон Лорд. Другой отличительной особенностью звучания Skaldowie можно назвать виртуозные скрипичные партии фронтмена Яцека Зелиньского, весьма "вкусно" ложащиеся на вычурные эскапады ритм-секции (Конрад Ратыньский - бас, Ян Будзяшек - ударные) и мастерски оттеняемые гитарными проходами Ежи Тарзиньского. В 1973 году по приглашению руководства советской фирмы "Мелодия" краковчане посетили Москву. Результатом поездки стал записанный в СССР виниловый диск-гигант, озаглавленный "Скальды"... Все семь треков лонгплея включены в настоящую компиляцию, составленную сотрудниками польского лейбла Enigmatic Records (тираж отпечатан в Австрии). Пять оставшихся номеров - вещи разных лет (1970, 1972, 1973), взятые с сингловых релизов чехословацкой студии Supraphon, а также со сборников серии "Hallo", произведенных ГДРовской компанией Amiga. Сразу скажу: пьесы из "мелодиевского" цикла - самая лакомая часть обозреваемого компакта. Во-первых, четкий и качественный звук, приближенный к аудиофильским стандартам (в этом плане композиции, фиксированные немцами и братьями-славянами, проигрывают на пару порядков). Во-вторых, отечественного слушателя Skaldowie сумели побаловать не только пролонгированной на три с лишним минуты версией "Krywań, Krywań", но также и пропетыми вполовину по-русски куплетами из бодрой "Medytacje wiejskiego listonosza" (то бишь, "Размышления деревенского почтальона") и коронного хита "Prześliczna wiolonczelistka" ("Прелестная виолончелистка"), запомнившегося многим по черно-белому клипу с блистательной звездой экрана Эвой Шикульской в образе белокурой красавицы с виолончелью.
Резюмирую: яркий, интересный и достаточно разносторонний экскурс в историю талантливых представителей восточноевропейского арт-рока. Рекомендую всем, кто еще не успел познакомиться с наследием Skaldowie и жаждет новых прогрессивных открытий.

1 янв. 2011 г.

Musical Witchcraft "Musical Witchcraft II: Utópia" (2002)

Когда сольное детище Аттилы Коллара обрело черты долгоиграющего проекта, зачинщик мероприятия окрестил его именем Musical Witchcraft. Под этой шапкой и вышла в свет вторая часть музыкальной трилогии венгерского артиста. Композитор/флейтист Аттила не поленился оформить предисловие к буклету диска, где, в частности, разъясняется концепция данной инструментальной работы. "Атмосфера средневековья и дух искусства эпохи Ренессанса определили лицо большинства дорожек альбома. И все по-настоящему прогрессивные структуры релиза - своего рода контрапункты по отношению к вдохновлявшим меня мотивам". По признанию Коллара, подавляющее количество эпизодов "Утопии" родились в результате совместных сессий с классическим гитаристом Габором Насади. Что в конечном счете повлияло на саунд программы, вызвав незначительный крен в сторону акустики. Штат ансамблистов-аккомпаниаторов в этот раз был избавлен от присутствия коллег Аттилы по Solaris. Возможно, и к лучшему. По крайней мере, звуковая палитра пластинки расцветилась свежими бликами.
Открывается полотно масштабной "Suite Utopia", ядро которой образуют четыре сегмента разнополярного содержания. Мажорная интролюдия "Utopia" решена сугубо камерными средствами (флейта, гитара, перкуссия, тамбурин), настраивая слушателя на светлый лирический лад. "Prophets and Day-Dreamers" наполнена синтезаторной энигматикой, фаршированной крепкими электрориффами, рок-ударными и чудесными вензелями духовых. Прекрасна своим меланхолическим флером "Words Closed Into the Stone", являющая поистине чувственный дуэт флейты Аттилы со скрипкой Эдины Сиртеш. Финал сюиты - "At the Light of the Stake's Fire" - замысловатый симбиоз старинных менестрельских наигрышей с виртуозной хэви-проговой подачей: драйвовые трели Коллара здесь явно инспированы безумными эскападами главного flute-чародея мирового арт-рока - несравненного Йена Андерсона (Jethro Tull). Далее по списку - кружевная барочно-фольклорная пастораль "In the Hiding Place of Castles", бессловесная ода уникальной красоте Карпатских гор; загадочная фреска "Secrets of Morus", в центре которой - противостояние прог-пассажей гитариста Вамоша Золта традиционно ориентированным партиям мастермайнда; "Feast on the Tournament" напрямую отсылает нас к рыцарским турнирам и разгульным пирам, некогда воспетым убежденным романтиком Вальтером Скоттом; блистательный симфо-фьюжн "Inquisition" - камень в огород современных японских составов типа KBB или Fantasmagoria, очень колоритный и заводной номер; джаз-роковые отголоски сильны и в мечтательной вещице "The Tower's Room Lost in the Fog...", а вот "Utopia From the City" развивает генеральную линию вступления к "Suite Utopia", но уже в полноценном групповом варианте. Замыкающая пьеса "Fairy Tale Along the Loire" - изящнейшая сказка с волшебным бэк-вокализом скрипачки Эдины; абсолютно очаровательное отточие в контексте оригинальной и захватывающей истории.
Резюмирую: превосходный подарок поклонникам симфонического прогрессив-фолка, да и не только им. Настоятельно рекомендую каждому любителю хорошей музыки.