Björn J:son Lindh "In the Air" (1999)

Выпустив эталонную программу "Svensk Rapsodi" (1989), Бьорн Джейсон Линд взял тайм-аут. Разумеется, не молчания ради. Была работа в кино, театре, на телевидении и радио, были совместные концерты со старым другом Янне Шаффером и участие в разномасштабных международных проектах. Однако поклонники терпеливо ждали новых радостных встреч с сольным творчеством маэстро. И 1999 год доставил им такое удовольствие.
Альбом "In the Air" - сверхмассивная музыкальная панорама, высвечивающая фигуру Линда под несколько иным углом. В самом деле, если исполнительские таланты корифея шведской сцены общепризнанны в профессиональных кругах, то деятельность Бьорна в качестве композитора-академиста доселе оставалась в тени. И вот наступил момент, когда безвестная прежде сторона натуры немногословного скандинава попала в поле зрения благодарной аудитории.
Мелодический рисунок титульной вводной вещи не сулит ничего необычного: на подобных атмосферных этюдах с тончайшей синтезаторной капелью и наличием душещипательных духовых строились практически все релизы Линда второй половины восьмидесятых. Проникновенная, чрезвычайно красивая фреска, но без особых сюрпризов. А вот за ней начинается собственно то, ради чего и замышлялся "In the Air". Артообразный рафинированный нью-эйдж неожиданно уступает место мощной полифонии номера "IntroOutro": бравурные аккорды фортепиано, громоподобные раскаты брасс-секции Йевлеборгского симфонического оркестра... и без промедления - изящный уклон в область фьюжн-ритмики с до крайности выразительным басом, флейтой, саксом и сэмплерно-электронной штриховкой. Определенную порцию релакса обеспечивает пространная пьеса "Over the Edge", в которой странным манером соединяются этнические элементы, дремотный джаз и редко-протяжные позывные гитары Юнаса Кристофса из культового прогрессив-рокового ансамбля Isildurs Bane. Замысловатый трек "Intrusion" - своего рода приглашение в филармонию. Для эстетов приготовлены остро отточенные скрипичные соло на фоне дружных пиццикато струнной группы, невесомые пассажи до боли знакомой флейты + весьма живописный бэкграунд акварельно-оркестрового толка. Стилистика композиции "Nine" не поддается внятной расшифровке; удивительный, не лишенный эмоциональности срез настроений, характерных для Линда на разных этапах его плодотворного существования. Загадочностью веет от фактурного фьюжн-опуса "Turning the Tables", оформленного Бьорном на пару с верным продюсером Лейфом Карлквистом (напрашиваются отдельные параллели с "Libera Me" Ларса Даниэльссона; впрочем, это субъективное измышление). Очень хороша предельно созерцательная симфониетта "La cuna immaginario", наводненная латиноамериканскими реминисценциями. Эпик "The Prophet" с некоторой долей условности можно отнести к арт-року (в том варианте, в каком его понимает сам Линд). Блестяще воплощена элегия "Sweet Sorrows", реализованная силами консерваторских артистов во главе с мастермайндом, отвечающим за ведущую партию рояля. Наконец, сентиментальная фантазия "Varmeland, the Beautiful" - дань любви и уважения автора той местности, где прошло его счастливое детство.
Резюмирую: абсолютно роскошная коллекция инструментальных произведений от долгожителя нордического прогрессивного Олимпа. Рекомендую.

Комментарии