28 нояб. 2010 г.

The Pineapple Thief "10 Stories Down" (2005)

TPT - из тех команд, от которых никогда не знаешь, чего ждать. Противоречивая личность Брюса Сурда (гитара, клавишные, вокал), отца-основателя и главного композитора формации, буквально соткана из крайностей. А потому и материал пластинок частенько тяготеет к эклектике: с одной стороны, отдающий альтернативой песеннориентированный рок, с другой - роскошные мелодические арт-прозрения (как в случае с диском "What We Have Sown"). В очередном альбоме "10 Stories Down" Брюс со товарищи попытался нащупать баланс меж собственными биполярными пристрастиями. И результат подобного эксперимента, с моей точки зрения, оказался совсем недурен (хотя многие поклонники считают иначе).
Синтез напористых гитарных риффов и громогласных действий ритм-секции с меланхолическими откровениями фронтмена красной нитью пересекает звуковое поле "10 Stories Down". Такого рода экзерсисам западные критики обычно присваивают устоявшийся, но немного бестолковый ярлык "crossover prog". Не избежали сей участи и The Pineapple Thief. Впрочем, квалифицировать их музыку в каких-либо терминах проблематично. Вводный этюд "Prey For Me" агрессивен и созерцателен одномоментно. Если поискать аналогии, ближайшими сородичами TPT окажутся сверхуспешные Porcupine Tree, в современной своей ипостаси исповедующие схожий подход. Балладного типа пьеса "Clapham", написанная Брюсом совместно с гитаристом Уэйном Хиггинсом и басистом Джоном Сайксом, хранит минорную интонацию на протяжении всего трека: незамысловатые акустические аккорды, меллотроновые "бэки" + уместная симфоническая нагрузка в совокупности замечательно транслируют чувство потери и обреченности, которым пронизан текст песни. "Wretched Soul" - пример модернистского рок-творчества а ля Radiohead с характерными эффектами вокодирования и прочими искажениями саунда (кстати, в плане тембрально-эмоциональной окраски вокал Брюса Сурда практически идентичен оному у Тома Йорка). Семиминутная "The World I Always Dreamed Of" в основе содержит простой гитарный наигрыш. И лишь оркестровая аранжировка, содеянная при непосредственном участии струнного ансамбля Ричарда Ханта, придает ей определенный вес. Камерная элегия "Start Your Descent" - вероятно, наиболее стройное и выразительное сочинение программы; сращенные как надо элементы на выходе образуют проникновенно-мотивную звуковую панораму эталонного свойства. Насквозь электрическая "My Own Oblivion" являет нам типичный образчик альтерно-прога, форматно и кондиционно вписывающийся в мэйнстрим-сетку. После него особенно приятно насладиться сугубо арт-роковой лиричностью в "It's Just You and Me". Легкая психоделическая мечтательность сопровождает номер "The Answers", продолженный конгениальным отдельным "рэдиохедовским" вещам произведением "From Where You're Standing". Что касается эпического двухчастного финала "Light Up Your Eyes", то в нем схема алхимического слияния разношерстных составляющих воплощается максимально ярко.
Вердикт: очень неплохой релиз, годящийся для начального знакомства с коллективом.

25 нояб. 2010 г.

Banco "...di Terra" (1978)

Спустя почти десятилетие со времени своего основания итальянские симфо-прогеры Banco Del Mutuo Soccorso (в упрощенном варианте - Banco) пришли к однозначному выводу: настала пора меняться. Первой ласточкой, наметившей трансформацию прежнего курса, явилась пластинка "Garofano Rosso" (1976) - масштабный саундтрек к одноименному фильму. В структуре сложносочиненного материала не осталось места для вокальных партий фронтмена-тяжеловеса Франческо Ди Джакомо. Преданных поклонников группы такой поворот дела, разумеется, насторожил; правда, в данном случае все объяснялось специфическими особенностями сотворения звуковых дорожек к кинолентам. Однако вряд ли кто предполагал, что "нехорошая" тенденция разовьется в дальнейшем. Новая студийная работа кумиров арт-роковой аудитории - "...di Terra" - оказалась не только сугубо инструментальной, но еще и максимально приближенной к территориям классической музыки. Родоначальники коллектива, клавишники братья Ноченци (Джанни и Витторио) внезапно почувствовали вкус к написанию замысловатых опусов академического толка. И столь неожиданный для широкой публики порыв послужил толчком к воплощению альбома "...di Terra". В помощь ансамблистам (а это, помимо синьоров Ноченци, гитарист/тромбонист Рудольфо Мальтезе, басист Ренато д'Анджело и ударник Пьерлуиджи Кальдероне) были рекрутированы известный сессионный флейтист/саксофонист Алан Кинг и большой сводный оркестр из Рима, дирижировать которым вызвался маэстро Витторио.
Комплексное вступление "Nel Cielo E Nelle Altre Cose Mute" красноречиво показывает серьезность амбиций ведущих композиторов Banco: неспешная пятиминутная (исключительно оркестровая) увертюра, оформленная в традициях филармонических жанров, покоряет благородной статью и плотной прорисовкой полифонической фактуры. "Terramadre" - головоломный реверанс в сторону авангарда: атональные "сдвиги" клавишных, бравурные вкрапления духовых, шальная ритмика и вычурные игры с темпом, словно участники затрудняются выбрать из двух пунктов (presto | largo) необходимый. Вкрадчивая "Non Senza Dolore" постепенно склоняется от многосекционной напряженности к прозрачной синтезаторной медитативности - преддверию кульминационной драматической вспышки, настигающей слушателя в первоклассном этюде "Io Vivo" (так, вероятно, звучали бы Univers Zero, обратись они в чистокровную симфоническую веру). "Ne Piu Di un Albero Non Meno Di Una Stella" - миг просветления в хаосе слоящихся эмоций: легкокрылые пианиссимо, пасторальные обертоны флейты, ажурная вязь гитары... Впрочем, долгие лирические отступления противопоказаны горячим "итальяно", посему действо перетекает в фьюжн-русло и, чуть погодя, наводняется пафосными эскападами оркестра. Заглавный финальный номер - безусловная вершина программы, грандиозный альянс сосуществующих на равных академистов и рокеров; в экспрессивных фортепианных пассажах Джанни Ноченци чудится нечто неуловимо рахманиновское, да и общее впечатление от трека совершенно потрясающее...
Вердикт: блистательный акт музыкального искусства, достойный называться шедевром. Настоятельно рекомендую.

23 нояб. 2010 г.

Lüüp "Distress Signal Code" (2008)

Невзирая на наличие u-умляута в названии проекта, географические корни его далеки от северо-германских территорий. Lüüp - любимое детище греческого музыканта Стелиоса Ромалиадиса (р. 1981). Флейтист с классической школой, Стелиос не пожелал замыкаться в рамках симфонической традиции. А потому местом его приписки вскоре сделалась экспериментальная формация Yellow Elephant Ensemble. Обширные разножанровые опыты со временем подтолкнули молодого человека к мысли о создании конгломерата исполнителей, ценящих все новое и необычное + внутренне готовых к "высаживанию" разветвленных мегастилистических гибридов. Случай свел Ромалиадиса с певцами/мультиинструменталистами Лизой Айзексон (шведская команда Lisa O Piu) и Акисом Боятзисом (Sigmatropic). Когда же к трио единомышленников примкнули таинственная девушка-электронщик Magnitophono (урожденная Елени Адамопуло) да коллега Стелиоса по Yellow Elephant Ensemble Никос Фокас (меллотрон, синтезаторы), звуковой Олимп обогатился новой творческой кузницей со странным именем Lüüp...
Легший в основу пластинки материал являет собой фолк-эмбиент с прогрессивным уклоном. Интроспекция "Through Your Woods" с чарующим мистическим вокалом Лизы, ее же акустическими гитарными переборами, заунывными партиями флейты и сэмплерными вкраплениями духовых погружает слушателя в гипнотическую саунд-реальность, где даже всесильное время вынуждено замедлить неумолимый свой бег. Энигматика в чистом виде пронизывает небольшую пространно-меланхоличную пьесу "Faith in You" - сольный бенефис мастермайнда Lüüp, эдакий флейтовый саундскейп-минимализм. Трек "Water", оформленный в соавторстве с Боятзисом, зиждется как на характерных "расфокусированных" элементах, так и на прямолинейных ритмических структурах, унаследованных от пост-панка и new wave британского образца: весьма изобретательный этюд. Но наиболее "вкусное" блюдо ожидает мелогурмана на столике под четвертым номером: эпическая трехфазовая импровизация "Sketches for Two Puppets" - вдохновенный дуэт Ромалиадиса с легендарным саксофонистом/флейтистом Дэвидом Джексоном (Van der Graaf Generator), подлинное раздолье для полета фантазии (разумеется, в рамках заданной темы). Тончайшей акварелью наносится мелодический узор в подчеркнуто скандинавской атмосферной фреске "From Here": магия Лизы Айзексон возвращает из небытия фольклорные нордические образы духов лесов и озер. Титульная девятиминутка - очередной пример плодотворного спонтанного альянса Дэвида и Стелиоса: демонстрация поразительного взаимопонимания меж людьми абсолютно разных стран и поколений. В остальной части релиза композиционные схемы принципиальных изменений не претерпевают, разве что возрастает удельная доля эмбиента...
Резюмирую: на удивление зрелый, профессионально скроенный дебют, не поддающийся четким сопоставлениям. Очень советую ознакомиться, хотя бы для общего интеллектуального развития.

21 нояб. 2010 г.

El Shalom "Frost" (1976)

Сухие факты: возникли в 1970 г. Распались десять лет спустя. Итог творческой деятельности - лонгплей "Frost"...
Однако и с единственным альбомом место в истории мирового прог-рока этим немцам было обеспечено. За первую пятилетку совместной работы ребята проделали большой путь от любительского состава местечкового значения до умудренных опытом музыкантов, определившихся с целями и средствами. В стилистическом отношении группа росла как на дрожжах: ритм-н-блюзовые стандарты сменились замысловатыми рок-конструкциями, корнями уходящими в классическое наследие прошлого. Кстати, своими симфоническими изысками El Shalom обязаны органисту Йоахиму "Барни" Брандсу - исполнителю с профильным образованием. В ряды ансамбля он был принят последним, но именно его клавишные текстуры существенно обогатили палитру, позволив квинтету из городка Рейнхаузен продвинуться на новый уровень. Теперь немного о самой пластинке.
Идущий первым номером "Der Werbegnom" - бодрячковый этюд, выдержанный в неослабевающем заводном ритме электрической плясовой с рефренным припевом эстрадного свойства. Несерьезность его воспринималась бы вызывающей, кабы не игра маэстро Брандса, умелыми органными мазками оттеняющего безумную прыть коллег. Полной противоположностью предшествующему опусу выглядит сказочная пьеса "Princess June". От хмельного балагурства не осталось и следа. Вместо этого - в высшей степени привлекательный англоязычный фэнтези-прог с внушительным меллотроновым бэкграундом, элегической атмосферой и достаточно тонкой мелодической выделкой. "Kreislaufkollaps" - продукт синтеза бравурных хард-риффов с арт-полифонией и блюз-роковой мечтательностью. Частые смены композиционного рисунка, любопытные тональные переходы, смешанная билингвальная лирика... Как минимум, нескучное слушище. Мрачновато-пафосный боевик "Alvin Zweistein" являет нам эпическую сторону El Shalom. И пожалуй, именно здесь парни достигают апогея собственных возможностей: выразительная гитарно-клавишная раскладка, тщательно продуманная линия развития темы + крохотные цитаты из флойдовской "Echoes", органично вплетенные в общую ткань. Титульное произведение "Frost" подкрашено флейтовыми обертонами Карлхайнца Шмитца, действующего в тесном партнерстве с умельцем Йоахимом. Восемь минут замечательного акта протекают в совершенно разнообразных плоскостях - от балладного балтийского минора до бурных энергетических эпизодов с почти что талловскими эскападами духовых. Хороша позитивная вещица "Birthday Song", великолепно воссоздающая светлый праздничный дух. Финальный же экзерсис под названием "Leipzig" скроен по канонам британских протопрогрессивных агрегатов, с поправкой на фолковый колорит земли Северный Рейн - Вестфалия. Издание доукомплектовано четырьмя бонусами, три из которых свидетельствуют о горячей любви тевтонских героев к блюзу.
Резюмирую: вполне добротный симфо-артовый релиз - без претензий на монтументализм и виртуозность, зато с энтузиазмом и вдохновением воплощенный. А это тоже дорогого стоит.

18 нояб. 2010 г.

Deluge Grander "The Form of the Good" (2009)

После своего лихого дебюта "August in the Urals" (2006) американцы Deluge Grander моментально оказались в поле зрения почитателей интеллектуального рока. Как следствие, электронный почтовый ящик коллектива заполонили приглашения на прог-фесты, а "верховного главнокомандующего" DG, органиста Дэна Бриттона буквально разрывали на части многочисленные интервьюеры. Удовлетворив по возможности аппетиты страждущих, великолепная четверка музыкантов собралась на "военный совет" для обсуждения дальнейшей стратегии. В итоге постановили не выпячивать сверх меры свои недюжинные исполнительские способности (благо, "первенец" и без того усеян виртуозными игровыми моментами), а сосредоточиться непосредственно на искусстве композиции. Решение мудрое, и результат в виде альбома "The Form of the Good" лишь подтвердил его правильность.
Интродукция "Before the Common Era" задает тон всему материалу релиза. Если верить комментарию Бриттона, это самая короткая (5.22) пьеса в истории DG. Но кого волнует хронометраж, когда речь идет о качестве? Для беспокойства, впрочем, поводов нет. Квартету из Балтимора по плечу любые задачи: будь то до предела навороченный прогрессив, или рефлективный симфонический вояж (как в данном случае) к сакральным истокам прапамяти. Винтажный кудесник Дэн проявил себя истинным мелодистом: органно-меллотроновые партии гармонично соединяются с хоралами, оформленными за несколько лет до означенных событий стариной Фрэнком - дядей басиста Бретта д'Аннона, а также сливаются в очаровательном альянсе с пассажами Натана Бонтрадже (виолончель) и Хизер МакАртур (скрипка). Оркестровым размахом отличается эпик "The Tree Factory", в котором соавторами наряду с единоличником Бриттоном выступают гитарист Дэйв Берггрен и ударник Патрик Гаффни. Комплексные выверты сюиты отнюдь не помеха мотивности: тождество элементов сохраняется на протяжении четырнадцати минут, да и сама инструментальная расстановка сил досконально продумана зачинщиками мероприятия: есть и разнокалиберные клавишные, и фьюжн-соло гитары, и мощная поддержка приглашенных духовиков во главе с Брайаном Фальковски (кларнет, флейта, саксофон). "Common Era Caveman" фрагментарно перекликается с вступлением, однако тут ракурс напрямую определяется энергетикой, исходящей от ритм-секции. Ключевой эпизод программы - внушительное 19-минутное произведение "Aggrandizement", где Дэн со товарищи попадают в распростертые объятия классики. Этот концерт для группы с оркестром - наиболее амбициозное творение питающего слабость к нестандартным полифоническим экспериментам Бриттона. Финальная роль отводится титульной вещи "The Form of the Good". Половина номера протекает под знаком нагнетания атмосферы (темные призрачные секвенции легионами бороздят саунд-пространство). Ну, а затем история свершает кульбит, дабы обернуться мажорно-пафосным эпилогом с торжествующими фанфарами, эдаким позитивистским хэппи-эндом в традициях старой школы.
Заключение: еще один чудесный диск от заштатных рок-чародеев. Для приверженцев симфо-прога - a must have. Да и прочим не грех приобщиться к высоким материям Deluge Grander. Словом, рекомендую.

16 нояб. 2010 г.

Rebekka "Phoenix" (1982)

В ряду представителей позднего арт-рокового звена немецкая команда Rebekka занимает одно из самых почетных мест. Костяк ее составили братья Хуберт Шнайдер (гитара, флейта, табла), Мартин Шнайдер-Велдерт (саксофон, электронный духовой инструмент вариафон) и супруга последнего, певица Марион Велдерт. Другими участниками ансамбля являлись органист Петер Лаубмайер, басист Йоахим Шейле и ударник Кристоф Б. Имлер. Приступая к сочинению материала для дебютной пластинки, Хуберт (р. 1952), как ведущий композитор Rebekka, исходил из собственных предпочтений. За плечами у него были годы учебы в Академии музыки города Аугсбург (отделение классической гитары), уроки игры на ситаре под руководством жившего в Мюнхене индийского гуру и обширный опыт исполнения кавер-версий песен именитых британских составов блюз-рокового лагеря. Таким образом, соединение симфонических мотивов с ориентальными элементами в общем русле мелодического прогрессива положило начало оригинальному творчеству Rebekka.
Вступительная тема "Swan Song" - подлинная ода эпохе романтизма. Изысканные пианиссимо консерваторского толка вкупе с возвышенным красивым вокалом Марион неизбежно вызывают ассоциации с грандами жанра - англичанами Renaissance. Однако дальнейшее развитие трека протекает по иным, присущим лишь данному коллективу канонам. Мини-оркестр Rebekka словно наводит незримый мост меж величавым благородством художественных традиций девятнадцатого столетия и электрическими тенденциями второй половины двадцатого века. Результат такого культурного диалога, как минимум, превосходен. Семиминутный инструментал "Lithphas", надежной опорой которого служат яркие гитарные пассажи герра Шнайдера, перекликается с опусами других героев дойчланд-сцены - Rousseau. Прочувствованные соло Хуберта в центральной части пьесы буквально завораживают живостью эмоций. Да и клавишно-вариафонный аккомпанемент его коллег вносит немалую порцию драматизма в повествование. Эталонная, словом, вещь. Одухотворенный лирический этюд "Odyssee" для англоманского уха звучит непривычно за счет немецкоязычного вокала, впрочем, к этому быстро привыкаешь. Тем более, что на очереди титульный симфо-роковый эпик, где каждый из членов формации не упускает возможности блеснуть мастерством и талантом. Акустическая баллада "Iris (Imaginary Regards of an Irish Sea)" - прелестный экскурс в заповедные области фольклора, дышащий свежестью и чистотой. Бессловесный финал "Floating Dawn" - произведение высшей пробы, по своим характеристикам приближающееся к лучшим образцам из наследия Camel. Ну, а двенадцатиминутный бонус "Lotos" - пример уникального синтеза взаимоисключающих, на первый взгляд, ингредиентов, эдакая комплексная прог-медитация на базе раги, саксофонных экзерсисов и сугубо европейского клавишного минимализма.
Констатирую: крайне живописный, насыщенный деталями и фактически лишенный недостатков релиз, воплощенный с безукоризненным вкусом и артистизмом. Необходимое прибавление в коллекцию каждого меломана.

13 нояб. 2010 г.

Al Stewart "Sparks of Ancient Light" (2008)

В свои шестьдесят три Эл Стюарт бодр, молод душой и полон креативной энергии. Доказательством тому - последняя на сегодняшний день студийная запись маэстро под названием "Sparks of Ancient Light". В определенном смысле этот альбом - возвращение к традиционным корням, к блаженным берегам юности с ее характерной радужной безмятежностью. Несмотря на тот факт, что весь процесс работы над диском протекал в Калифорнии (в Штаты Эл перебрался во второй половине семидесятых), результат получился очень английским по духу. Под крылом Стюарта собралась мощная команда профессионалов во главе с давним другом мастермайнда - гитаристом, продюсером и аранжировщиком Лоуренсом Джабером, экс-коллегой Пола МакКартни по совместной деятельности в рядах Wings. И эти замечательные люди сумели максимально адекватно реализовать музыкальные идеи шотландского барда.
Открывающий пластинку этюд "Lord Salisbury" исполнен старомодного очарования (не случайно речь в нем идет о лондонском политике поздневикторианской эпохи). Голос Стюарта ничуть не поблек за прошедшие сорок лет, его неповторимые интонации по-прежнему бесхитростны, задорны и превосходно соотносятся с манерой британского эстрадного арт-фолка а ля Stackridge. Здоровый консерватизм создателей программы подчеркивается наличием струнных партий от специально приглашенного камерного ансамбля The Section Quartet. Посему о недостатке инструментальных красок волноваться не стоит: композиционные конструкции Эла всегда отличались предельной выверенностью. Легкая игровая зарисовка "(A Child's View of) The Eisenhower Years" в чем-то перекликается со знаменитой песенкой "Lemon Tree" немцев Fool's Garden, пленяя бархатным саундом "Хаммонда" Джима Кокса и теплыми гитарными обертонами. Акустический поп-роковый номер "The Ear of the Night" напрямую отсылает нас к наиболее интересному периоду в карьере Стюарта, когда за спиной последнего маячила дородная фигура Алана Парсонса, приведшего скромного рыжеволосого паренька к заслуженному коммерческому успеху. Ноту драматизма в общее действо вносит печальная история "Shah of Shahs": тревожный отголосок иранских событий 1979 года тонет в изысканном скрипично-виолончельном кружеве. Впрочем, от невеселых размышлений Эл довольно быстро избавляется посредством почти плясового трека "Angry Bird". Изумительная пьеса "The Loneliest Place on the Map" - яркая демонстрация неиссякаемого композиторского дара нашего героя, пиковый эпизод насыщенной деталями панорамы. Мастерство Стюарта-рассказчика выходит на передний план в монологе "Sleepwalking", повествующем о мошеннике, втирающемся в доверие к богатым и знаменитым. Да и остальные пункты "Sparks of Ancient Light" не менее красноречиво свидетельствуют о бесконечно щедром таланте автора.
Резюмирую: в высшей степени превосходная коллекция по-настоящему вдохновенных произведений и одна из несомненных удач в творческой биографии артиста. Поклонникам комплексного полифонического фолк-рока - на заметку.

11 нояб. 2010 г.

High Tide "High Tide" [plus 4 bonus tracks] (1970)

В июле 1970 года порядком разогретые сногсшибательным дебютом "Sea Shanties" поклонники High Tide получили очередной подарок от любимой группы. Состоящий из трех полноразмерных позиций LP явил слушателю новое лицо квартета. От мрачного безумия первенца сохранилась разве что атмосфера. Вязкую психоделию потеснили обильные мотивы английского фолка, естественным манером растворенные в звуковой палитре High Tide. Остановимся подробнее на содержимом.
Интроспективная пьеса "Blankman Cries Again" - своего рода бенефис Саймона Хауза. Заводные пассажи электроскрипки не смолкают на протяжении 8-минутного действия. Ее инструментальная перекличка с гитарой Тони Хилла в центральной части этого залихватского номера - верх динамизма с тотальным зашкалом эмоций в придачу. Приплюсуем сюда мощнейшую ритм-секцию (Питер Павли - бас, Роджер Хэдден - ударные) и уместно интегрированные в ткань композиции бравурные фортепианные аккорды (ответственный - Хауз). В итоге получим совершенно убийственный, не имеющий аналогов эпик с весьма оригинальным саундом. "The Joke" открывается виртуозным необарочным гитарным наигрышем Хилла, перетекающим в интереснейший коллективный джем. Игровой темп варьируется от маршевых атак до замедленного прото-думового рисунка. Тяготеющие к импровизационности пролонгированные соло Тони выходят на передний план, вынуждая маэстро Саймона довольствоваться положением "на подхвате". Впрочем, у скрипача в данной ситуации особая роль. Именно его выразительная партия с ощутимым реверансом в сторону классики придает финальным эпизодам конструкции оттенок помпезности. Однако настоящим "гвоздем" программы служит тема № 3 - восхитительная "Saneonymous" (разбитый на несколько сегментов магнум-опус записывался музыкантами в три этапа). В ядреной вступительной фазе участники High Tide рвут с места в карьер: ровная ритмика ударных - надежное основание для абсолютно вычурного рок-построения, где остальная троица позволяет себе вволю порезвиться с диссонансами. Хлесткие риффы Хилла подобны шахтерским отбивам киркой, Саймон Хауз вдохновенно наяривает инвенции собственного сочинения, басист Павли с приличной скоростью перебирает пальцами по грифу... К 4-й минуте акта распахивается окно в элегический фолковый космос, но ненадолго, ибо общее высоковольтное напряжение требует повторной разрядки...
Праздник жизни под названием High Tide по определению не мог длиться вечно. Спустя некоторое время члены ансамбля разбрелись восвояси. Хауз направил свою кипучую энергию в русло The Third Ear Band, после пополнил ряды Hawkwind, а в 1978 г. подался к Дэвиду Боуи. Хилл, Павли и Хэдден до 1972 г. составляли костяк команды Rustic Hinge, затем каждый из них выбрал индивидуальный путь развития. Но в истории прогрессивного рока эти четверо парней все же останутся как High Tide - незаурядный конгломерат единомышленников, в числе прочих оказавший влияние на становление жанра.

9 нояб. 2010 г.

Nosound "Sol29" (2010 remastered edition)

На гипотетическом конкурсе музыкальных двойников Стивена Уилсона итальянский умелец Джанкарло Эрра, вероятно, вышел бы победителем. Что, в принципе, логично, ведь начинал он с трибьют-группы Red Shift, ориентированной на творчество Porcupine Tree. В 2002 г. этот матерый человечище покончил с перепевками и запустил в действие маховик собственного one man проекта Nosound. Поле будущей деятельности синьор Эрра обозначил для себя следующим образом: "совмещение традиций психоделии 1970-х, эмбиент-стилистики 80-х / 90-х, а также современных альтернативных течений, прог- и пост-рока". Персональными источниками вдохновения при этом выступали Pink Floyd, Брайан Ино, пресловутые Porcupine Tree + популярные властители молодежных дум, исландцы Sigur Rós.
Вышедший в 2005 г. полнометражный дебют Nosound "Sol29" всколыхнул прогрессивную общественность. Пропитанный меланхолией, сочетающий электронные тенденции с вязким рок-саундом материал навевает мысли о британских командах калибра No-Man; апеннинские корни создателя здесь совершенно неочевидны. Разреженная атмосфера альбома подчеркивает ирреальность витиеватых узоров памяти, зыбкость дремотной межсезонной натурфилософии. В мечтательно-отстраненных треках наподобие "In the White Air" или "Child's Game" преобладают клавишные, отставляющие конкретику на задний план. Бесплотность фактуры - тайный ключ к пониманию процессов, что разграничивают и соединяют сумрачное одиночество осени с белым кружевом декабря. Из неопсиходелических красок, типично уилсоновской вокальной интонации и клейких, мелодичных соло складывается панорама номера "Wearing Lies On Your Lips". В эпической инструментальной пьесе "The Moment She Knew" преклонение автора перед наследием ранних PT проступает во всей красе: аналоговые тембры наслаиваются на синтезаторные эффекты; накрапывающие струнные аккорды задают необходимую тональность; дисторшированный звук гитары грубо вклинивается в пространство, внося элемент приземленности в ажурную композиционную ткань. Акустические переборы, меллотроновые переливы, характерная манера пения в "Overloaded" - из той же серии. Впрочем, упрекнуть Джанкарло Эрра в пустом подражательстве сложно. Произведения итальянца несомненно скреплены печатью таланта, и даже "поркьюпайнообразие" выборочных опусов, как ни странно, идет им на пользу. Так или иначе, "Sol29" - прекрасный трамплин для грядущих достижений, что с блеском продемонстрировали последующие релизы разросшихся до размеров квинтета Nosound. Особенность почерка маэстро Эрра оценили и в английской звукозаписывающей конторе Kscope - оплоте пост-прогрессивного рок-звена. Результатом сотрудничества итальянского многостаночника с представителями лейбла стало переиздание бэк-каталога Nosound, включая и данный CD, дополненный тремя бонусами.
Рекомендую.

7 нояб. 2010 г.

Phil Manzanera "The Wasted Lands" (1999)

Уроженец Лондона Филипп Джеффри Таргетт-Адамс (р. 1951) вошел в историю рок-музыки под псевдонимом Фил Манзанера. Успеха и признания широкой публики вышеозначенный джентльмен добился на посту лидер-гитариста культовой британской формации Roxy Music. Однако то лишь одна надводная часть айсберга. Творческий актив Манзанеры содержит приличное количество весьма разноплановых по структуре пластинок.
Во второй половине восьмидесятых Фил (под впечатлением от достижений коллеги по цеху Брайна Ино) решил пуститься в любопытный эксперимент со звуковыми формами. С этой целью он привлек к сотрудничеству клавишника Пола Уильямса и басиста/перкуссиониста Энди Гроссарта. Объединившись в инструментальное трио Nowomova, компания профессионалов записала в 1988 году 74-минутный саундтрек к воображаемому фильму, получивший название "The Wasted Lands". По ряду причин издание лонгплея было отложено в долгий ящик. И лишь на излете девяностых работа наконец-то увидела свет, но уже под собственным именем Манзанеры.
Восемь развернутых композиций программы демонстрируют слушателю своеобразие авторской саунд-реальности Nowomova. Комплексная география "The Wasted Lands" обширна: здесь имеются футуристический вояж по Манхэттену и экскурсия в Музей воспоминаний, соседствующие с панорамным обзором утерянного рая, погружением в глубины Атлантики и гипотетическим обретением Ноева ковчега. Если же говорить о стилистике, то на ум приходит словосочетание "арт-эмбиент". Фил и К° продвигаются к намеченной цели индивидуальным и по большому счету заковыристым маршрутом. Вступительная синти-поп-ритмика в триптихе "Urbania" перетекает в безумно приятственный камерный нью-эйдж с тончайшим налетом джаз-рока. Многофазовая сюита "The Age of Leisure" также не грешит однобокостью: журчащий синтезаторный этно-фьюжн + игровой арт-рок, овеянный сугубо восьмидесятническим электро-колоритом. Сдержанной красотой переливается рефлективная двухчастная пьеса "Aracadia": хрупкое очарование хрустальных пассажей Уильямса замечательно оттеняется партиями midi-гитары маэстро Манзанеры. В "Paradise Lost" славный конгломерат исполнителей абстрагируется от мелодической конкретики, делая ставку на атмосферу; итогом вдохновенных штудий становится любопытный дрим-этюд без каких бы то ни было пространственно-временных привязок. Наилегчайшим симфоническим великолепием отмечена первая половина номера "A Desert Road", тогда как в оставшейся хронометрической плоскости центром внимания служит псевдо-восточная энигматика. "The Atlantis Syndrome" - томный объемно-полифонический лаунж, обладающий определенным терапевтическим эффектом. Безусловным порождением коммерческого века мнится нарочито лишенный глубины опус "The Whole Earth TV", противовесом коему выступает финальный фьюжн-эмбиент "Noah's Ark", призывающий заглянуть в одну из сокровеннейших тайн прошлого...
Резюмирую: в целом привлекательный и по-своему прогрессивный релиз, апеллирующий не столько к разуму, сколько к воображению. Наслаждайтесь.

4 нояб. 2010 г.

Deluge Grander "August in the Urals" (2006)

Эпос + пафос + мастерство - главные слагаемые творчества прекрасной формации из американского Балтимора. Используя в арсенале "винтажные" инструменты, Deluge Grander (образовались на обломках ансамбля Cerebus Effect) не задаются целью реанимировать пласт семидесятнических настроений. У этой команды особый путь и собственный, порой весьма оригинальный взгляд на искусство композиции. По признанию "верховного жреца" проекта, органиста/вокалиста Дэна Бриттона, ему всегда импонировали изысканный мелодизм классических Genesis и апокалиптическая торжественность Magma. Вот и выходит, что Deluge Grander - своего рода точка совмещения крайностей в контексте гиперкомплексного авторского материала.
Мощный, сверхуверенный дебют DG "August in the Urals" свидетельствует о высочайшем профессионализме его создателей. Открывается программа сюитой "Inaugural Bash". Массивный, состоящий из семи секций номер по степени грациозности напоминает вальсирующего бронтозавра. Сочинившие его Бриттон и гитарист Дэйв Берггрен умудрились соединить в свободно трансформируемых рамках живописно-монументального полотна обильный симфонизм (щедрые меллотроновые фоны, скоростные пианиссимо, эпизодические партии духовых), джаз-роковые вкрапления и элементы шутовского карнавала (редкие речитативно-вокальные моменты варьируются от "мультяшных" скороговорок до выразительного артистического полушепота). Музыка мечется между светлыми, косвенно отсылающими к опытам The Enid материями и торжественно-темными полифоническими раскатами. Постепенное нагнетание атмосферы закономерно приводит к кульминационному взрыву, однако без последующего катарсиса. Титульная 16-минутная пьеса (как бы ни открещивался Бриттон от ярлыка "ретро-прог") - опосредованный экскурс в историю жанра: тут и общее выстраивание структуры канвы а ля Yes, и клавишные приемы, опирающиеся на находки Тони Бэнкса. Что, в принципе, нисколько не умаляет заслуг мастермайнда, расписавшего опус на пару с басистом Бреттом д'Аноном. Необычна эмбиент-джазовая направленность пролонгированной фрески "Abandoned Mansion Afternoon" (изначально задумывалась как фантазия на тему "альянс Херби Хэнкока с Клаусом Шульце"), дополненной мистериальными певческими вставками. В подвижном игровом этюде "A Squirrel" наши герои идут еще дальше, лихим манером скрещивая высокопарные барочные каноны с разгульным фьюжн-фанком; в итоге имеем странную, но чертовски привлекательную, отмеченную искрами таланта комбинацию. Примечателен и финальный акт лонгплея - "The Solitude of Miranda": здесь маэстро Дэн, вдобавок к своим базовым навыкам, демонстрирует виртуозное владение акустической гитарой (к слову, приобретена им в российском Санкт-Петербурге за 90 долларов). Сама же конструкция - невероятный замес из крутейшего прог-рока и средиземноморских этно-фолковых мотивов. Блестящее отточие на редкость захватывающего альбома, который я искренне рекомендую любителям насыщенных нюансами прогрессивных проекций.

1 нояб. 2010 г.

Anti-Depressive Delivery "Chain of Foods" (2008)

Своим дебютным лонгплеем "Feel. Melt. Release. Escape" (2004) эти норвежские ребята огорошили многих. Бескомпромиссный эксперимент по сочетанию заведомо несочетаемого (а именно - экстремальных металлических риффов с саундом классического арт-рока семидесятых), как ни странно, завершился удачей. Международные рецензенты на все лады нахваливали скандинавских оригиналов; распробовавшие необыкновенно стильное ассорти меломаны уже томились в предвкушении новой работы схожего плана. Однако участники Anti-Depressive Delivery благоразумно отказались потакать восторгам аудитории. Вместо повторения однажды пройденного четверка разудалых молодцов в пылу творческого азарта сочинила и записала диск "Chain of Foods" - альбом принципиально иного склада, после которого стало ясно: мировая сборная консерваторов от рок-музыки пополнилась совершенно замечательной мобильной единицей. Детские игрушки а ля хэви-металл остались в прошлом. Без сожаления порвав с тяжелым наследием северной сцены девяностых, AD взялись за реанимацию старомодного прогрессив-харда крепкой британской закваски. Говорить о революционности подобного шага было бы нелепо. Все-таки в означенной нише успели прочно обосноваться сугубо "олдскульные" команды - Black Bonzo, Standarte, Wicked Minds, The Divine Baze Orchestra и т.п. Впрочем, наши "антидепрессивные" друзья и здесь нашли способ удивить привередливых любителей ретро. Но давайте-ка по порядку.
Девять пьес "Chain of Foods" - это прежде всего ярчайшая мозаика настроений, недюжинный исполнительский профессионализм и завораживающий полет мысли. Интроспективный номер "Starchaser" с его "Хаммондом", мугом, теплыми гитарными тембрами, вокальным многоголосием и напористой прогрессивной ритмикой наверняка порадует как почитателей Uriah Heep, так и поклонников Rush. В "Desert Machine" певец/басист Пит Бек выкидывает характерные гиллановские "коленца"; аккомпанемент соответствующий, правда, с солидным заездом в "артовость". Большей частью инструментальная "Accordion Woman" напоминает слушателю о безоблачных днях прото-прога, зато последующая энергичная "Terminal" схематично отсылает по двум адресам одновременно - к Led Zeppelin и Whitesnake. Семиминутная "Blood Is Blood" - едва ли не лучшая композиция программы: шикарные скоростные фьюжн-вензеля органа, потрясающая ритм-секция, драйвовая гитара... чистой воды удовольствие для закоренелого традиционалиста. Короткая "We Will Crimson You" стопроцентно оправдывает название: это действительно зубодробительное смешение помпезности Queen с мрачным монументализмом детища Роберта Фриппа. Безумно хороши и оставшиеся позиции: вычурно-ломаная "U", балладный этюд "Undead" с драматическими партиями меллотрона и обильно-уместной акустикой, плюс несколько агрессивный финал "Nothing New", знаменующий собою триумф ортодоксального хард-рока...
Резюмирую: по-настоящему вдохновенный и увлекательный звуковой коктейль, приготовленный безмерно одаренными людьми. Пропускать не советую.