28 авг. 2010 г.

Iona "Iona" (1990; 2002)

Стартовый акт одной из наиболее интересных фолк-прог-команд современности обозначил каноны, развивать которые Iona будут и в дальнейшем. Легший в основу концептуальной программы сюжет является краеугольным в истории кельтской христианской церкви. Речь идет о жизнеописании преподобного Коламбы Айонского (521 - 597), монаха и проповедника, потомка королевского ирландского рода, отказавшегося от законного права на трон в пользу ревностного служения Богу. Его удаление на небольшой остров Айона, что в Шотландии, стало отправной точкой в деле просвещения региона. Именно здесь Коламба заложил монастырь, со временем превратившийся в крупнейший религиозный центр ирландской духовной миссии на всей территории Западной Европы. Помимо крещения племен пиктов и скоттов, святой прославился научными и богословскими трудами, а также сочинением стихов - факт, впоследствии позволивший причислить Коламбу к покровителям и родоначальникам ирландской поэзии...
Музыкальная палитра первого магнум-опуса Iona получилась по-настоящему красочной и насыщенной. Трио сооснователей коллектива - Дэйв Бэйнбридж (клавишные, гитары, программирование, тамбурин), Дэвид Фицджеральд (саксофон, флейта, деревянные духовые), Джоанна Хогг (вокал, клавишные) - решило не размениваться на мелочи. К процессу записи подключили "могучую кучку" сессионщиков, из которых кое-кто позже войдет в постоянный состав группы. В числе гостей отметились: ударник Терл Брайант, духовик Трой Донокли, перкуссионист Тим Хайнс, басист Тим Харрис, скрипач/альтист Питер Уитфилд. Благодаря столь внушительной поддержке со стороны полифонические претензии Дэйва с коллегами обрели достойное воплощение. Уникальный местный колорит замечательно обыгран посредством рожков и дудочек в прелюдии "Turning Tide", придуманной Бэйнбриджем на пару с "варягом" Троем. Сбалансированная комбинация различных текстур (этно-эмбиент элементы, мощный электрический прог-рок, замысловатые фольклорные виньетки и влияние нью-эйдж стилистики на атмосферу в целом) + сильный и чистый голос красавицы Джоанны - таковы главные достоинства самобытного творчества Iona, представленные во всем великолепии на дебютном альбоме. Превосходно выдержано равновесие меж песенноориентированными номерами и редкостного очарования инструментальными пьесами. Выделить что-то из общего ряда проблематично, композиции тесно взаимодействуют друг с другом на смысловом уровне. Замечу лишь, что в бессловесных конструкциях с максимальной полнотой раскрываются высочайший исполнительский класс и удачные авторские находки членов ансамбля.
В 2002 году, готовя переиздание первенца, Дэйв Бэйнбридж воспользовался выпавшим шансом и не только оцифровал треки, но и предпринял ремикширование и пересведение отдельных партий. Переработке подверглись семь вещей из двенадцати, что наилучшим образом отразилось на результате.
Резюмирую: на удивление свежее по мелодико-гармоническим характеристикам полотно, чьи художественные образы актуальны и поныне. Рекомендую.

25 авг. 2010 г.

Jukka Gustavson "Toden Toistoa" (1981)

В период с 1969 по 1974 гг. органист/вокалист Юкка Густавсон (р. 1951) являлся участником наиболее успешной финской прог-фьюжн группы Wigwam. Собственно, своими творческими достижениями последние во многом обязаны Юкке с его оригинальным композиторским мышлением. Однако по истечении пяти лет активной трудовой деятельности маэстро распрощался с коллегами. Не имея четких планов относительно дальнейшей карьеры, Густавсон включился в сесионную работу. Немного пособил собрату по Wigwam Джиму Пемброуку в реализации сольных замыслов, оформил бэк-вокальные партии на пластинке "Ekkedien Tanssi" подающих надежды симфо-рокеров Tabula Rasa. И лишь к 1978 г. скромняга Юкка созрел для индивидуальных подвижек на обширной музыкальной ниве.
"Toden Toistoa" занимает вторую позицию в самостоятельной дискографии нашего героя. Четыре масштабных трека с текстами на родном языке прекрасно иллюстрируют особенности авторского почерка Густавсона. Не мудрствуя лукаво, мастермайнд проекта решил записать материал в привычной для себя теплой и не шибко закрученной джаз-роковой манере. Договорился с помощниками - гитаристами Пеккой Найлундом и Сеппо Тыни, басистом Харри Вайниккой, вибрафонистом Тимом Ферченом, ударником Пеккой Суваното - и дело в шляпе. Развитие интроспективной пьесы "Minkä Halajat Minun Tietävän" на первых порах протекает чрезвычайно ровно: безыскусные интонации голоса Юкки оставляют ощущение некоторой монотонности. И только после пяти минут монолога под вкрадчивый аккомпанемент происходит сдвиг, начинается инструментальная ворожба: пространные клавишные ковры, рассудочные позывные электрогитары, невесомая перкуссия... Искусная игра ансамблистов вчистую искупает легкую заторможенность вступительной фазы. В "Tuntevan Syvimmin, Aidoimmin, Puhtaimmin" нас ожидают лирические фортепианные арпеджио, чуть более выразительный речитатив лидера и тотальная пролонгация единственной мелодической линии, обрамляемой шестиструнными пассажами Сеппо Тыни. "Tosi Aatteiden Riemusta" - эксперимент по скрещиванию элементов то ли мамбы, то ли румбы (а не исключено, что и сальсы) с водянистым скандинавским фьюжн-рисунком. Итогом такого "стилесмешения" становится достаточно симпатичный номер, изобилующий хрустальным перезвоном вибрафона и перестуком молоточков маримбы. В финальном эпизоде под названием "Oikean Elämän Ekstaasiasta" художества Густавсона наконец-то принимают бодрый и драйвовый характер: финский фанк по версии Юкки окрашен в забавно-беззаботные "мяукающие" тона, как, видимо, и положено сочинениям подобного рода.
Резюмирую: неплохая в целом программа страдает, на мой взгляд, от избыточного и при том неанглоязычного певческого наполнения. В конце концов, это же фьюжн, а не поп-рок, в коем без традиционной схемы "куплет - припев" и шагу ступить нельзя. Впрочем, претензии здесь необоснованны, поскольку "передергиваниям" фронтмена есть объяснение: "Toden Toistoa" - продукт для внутреннего пользования, абсолютно не предназначенный к вывозу на экспорт. А коли так, с Юкки взятки гладки, ибо что финну хорошо, то остальным не треба.

22 авг. 2010 г.

Kitaro "Dream" (1992)

В мировой нью-эйдж-иерархии японский артист Китаро (настоящее имя - Масанори Такахаси) по праву занимает одно из важнейших мест. Поразительно, но этот исполин сцены, оказавший значительное влияние на музыкальную культуру второй половины ХХ века, совершенно не владеет нотной грамотой. Однако композиционные экзерсисы Китаро полны изысканности и порой тяготеют к крупной оркестровой форме. На заре карьеры маэстро записывал пластинки в одиночку, самостоятельно исполняя партии всех инструментов, и лишь к началу 1990-х господин Такахаси меняет тактику, привлекая к студийной и концертной деятельности внушительное количество аккомпаниаторов.
"Dream" - семнадцатый по счету лонгплей замечательного японца. Альбом, вдохновленный величественными красотами природы, претворялся им в жизнь при помощи полноценного рок-состава, специально приглашенных флейтистки, таблиста, перкуссиониста, струнной группы Coral Symphony Strings и - барабанная дробь - вокалиста легендарных прог-рокеров Yes Джона Андерсона, обожающего сотрудничать с фигурами такого масштаба (достаточно вспомнить его совместный проект с Вангелисом). По структуре "Dream" являет собой нечто большее, чем просто диск в приятной пейзажной манере. Превосходный саунд-колорист Китаро предлагает нашему вниманию волшебный симфонический экскурс в мир лесов и островов, погружение в сладостное звуковое пространство мечты. Аранжировки поражают красотой и подлинно консерваторским размахом. Будь то магически-притягательная интродукция "Symphony of the Forest", загадочный этюд "Mysterious Island", романтизированный псевдо-саундтрек "A Drop of Silence", лирико-драматическая пьеса "A Passage of Life", гипнотично-минималистская "Dream of Chant" или бесподобная элегия "Symphony of Dreams" - все это могло возникнуть только в воображении по-настоящему талантливого Художника. Кстати, в Стране Восходящего Солнца Китаро известен и как поэт. А разве чудодейственные клавишные гармонии гениального Масанори не есть истинная поэзия в бессловесном своем варианте? В авторской связке с Андерсоном сочинены три песенноориентированных номера. Шикарная, переливающаяся красками симфониетта "Lady of Dreams" вполне претендует на арт-роковый статус: тут вам и мастерское электрогитарное наполнение, и обильные струнные пассажи, и, конечно же, неповторимый тембр голоса кумира прогрессивной аудитории. Экзотический характер носит дивное кружево под названием "Agreement", сверкающее не хуже алмазов в пещере Аладдина. Наконец, преисполненная внутреннего света баллада "Island of Life" - яркий пример сугубо нью-эйджевой фэнтези-стилистики, в которой довольно комфортно сосуществует и британский "варяг" Джон.
Резюмирую: изумительная по вкусовым качествам программа, где, вопреки установочной формуле Киплинга, Восток бесконфликтно пульсирует на одной частоте с Западом. Рекомендуется всем поклонникам хорошей музыки.

21 авг. 2010 г.

Lady Lake "Supercleandreammachine" (2005)

Для причисления к разряду культовых групп им вполне хватило лонгплея "No Pictures" (1977). Далее случился период тишины, растянувшийся почти на три десятилетия. И лишь в 2005 году Lady Lake сподобились вернуться к слушателю. К вящей радости поклонников ключевые игроки не выбыли из состава команды. Ветераны фламандской сцены Линдерт Корстанье (клавишные), Фред Розенкамп (гитара) и Ян Дубби (ударные) своей новой программой красноречиво подтвердили наличие пороха в пороховницах.
Странное название альбома инспирировано голландским психоделическим радио-шоу Superclean Dreammachine. Этим, да, пожалуй, иллюстрациями в буклете, неуловимо напоминающими коллажи к флойдовскому "Wish You Were Here", отношение данного релиза к кислотной субкультуре исчерпывается. Остальное – 55 минут удовольствия, гарантированного почитателям инструментального прогрессив-рока. Зрелый, звучащий в традициях семидесятых материал, - подлинный подарок "ретронавтам". Эпический номер "The Untold Want" - вкуснейший коктейль из мелодичного chamber fusion и полифонических симфо-проговых элементов. Структура пьесы тяготеет к многоступенчатости. Не ждите гладкого поэтапного повествования, не за тем Lady Lake реанимировали легендарную вывеску. Подобно заправским фокусникам, искушенные в концертно-студийной деятельности участники трио намеренно водят за нос ничего не подозревающего меломана. Квази-лирические гитарные пассажи то и дело прерываются тематическими отступлениями, растворяются в густом нагромождении риффов. Терпкий аромат старины поддерживается активным внедрением в саунд-палитру аналогового инструментария. Маэстро Линдерт наряду с рабочими станциями Roland XP80 + Yamaha DX7 использует Mellotron MK-VI, Fender Rhodes пиано и мини-Муг. Струнная линейка Розенкампа включает раритетные модели "Гибсонов". Да и Ян Дубби предпочитает стучать по "винтажным" тарелочкам. Прекрасным полем для демонстрации неувядающих средств классического рока служит игровая фреска "Do Dah Damage", оформленная по рецептам соплеменников Finch. Хочется чего-то поспокойнее? Скажем, арт-балладу с блюзовым чувством? Извольте, вот дрим-элегия "Wet Sounds", а вот и романтическая воздушная зарисовка "No One Will Ever Know (Fare Thee Well). Жаждете хард-рокового напора? Что ж, на здоровье: "The Chief" готов принять Вас в свои объятия. Как насчет энергетических всплесков с астрально-психоделическим реверсом? Найдется и такое ("Ford Theatre"). А коль уж приспичит потешиться чем-то всецело оригинальным, в загашнике непременно отыщется штуковина наподобие "Radio Reminiscense"...
Итак, невзирая на возраст и сверхдлительный перерыв, Lady Lake по-прежнему уверены в себе. Их музыка все так же бодра, позитивна, волшебна, мечтательна и даст фору большинству представителей современного прога. Словом, спасибо за праздник, ребята. Ждем продолжения.

18 авг. 2010 г.

Wigwam "The Lucky Golden Stripes and Starpose" (1976)

1976 год открыл новую главу в истории финской прог-банды № 1. Выпущенный ранее релиз "Nuclear Nightclub" (1975) обрел "золотой" статус на родине и позволил обитателям северного Вигвама прорваться к западному слушателю. Топовые позиции в британских рок-чартах с полной определенностью свидетельствовали о солидном международном успехе. И это несмотря на уход двух ключевых персонажей - органиста/вокалиста Юкки Густавсона и басиста Пекки Похьолы, ковавших музыкальную политику ансамбля чуть ли не с момента его основания. Таким образом, третий старожил Wigwam, пианист/вокалист Джим Пемброук продемонстрировал свою композиторскую самодостаточность и вполне логично принял на себя обязанности лидера коллектива. Творческие достижения скандинавов сильно впечатлили руководство лейбла Virgin. В итоге ребятам предоставили карт-бланш + студию The Manor в окрестностях Оксфордшира. Там-то и был записан шестой по счету альбом "The Lucky Golden Stripes and Starpose".
Интроспекция лонгплея, озаглавленная "Sane Again", хорошо иллюстрирует отличие авторского метода Пемброука от сочинительских экзерсисов экс-фронтмена Густавсона. Если последний нередко сдабривал произведения щепоткой доброго юмора, то в палитре маэстро Джима почетное место отводится серьезным, а где-то и мрачноватым (в духе Питера Хэммилла) ноткам. В приблюзованном фьюжн-номере "Internatonal Disaster" правит бал разговорная интонация, преподанная в американизированном варианте. "Colossus" - эпохальный для финского прогрессивного движения трек, впоследствии давший название одноименному арт-сообществу. В монументальных аккордах почти эпической вещи ощущается угрюмость холодных воздушных масс, ледяной колорит приполярных областей Европы; отменное полотно, чье строение тяготеет к цикличности. После такого опус "Eddie and the Boys" воспринимается достаточно облегченно, хотя и тут вы не уловите ни единого намека на веселость повествования (скажу больше: в структурно-ритмическом отношении вышеозначенный этюд предвосхищает фигурные фишки пост-панка и зарождающейся "новой волны"). Экспериментальный характер присущ и заводному кунштюку "June May Be Too Late": налицо явный выпендреж, искупаемый интересной проработкой композиционной схемы и живыми фанковыми хуками гитариста Пекки Ренхардта. Любопытен иронично-философский финал "In a Nutshell", опять же косвенно отсылающий к незабвенному патриарху Хэммиллу; впрочем, специфика черт у зарисовки абсолютно уникальная, отчетливо вигвамовской закваски. Весьма приятственно ложатся на слух бонусы - "Tramdriver" и "Wardance", зафиксированные на пленку аккурат после издания "Nuclear Nightclub". Первый из них содержит теплые отголоски старых Wigwam, тогда как "Боевой танец" отделан по примеру заштатных эстрадных формаций: манерный лайт-фанк без претензий на новизну.
Резюмирую: вполне добротная, профессионально скроенная программа. Не шедевр, но и не "проходняк". Оригинальный подарок меломанам, увлекающимся "раскопками" на ниве нордического прогрессивного джаз-рока.

15 авг. 2010 г.

Lost World "Awakening of the Elements" (2006)

Тот самый случай, когда изменение музыкальной стратегии целиком оправдывает себя. Если дебютный альбом москвичей Lost World (они же Затерянный Мир) был похож на ассорти из жесткого авант-прога вперемешку с лирическими песенными номерами, то "Пробуждение элементов" - превосходный образчик идейной целостности и композиционно-исполнительского совершенства. Отрешившись начисто от вокала, трио (Василий Соловьев - флейта, перкуссия; Антон Дидоренко - гитары, бас, скрипки; Александр Акимов - клавишные, перкуссия, программирование ударных) сделало выбор в пользу инструментального симфонического прогрессива. Любой из двенадцати треков диска в той или иной мере иллюстрирует разностихийные проявления пресловутых первоэлементов. Титульная пьеса - сногсшибательный драйвовый боевик в традициях японского конгломерата KBB: прозрачные соло флейты, ажурные скрипичные партии и остро-отточенные гитарные риффы мастерски подогнаны друг к дружке; крайне позитивное начало, предполагающее не менее интересное продолжение. "Infinity Street" - удивительное произведение с обманчивой сущностью, где пасторально-фолковая акустическая основа периодически теснится агрессивными "кримзонутыми" фразами электрогитары. В предельно навороченном, скоростном этюде "Simoom" группа демонстрирует фигуры экстра-класса: дисторшированные скрипичные пассажи, массированная клавишная подача от специально приглашенной Юлии Басис... безумный ритмический ураган захватывает, сопротивляться ему нет никакой возможности. Да оно и не нужно, уж поверьте. В "Over the Islands" троица "зажигает" в стиле "фанк-фьюжн": озорной слэпующий бас, будоражащие электрические аккорды + элегические вкрапления светоносных синтезаторных линий. Консерваторские корни участников выходят на поверхность в сочинении "Schostoccata" - адаптированной для рок-коллектива вариации на тему "Allegro molto" из Восьмого струнного квартета Дмитрия Шостаковича. Огненный мелодический шквал достигает здесь пика: кажется, вот-вот, и струны не выдержат, задымятся от чрезмерного внутреннего напора; высший пилотаж, да и только. Узловые точки триптиха "States of Mind" также отталкиваются от полярных эмоциональных состояний: едва сдерживаемая ярость - двигатель фазы № 1; во второй части наступает черед релаксации, однако и в стадии покоя эпизодически проскакивают тревожные нотки; кульминационная фаза № 3 вскрывает пограничные аспекты картины: рассудочность и безумие идут рука об руку, что по-настоящему здорово выражается на звуковом уровне. Поразительно хороша короткометражка "Paranoia Blues" - наш ответ Роберту Фриппу со товарищи. "Collision of the Elements" - абсолютно фирменный, максимально сбалансированный гиперкомплексный авангардный прогрессив, ни в чем не уступающий западным аналогам. Финальная "Sky Wide Open" - гармоническая коронка программы, красивая и чрезвычайно образная фреска, символизирующая величие инобытия.
Резюмирую: роскошный релиз, как по художественным характеристикам, так и по своим игровым параметрам. Настоятельно рекомендую каждому меломану.

12 авг. 2010 г.

Hermetic Science "En Route" (2001)

Эстетствующий мистик, оккультист-чернокнижник, наконец, правоверный католик - все это Жорис Карл Гюисманс (1848 - 1907), один из наиболее противоречивых и загадочных французских писателей-философов позапрошлого столетия. Романы полузабытого европейского литератора "Без дна" (Là-Bas, 1891) и "На пути" (En Route, 1895) подтолкнули американского мультиинструменталиста Эда Макэна, мастермайнда проекта Hermetic Science, к сочинению 44-минутной сюиты "En Route". Впрочем, открывается пластинка обращением к классике иного рода. "Mars, The Bringer of War" - знаменитое творение британца Густава Теодора Холста (1874 - 1934) из симфонического цикла "Планеты" предстает перед слушателем в весьма нестандартной аранжировке. Этот "doomsday mix" исполнен Макэном (синтезаторы ARP string ensemble, Микромуг, "Хаммонд" и цифровые трубы органа) в компании с басистом Джейсоном Хупсом и ударником Мэтом МакКлаймоном. Трактовка пьесы по-своему любопытна. Единственное, что смазывает впечатление от эпика, неряшливое качество записи.
Прежде, чем коснуться главной темы альбома, разбитой на семь треков, отмечу, что воплощалась она ансамблистами последовательно. Основное содержимое - тетралогию под общим названием "Against the Grain" - трио под управлением Эда претворило в жизнь еще в июне 2000-го года. Высокий "академический" штиль магнум-опуса подчеркивается наличием партий чистого фортепиано, на котором, кстати, играет отнюдь не Макэн, а трудяга Джейсон Хупс. В непосредственном ведении самого маэстро - аналоговый клавишный арсенал, разномастная перкуссия (от маримбы до вибрафона) + духовые. По характеру составляющие полотна разнятся. Если "En Route: Against the Grain, Pt. 1" тяготеет к мрачности красок, умозрительной осенней сумятице послезакатных парижских предместий, то в "En Route: Against the Grain, Pt. 2" атмосфера наполняется ощущением тайны: воздух дрожит и колеблется, в звуковом пространстве мелькают странные тени прошлого, внося в повествование дополнительные мистериальные черты. "En Route: Against the Grain, Pt. 3" - прогрессивный "тур де форс": электроника работает в унисон с ритм-секцией, наступательный эффект композиции очевиден. Логическая развязка происходит в "En Route: Against the Grain, Pt. 4", явно инспирированной произведениями ELP.
Позиции с шестой по восьмую писались год спустя, в июле 2001 г. К тому моменту Мэтта МакКлаймона за ударной установкой сменил коллега Джо Наги. Заметно расширился и диапазон функций оруженосца Хупса: помимо баса в его подчинении оказались электрогитара и ситар. "En Route: Là-Bas (Down There)" отличается незначительным уклоном в готику: магический мир гримуара распахивает объятия пред жаждущим ответов неугомонным исследователем. Колорит тщательно выстроенных саунд-интерьеров восхищает осмысленностью любого из эпизодов, светскость и торжественность католической мессы сосуществуют здесь на равных. "En Route: Raga Hermeticum" удивительным манером обозначает точки соприкосновения индуистских мотивов с мелодикой площадного средневековья: культура трубадуров отражается в причудливом зеркале экзотических восточных факиров. Финал "En Route: En Route" - масштабная пианистическая фреска, положенная на арт-роковые рельсы; триумф классицизма по авторской версии Эда Макэна.
Резюмирую: изящный, глубокий и неординарный релиз, рассчитанный на вдумчивую аудиторию. Рекомендую.

9 авг. 2010 г.

Liquid Scarlet "II" (2005)

Уверенный дебют молодых шведских прогеров пришелся по вкусу многим европейским меломанам. Благожелательная реакция публики в свою очередь стимулировала участников Liquid Scarlet на покорение очередной творческой высоты. С сочинением и записью нового материала члены квинтета разделались удивительно быстро, "Liquid Scarlet II" увидел свет на следующий год после стартовой программы.
В сравнении с пластинкой-предшественницей вторая часть вышла не столь однозначной и местами совершенно непредсказуемой. Вступление "Lines Are Drawn Again" выполнено в форме практически беспрерывного монолога-речитатива певца и гитариста Маркуса Фагервалля. К прогрессиву данную пьесу можно отнести лишь с некоторой натяжкой, хотя композиция, несомненно, интересная. Десятиминутная сюита "The Carafe (part II)" - странноватый симбиоз жестких кримзоидных ходов со смурной околоджазовой психоделией. Псевдо-кислотные откровения фронтмена под вкрадчивый фортепианный аккомпанемент, деликатная ритм-секционная поддержка, нагнетание атмосферы тяжкого похмелья...; отчаянная попытка запутавшегося в жизненных коллизиях субъекта нащупать некую брешь, ведущую в параллельную, здравую и трезвую реальность. Любопытное произведение, воспринимаемое в общем контексте эдаким infant terrible. Отменно хороша симфо-драма "The Marriage of Maria Braun" (ответственный за струнную аранжировку - ударник Юхан Лундстрём), фрагментарно вызывающая ассоциации с мелодическими фразами флойдовской "Echoes". Эпик "Rhododendron" - своеобразный опыт по скрещиванию мотивов меланхолического пост-рока с предельно колючими, инфернальными прог-риффами. Замысловатый этюд "Everywhere" открывается фрипповидными гитарными приемами, гармонично растворяющимися в тишайшей и приятнейшей балладности полуастрального свойства. "Just Like You" с ее элегантной, тщательно выверенной камерной оркестровкой (без обращения к привычному электрическому инструментарию) высвечивает качественно иные, взрослые грани группы. Зато в боевике "Killer Couple Strikes Again" скандинавские добры молодцы отрываются по полной, играя с заводными ритмами и мощными грувами; не случайно именно эта песенка была выбрана издателями на роль потенциального сингла. Мечтательная ретро-элегия "There's Got to be a Way to Leave" - размеренно-уютное путешествие в прошлое с его аналоговыми тембрами и щемящими клавишно-аккордеонными пассажами. В "The Thorn in Your Flesh" наши герои вторгаются на территорию индустриального модерн-прога, демонстрируя, что и здесь им дышится вполне вольготно. Пролонгированный финал "Lines" - в высшей степени атмосферное полотно, под занавес обрастающее защитным полифоническим панцирем; прекрасное завершение небанального и по-хорошему пижонского арт-акта. Рекомендую к ознакомлению

7 авг. 2010 г.

Mor "Stations" (1973)

Коллектив из Бретани... Казалось бы, базовый слоган, почти всегда призывающий: настройтесь на волну кельтского рока. Но Mor благополучно уходят от избитых шаблонов в иную, универсальную систему координат. Простите, забыл представить участников. Итак: Даниэль Ле Брас (он же Дан Ар Браз - гитара, кельтская арфа, бомбарда (старинный духовой инструмент), вокал), Серж Дерьен (акустическая гитара, флейта, вокал), Хуан Нин (гитара, вокал) + сессионная группа поддержки в составе: Ришар (бас), Жан-Ив (пиано, орган), Мишель (ударные).
Единственный альбом Mor "Stations" невелик по времени (34 мин.), однако весьма разнообразен в стилистическом отношении. Открывающая пьеса "Gavotte" стопроцентно оправдывает ожидания любителей средневекового фольклора: этот игровой арт-пассаж строится на мотивах французского танца XVII века, с поправкой на немалый электрический драйв. После столь бодрого начала Ле Брас с друзьями молниеносно меняют эмоциональную схему: легчайшая акустическая пастораль "Méditations d'Automne" предлагает слушателю погрузиться в элегические размышления о подступающей к порогу осени; красиво, нежно и образно. Следом кратчайшая кантри-блюзовая вставочка "Merci, Monsieur Stephen Stills" - реверанс в сторону небезызвестного члена американской фолк-формации Crosby, Stills, Nash & Young. А затем - резвый пируэт, и вот мы уже на территории напевного франкофонского поп-рока вместе с зарисовкой "Peut-Etre pas la Guerre". Предпочитающим драматические откровения меломанам предназначен проникновенный этюд "Life Goes Away", исполненный в ключе ветхого английского прото-прогрессива: орган, флейта, струнные переборы, хоральное многоголосие - все в лучших традициях жанра. И опять полный интонационный поворот, на сей раз к солнечным ритмам босса-новы ("H. du Soir"), воплощенным с исконно парижским шармом. Лирическому арт-року уделено внимание в контексте довольно интересного номера "The Station", напоминающего творения замечательных британцев Rare Bird. Погрустить за компанию с любовно томящимся бардом можно под незамысловатый аккомпанемент баллады "Suzanne": очень милая вещица, создающая совершенно определенное настроение. "My Child" - классический пример прога в его неоперившейся стадии, как, впрочем, и продолжающий картину опус "Baby Let the Sun". Подобные симпатные штучки парой лет ранее в массовом порядке плодились на берегах Туманного Альбиона. Правда, ребят из Mor сей факт отнюдь не смущает, и правильно: у них все отлично взаимодействует в рамках общей программы. Так что никаких претензий. Фирменным french-колоритом подернуто ненапряжное сочинение "Miroir de nos Reves" - изящная виньеточка без особого выпендрежа. Замыкается пластинка благородным, не лишенным глубины камерным инструменталом "Marines", где главную партию разыгрывает фортепиано мсье Жан-Ива.
Резюмирую: на редкость гармоничный релиз, претворенный в жизнь "с чувством, с толком, с расстановкой". Рекомендую почитателям творчества Дана Ар Браза, а также всем, кто не мыслит себя без хорошей музыки.

4 авг. 2010 г.

Tempus Fugit "Tales from a Forgotten World" (1997; Extended & Remastered Edition)

Для большинства поклонников южноамериканского симфо-прога эта банда давно является предметом культа. Впервые заявив о себе во второй половине девяностых, Tempus Fugit по сию пору гордо удерживают знамя флагманов бразильской арт-сцены. Плодовитостью ребята не страдают (на сегодняшний день дискография ансамбля насчитывает три студийных релиза + официальный концертный бутлег), посему выход каждого их альбома становится событием для соответствующей аудитории. "Tales from a Forgotten World" - начало начал, подходящее пространство для яркого старта, после которого о группе узнали не только на родине, но и в Японии, Европе, США...
Неоромантические детали концепции красноречиво демонстрируют бегство от реальности в сторону сказки. Рыцари, драконы, гоблины и прочие фольклорно-мифологические схемы средневекового образца оживают в эпических композициях благодаря богатому воображению клавишника/вокалиста Андре Мелло. Собственно, практически весь материал пластинки сочинен им единолично. Технической виртуозностью участники квартета даже при желании похвастаться не сумеют. Да оно, в общем-то, и не требуется. Ведь основные козыри Tempus Fugit - предельная элегантность + щедрая, скрупулезно продуманная инструментальная палитра. Если по носящей нарративный характер интроспекции "Prologue" еще сложно составить представление о возможностях группы, то дальше картина вступает в фазу мелодического разворота. В отличие от ряда коллег-органистов маэстро Мелло не делает ставку на ретрообразное аналоговое звучание. Линейка семидесятнических тембров используется им дозированно, в редких эпизодах. Полифонические аспекты достигаются посредством активно задействованных синтезаторов всемирно известных марок Roland и Korg, при весомой поддержке чистого фортепиано. Другая важная составляющая саунда TF - электрогитара Хенрике Симуиса. Игровая манера данного персонажа выдержана в аккуратном, максимально сбалансированном ключе. Разумеется, он готов и жару поддать, коль будет нужно, однако в целом Хенрике - верный последователь старой школы скромных шестиструнных героев. Ритм-секция (Бернар - бас, Ари Моура - ударные) также блюдет умеренную строгость, не перегибая палку с "роковой" раскладкой. В канве релиза преобладают среднетемповые пьесы консервативного толка, скроенные как из проговых, так и из нью-эйджевых элементов с налетом чего-то неуловимо-мадригального. Повествование преимущественно бессловесное, что хорошо, ибо певческие задатки Андре не шибко выразительны (но по-своему где-то даже приятны). Короче говоря, мир заоблачных мечтаний прекрасно иллюстрируется бразильцами без вокала. Во всяком случае, настроившийся на волну идеалистических тенденций меломан вряд ли разочаруется при прослушивании "Историй позабытого мира".
Резюмирую: поклонников Дж.Р.Р. Толкиена, а равно и тех, кто неравнодушен к атрибутике эпохи легенд, дебютное творение Tempus Fugit наверняка порадует "правильным" смысловым уклоном. Любителям музыки позабористее просьба не беспокоиться: программа адресована явно не им. Если без дураков, то перед нами непретенциозная, милая и несколько наивная работа, которой, тем не менее, нельзя отказать в энной степени очарования. Хочется лирики и плавного тематического развития? Попробуйте "Tales...". Быть может, именно этот вариант совпадет с вашими запросами.

1 авг. 2010 г.

Neil Campbell "Night Sketches" (2004)

В этой музыке все по-честному - начиная от названия и заканчивая самой идеей. Шестнадцать соло-этюдов для акустической гитары являют нам Мастера, которому нет нужды прятаться за студийными ухищрениями, прибегать к помощи всесильной электроники, дабы завуалировать технические огрехи или скрыть композиционную несостоятельность. У Нила Кэмпбелла напрочь отсутствует присущий шестиструнным героям апломб, зато имеются серьезный игровой опыт + тончайшее мелодическое чутье. К моменту создания "Ночных набросков" славный парень Нил успел завершить обучение в Ливерпульском университете, овладеть искусством свободной импровизации и выпустить самиздатом пластинку "Rotations" (2003). Затея с новой программой возникла спонтанно. Кэмпбелл попросту взялся систематизировать избранные звуковые зарисовки, скопившиеся в его творческом арсенале. Таким вот образом обширная коллекция инструментальных скетчей получила шанс быть воспринятой определенной аудиторией слушателей.
В специализированной прессе за Нилом давно и прочно закрепили статус виртуоза. Однако в данном случае маэстро целенаправленно отказался от сверхэффектных скорострельных пассажей. И впрямь, к чему бравировать изощренными тактическими приемами, когда ставка сделана на создание лирического настроения? "Night Sketches" в первую очередь - это приятная для уха "мотивность", аккуратная вязь струнных переборов, светоносная палитра старомодных, предельно романтизированных образов. Нью-эйджевая чистота красок, эпизодические отсылки к камерным произведениям эпохи барокко, классическая элегантность саунд-ряда, каковую нечасто встретишь у артистов современного поколения. Представленным здесь полотнам вполне подошло бы распространенное в английском языке понятие "mellow", то есть "спокойный", "выдержанный". Действительно, Кэмпбелл, как и положено независимому художнику, не гонится за успехом. Исполненный внутреннего достоинства, он приоткрывает перед нами невидимый занавес, позволяя причаститься таинств иного, более совершенного мира, избавленного от лжи и агрессии. В каждый из непродолжительных бессловесных кусочков вложено достаточно души и тепла, чтобы заставить встрепенуться встречно распахнутое сердце. В приветливом потоке аккордов плещутся нежность и благородство, мечтательность и высшая мудрость, здоровый консерватизм и легкий намек на сказку... Что-то есть тут от ветеранов - Энтони Филлипса и Гордона Гилтрэпа, что-то - исключительно собственное, характерное лишь для Нила. Несколько выбиваются из общей схемы два завершающих опуса. В "Night Sketch 1 (reprise)" вдруг обнаруживается любовь молодого британского джентльмена к озорным канонам латино-фьюжн, а в 12-минутной "Dawn (Carillon 2)" Кэмпбелл экспериментирует на эмбиент-медитативной ниве, успешно добиваясь необходимого ему результата. Весьма любопытные штрихи к казалось бы устоявшемуся портрету.
Резюмирую: убежденных "энергонавтов" из рок-лагеря этот релиз навряд ли удовлетворит, зато поклонникам акустических пасторалей он, скорее всего, придется по вкусу. Вывод за вами.