29 апр. 2010 г.

Hamster Theatre "The Public Execution of Mister Personality / Quasi Day Room" (2006; 2 CD)

Определить региональную принадлежность этой банды на слух - задача не из легких. Слишком уж по-европейски звучат Hamster Theatre. Тем не менее, собравшиеся здесь шестеро музыкантов - американцы. Основатель команды, мультиинструменталист Дэйв Уилли в начале 1990-х изрядно поколесил по Старому Свету в составе коллектива Big Foot Torso. Выступления на одной площадке с Ларсом Холльмером, постижение мелодических канонов скандинавского фольклора, знакомство с творческим наследием французских классиков Э. Сати и М. Равеля - все это не могло пройти бесследно. В 1993 г. Дэйв при поддержке коллеги по Big Foot Torso Джона Стаббса (тромбон, клавишные, перкуссия) объявил о приеме профессиональных инструменталистов в свежеиспеченный камерный прог-ансамбль Hamster Theatre...
На протяжении лет исполнители периодически менялись, но методом проб и ошибок маэстро Уилли все ж таки удалось подобрать себе идейных соратников. Помимо вышеоговоренного оруженосца Стаббса ими стали духовик Марк Харрис и гитарист Майк Джонсон (оба из легендарной РИО-группы Thinking Plague), плюс ударник Рауль Россайтер. Чехарда с басистами постепенно перетекла в разряд клинических случаев, и на момент записи пластинки "The Public Execution of Mister Personality" басовый сектор (а равно клавишные, аккордеон, перкуссия, гитара, скрипка и деревянные духовые) сосредоточился в руках мастермайнда. Ну-с, теперь по теме.
У "Публичной экзекуции мистера Индивидуальность" очень своеобразный абрис. Сочетание жанристских фолковых зарисовок, явно инспирированных манерой гениального шведа Холльмера, фри-джазовых саксофонных тенденций, строгих партий кларнета на фоне задорной маримбы, авант-минимализма и электрических гитарных прогрессий максимально работает на результат. Программа соткана из непродолжительных эпизодов, местами вычурных до полной декоративности, местами интригующих не меньше, чем сага про Фантомаса. Композитор Уилли замечательно управляется с палитрой отпущенных средств, постоянно играя со слушателем в кошки-мышки. Академические пианиссимо и по-домашнему душевный аккордеон служат весьма неплохой приманкой, в то время как эпизодические нервные электро-вспышки в совершенно неожиданных интервалах могут и отпугнуть неподготовленного к подобным маневрам меломана. Настроения треков разнятся между собой: где-то в фаворе беззаботность и шаловливый драйв, где-то - щемящая грустинка с оттенком лиризма, а кое-где - мотивы заведомо экспериментального толка, впрочем, без лишней зауми и помпы. Понятно, что широкая публика на такое клюнуть вряд ли способна, зато ценящие оригинальность аудиогурманы найдут на диске массу всякого любопытного.
Прилагаемый в качестве пролонгированного бонуса CD 2, озаглавленный "Quasi Day Room", содержит зажигательный перформанс "театралов" образца 2002 года, запечатленный на летнем фестивале в Сиэттле. Если в двух словах, то данное шоу являет собой абсолютно шикарную мозаику из виртуозных элементов заводного бурлеска (большой привет Samla Mammas Manna!), незначительных авангардных "финтов", неоромантических камерных пасторалей и эталонных примеров использования рок-сонористики. На редкость колоритная саунд-экскурсия, таящая немало сюрпризов.
Резюмирую: крайне удивительный прогрессив-акт, который я горячо рекомендую любителям необычного.

25 апр. 2010 г.

Pilot "An Anthology 1974 - 1977" (2009; 4 CD)

В 2009 году компания RPM Retrodisc, дочернее предприятие лейбла Cherry Red Records, решила напомнить ностальгически настроенной аудитории об одной хорошей группе из когорты незаслуженно забытых. Речь, как вы уже догадались, идет о коллективе Pilot, чья история берет свое начало в 1973 году. Сформировали команду три эдинбургских музыканта: Дэвид Пэйтон (р. 1949; вокал, бас, гитара), Уильям "Билли" Лайалл (1953-1989; клавишные) и Стюарт Тош (ударные). Закадычные друзья Пэйтон и Лайалл были знакомы еще с середины 1960-х, когда оба играли в составе известной поп-группы Bay City Rollers. Так что к моменту создания Pilot ребята имели четкое обоюдное представление о собственных талантах и о том, какой репертуар они хотят исполнять. С полгода ушло на сочинение материала, впоследствии составившего дебютный альбом, созвучный названию ансамбля. Демо-запись Пилота заинтересовала руководство крупнейшего британского аудиоконцерна EMI, в результате с трио был заключен контракт, и парни засели в студии. К процессу работы над пластинкой решили привлечь свободного гитариста. Выбор пал на Йена (урожденного Джона) Бэйрнсона (р. 1953), вскоре ставшего четвертым участником Pilot. Вышедший в 1974 году первенец "From the Album of the Same Name" имел довольно приличный успех, в основном благодаря двум композициям - "Just a Smile" и сингловой "Magic". В фундаменте всех двенадцати песен пластинки - легкий, не претендующий на глубину и концептуальность поп-рок с привкусом арта, лирико-романтическим антуражем и добротными аранжировками. Яркий мелодизм, "мажорная" направленность подавляющего большинства треков (дарующая слушателю иллюзию праздника), умелые оркестровки - вот те слагаемые, что позволили группе "выстрелить" в цель, застолбив нишу в мире популярной музыки Британских островов. Отдельные вещи с альбома обосновались на радио, тем самым обеспечив "пилотам" определенную известность на родине.
Второй релиз под названием "Second Flight" (1975) структурно являлся почти что близнецом предшественника. Та же бодрая, заряженная неистощимым позитивом музыка, под которую столь хорошо пробуждаться с утра. В роли потенциального хита выступала композиция "January", также изданная синглом. Впрочем, из двенадцати представленных треков выбрать лучший было действительно проблематично: откровенно слабых вещей тут нет, а сами композиции идеально "заточены" друг под друга, образуя на выходе целостный и весьма привлекательный комплекс. Если уж озадачиться и выделить из коллекции ярких, излучающих бенгальское сияние номеров что-то одно, то я бы остановился на замыкающей теме "Dear Artist" - искреннем лирическом этюде-размышлении с отменным симфоническим аккомпанементом. Ну, и конечно же нельзя не упомянуть про одно замечательное нововведение: на "Second Flight" братья-пилоты впервые разродились инструменталом - довольно "вкусным" гитарно-синтезаторным игровым опусом "55° North 3° West", сочиненным Бэйрнсоном и Лайаллом. Обе пластинки продюсировал именитый звукорежиссер Алан Парсонс, вынашивавший планы создания своего коллектива. Ребятам из Pilot он по-настоящему симпатизировал, посему участие всех членов квартета в записи эпохального дебюта The Alan Parsons Project "Tales of Mystery and Imagination" (1976) явилось вполне закономерным событием.
1976-й год ознаменовался появлением третьего лонгплея Pilot - "Morin Heights". Этому релизу было суждено стать самым "роковым" из всех творений "пилотов". Сказалась и смена продюсера (Рой Томас Бэйкер), и перемены в составе: ушел органист Лайалл, напоследок подарив коллегам небезыинтересную конструкцию "Maniac"; место за клавишными занял Питер Оксендэйл. Фирменные хоральные распевки попсового толка на удивление неплохо легли в новое, более твердое ложе. И хотя маска прежней беззаботности мелькает в некоторых из песен, по большому счету это лишь умелая имитация: ребята повзрослели, заметно прибавили в серьезности, но при том остались романтиками в душе, свидетельством чему артовые баллады "Steps" и "Running Water". Однако некоторая прогрессивность материала спровоцировала возникновение разногласий между участниками. Выбранный фронтменом Пэйтоном курс по ряду причин не устроил ударника Тоша. Стюарт покинул команду до выхода альбома, оказавшегося в итоге их наиболее продаваемым диском.
Четвертый - и последний классический LP Pilot "Two's a Crowd" (1977) создавался тандемом Пэйтон-Бэйрнсон под неусыпным контролем Алана Парсонса и при участии сессионных исполнителей (Стив Суинделлз - клавишные, Тревор Спенсер и Генри Спинетти - ударные). Постигшие ансамбль неприятности совершенно не отразились на качестве музыки. Поднаторевший в написании хитов дуэт выдал "на гора" довольно зрелую программу в духе облегченных The Alan Parsons Project. Практически каждый из номеров в высшей степени мотивен, звучание мягкое, в лучших полифонических традициях семидесятых. Искристое кружево мелодий, превосходное оркестровое обрамление, мечтательные вокальные партии Дэвида Пэйтона... Словом, все как надо. Только вот не принятый в расчет фактор времени сыграл с парнями злую шутку: беспредельное убожество панка свело на нет старания множества талантливых артистов. Несмотря на коммерческий провал "Two's a Crowd", многие английские меломаны считают его едва ли не пиковым достижением группы, и, вероятно, небезосновательно. Впрочем, судить об этом Вам.

23 апр. 2010 г.

New Trolls "Concerto Grosso: The Seven Seasons" (2007)

В 2007 году одна из старейших итальянских арт-роковых команд после длительного перерыва вернулась к слушателю. Повод более чем достойный - сорокалетие творческой деятельности. И вдвойне радостно, что за истекший период ветераны Апеннинского прога не только не сдали позиции, но и значительно прибавили в плане композиции и в искусстве аранжировки.
"The Seven Seasons" замыкает трилогию под общим названием "Concerto Grosso", начатую в 1971 г. и продолженную альбомом 1976 г. За концептуальное наполнение программы ответственность по-прежнему несет дуэт Витторио Де Скальци (вокал, фортепиано, флейта, классическая гитара) и Нико Ди Пало (вокал, клавишные). Остальные инструментальные партии распределены между гитаристами Андреа Маддалоне и Мауро Спозито, басистом Франческо Беллья и ударником-старожилом Альфио Витанца. Разумеется, не обошлось без привлечения профессиональных оркестрантов (все же определение "кончерто гроссо" к тому обязывает). Филармоническую поддержку грандам рок-музыки оказали струнно-духовое трио The White Light Orchestra, а также специально приглашенные виолончелист, мандолинист и оперная дива. Гости, как и следовало ожидать, отработали без сучка без задоринки. То же относится и к основным движущим силам New Trolls.
Вдохновенно-ритмичная увертюра "The Knowledge" наследует традиции предшествующих концертов, одаривая поклонников группы вполне узнаваемыми обертонами. Неожиданно бодрое интро, после которого чувственная баллада "Dance with the Rain" с ее исконной итальянской мелодичностью (вот оно, порождение диковинной фантазии современных менестрелей!) кажется нарочито минорной. Впрочем, сильно загрустить нам не дадут: необарочное "Future Joy Scherzo" в светском рок-варианте растормошит любого романтично настроенного мечтателя. В принципе, структура "The Sevens Seasons" построена как раз на грамотном чередовании темпов. Тональные переходы осуществляются крайне уверенно: неудивительно, ведь в деле настоящие мастера. Наличествующая в палитре эклектика никогда не выбивается за рамки приличий: тонкие художественные вкусы обоих авторов позволяют им преспокойно балансировать меж достаточно серьезным академическим "штилем" ("High Education (Cello Cadenza)"), добротно оформленной поп-составляющей (яркий пример - трек "The Seventh Season", содержащий приемы, характерные скорее для песен известной шведской бригады Army of Lovers), оригинальной пасторальной драмой с оперным оттенком ("One Magic Night") и лихим рок-н-ролльным драйвом, пусть и с приставкой "симфо" ("Barocco'n'Roll").
Изобретательность, острота и свежесть восприятия, недюжинный выброс креативной энергии... Не знаю, в чем секрет внутреннего долголетия этих неувядающих лириков, но благодаря им мы имеем одну из самых интересных артовых пластинок новой эры. Пропускать не советую.

20 апр. 2010 г.

Jukka Tolonen "On the Rocky Road - a retrospective 1971-1997" (2000; 2 CD)

Миллениум ознаменовал определенный рубеж для Юкки Толонена: все-таки 35 лет в музыке - дата сама за себя говорящая. В честь этого замечательного юбилея компания Love Records подготовила всем поклоникам виновника торжества крайне нужный подарок - двойную компиляцию лучших творений маэстро, записанных им в разные годы. Жанровый спектр представленных здесь вещей довольно широк и демонстрирует различные пристрастия Толонена; хотя ни для кого не секрет, что главной его любовью был и остается фьюжн, премудрости которого Юкка постигал на заре семидесятых в составе финской прогрессив-джазовой команды Tasavallan Presidentti. О правильности выбранного пути и уникальном композиционном подходе превосходного гитариста красноречиво свидетельствуют треки той же поры. Например, загадочный "Tiger", где блестяще заявлен комплексный метод игры, свойственный практически любым пьесам Толонена. Принцип "солист + группа поддержки" тут не в чести. Каждый из участников процесса (а это и не менее известный басист Пекка Похьола, и отец-основатель проекта Piirpauke духовик Сакари Кукко, и преданный другу Юкке органист Эса Котилайнен) имеют ряд неплохих возможностей для самовыражения в рамках заданной темы. Стоит ли говорить, что ансамблисты не упускают случая эффектно преподать на общем блюде собственные исполнительские таланты? То же в равной мере относится к одному из ранних эпиков нашего героя - восьмиминутной конструкции "Elements: Earth, Fire, Water, Air", предположительно вдохновленной собратьями по лагерю - легендарными Wigwam. Экспериментальные метания начальных пунктов CD 1 удачно оттеняются цепкими, исключительно приятными мелодическими линиями ("Windermere Avenue"), лиричнейшими акустическими пассажами ("Tanja"), прирастают этнической энигматикой ("Impressions of India"), атмосферными джазовыми гармониями ("The Sea"), залихватскими фьюжн-артовыми наворотами ("Aurora Borealis") и массой других отличных находок.
Свою порцию "изюма" содержит и компакт под номером два, посвященный средне-позднему периоду звуковой экзистенции Юкки. В стилистической палитре буйствуют виртуозные хард-роковые краски ("On the Rocky Road"; по манере данная зарисовка ближе всего к произведениям Джо Сатриани, однако воплощена за семь-восемь лет до появления на международной сцене оного итало-американца; из той же серии развлекаловка с неприличным заголовком "Heavy Shit"); резвятся улыбчивые гаммы и ритмы регги, приправленные характерным вокалом Джорджа Эллина ("Sun Love"); проклевываются забавные синти-поповые вариации ("Tears"; вполне себе радийный хит середины 1980-х); обозначаются сольные рефлективно-созерцательные этюды тончайшего плана ("Mountain Stream"); мелькает воздушно-печальный гитарный дуэт с Костэ Апетреа ("Memories") и не менее романтическая возвышенная фреска "Separation", в которой бенефициантом выступает повелитель флейты Бьорн Джейсон Линд...
Рассуждая здраво, распинаться относительно артистической гениальности Толонена - затея бессмысленная. Его музыкальные миры заведомо богаче и полнее любых слов. Так что мой вам совет: не упустите шанс насладиться искрометным мастерством этого обаятельного человека. Ведь подлинные акты искусства встречаются в жизни все реже...

18 апр. 2010 г.

Nova "Atlantis" (1976)

Эти полузабытые герои финской прог-сцены из числа одноальбомных образовались в 1974 году в лапландском городе Рованиеми. Основы профессионального ремесла большинство из собравшихся здесь музыкантов доселе постигали в рядах поп-роковой формации Isojako, однако желание творить нечто более весомое оказалось сильнее. На должность главного композитора группы быстро выдвинулся органист Антти Ортамо, что предопределило особенности звучания Nova: несмотря на наличие двух гитаристов (Милла Вазениус, Юко Хелати) в комплексных структурах сочинений превалируют партии клавишных.
Итак, "Atlantis". Три полноформатных, отмеченных симфоническим влиянием трека, да невесть каким боком затесавшийся сюда проникновенный хард-блюзовый хмельной монолог. Достаточно разнообразная игровая палитра наследует приемы как британских классиков жанра (от Procol Harum до Yes), так и местночтимых авторитетов мирового уровня (в первую очередь - Wigwam). Бескопромиссная финская лирика вкупе с вокальной манерой Антти заставляют вспомнить команду соплеменников-современников наших героев - Tabula Rasa. Но если последние ориентировались на песенный формат, то по отношению к умельцам из Nova такое справедливо лишь отчасти. Максималистам от арта при прослушивании данной "нетленки", безусловно, найдется чем поживиться. Взять хотя бы открывающий пластинку 15-минутный эпик "Se Vuosi": романтическое фортепианное интро; размеренно-многослойная вокально-инструментальная подача, в которой прочитывается и мажорно-попсовое прошлое "новаторов", и равнение на лидеров "могучей кучки" скандинавского фьюжн-прога; определенная склонность к драматизации повествования + способность осуществлять плавные переходы от ненавязчивой мелодики к скоростным виртуозным фрагментам (гарцующий орган, бравурные пианистические аккорды и бесовская искорка-джазинка). В общем и целом - отличнейший магнум-опус. Далее у любителя грандиозных мегаконструкций есть три минуты на перекур под раскатисто-цеппелинистый номер "Kaupungin Naiset": к слову, очень прочувствованная вещица. А затем, на радость концептуалистам, наступает черед титульной пьесы благородного окраса - мотивной до безобразия, янтарно-переливчатой и по-хорошему старомодной: бархатная тонировка "Хаммонда", ажурная фразировка гитар, надежная поддержка ритмачей и абсолютная созерцательность во второй половине рапсодии. В финальной десятиминутке "Vanha Surullinen Laulu" мечтательный лидер Nova Антти Ортамо на трагических крыльях неразделенной любви возносится в заоблачную высь, откуда продолжает артистически нести до нас свой исполненный эмоций текст. Центральный сегмент оной диковинки весьма кстати приукрашен барочными вензелями, перемежаемыми джаз-роковыми пассажами - также вполне уместными в канве столь непростой темы. Традиционное крещендо под занавес - и можно на поклон.
Резюмирую: прекрасный релиз замечательного коллектива. Пусть не шедевр, зато с душой, искренностью и лишенными глянца страстями. Рекомендую к ознакомлению.

16 апр. 2010 г.

Eric Tingstad & Nancy Rumbel "Acoustic Elegance" (2003; 2 CD)

Добрую четверть века эти двое вместе сосуществуют в музыке, являя собой поразительно гармоничный творческий альянс мужчины и женщины. "Люди всегда удивляются, узнав, что мы не женаты друг на друге", - смеется Нэнси. Однако, факт: каждый из них по-своему счастлив в браке. Но та духовная близость, что связывает обоих артистов, сродни нерасторжимым кровным узам.
Они повстречались в 1984 г. на фестивале искусств в Орегоне - классический гитарист Эрик Тингстад и мастерица по части духовых Нэнси Рамбл. Взаимная человеческая симпатия переросла в желание сделать что-то дуэтом. И, представьте, получилось! А по-другому, собственно, и быть не могло, в силу схожести взглядов на природу вещей. Дюжина пластинок, премия "Грэмми" в категории "Лучший нью-эйдж альбом" за диск "Acoustic Garden" (2002), всемирное признание, уважение и почет аудитории - все это абсолютно заслуженно. И вот оно, прямое следствие успешности замечательной пары - роскошное собрание исполнений из серии "The Ultimate Narada Collection", демонстрирующее разные, но неизменно увлекательные композиционные грани. Обозревать треки поименно (а всего их 31) нет никакого смысла, попробуем пройтись по ним выборочно.
Наиболее характерной формой для означенного авторского тандема были и остаются пасторали. Мягкие, миловидные этюды натурфилософского плана, естественно, преобладают и в сборнике. Такого рода пьесы в массе своей совпадают и по настроению, и по структуре: деликатные струнные арпеджио Эрика + легкая клавишная подсветка, на фоне которых гобой (как вариант, английский рожок или окарина) Нэнси ведет исключительно приятственный для уха монолог. Впрочем, случаются и отклонения от заданной линии поведения, продиктованные поиском новых инструментальных средств выражения. Тогда-то и проявляются в общей привычной канве разнообразные игровые "изюминки". Например, лукавая транснациональная зарисовка "Don Juan". Или сверхудачный easy fusion "Blue Martini", подобный томному вечернему коктейлю. Тайное пристрастие маэстро Тингстада к горячительным испанским мотивам получает выход в полноценном фламенко-номере "La Fogata": весьма достойное произведение. Стилизацией под средневековую старину отмечена ажурная виньетка "Gigue", заставляющая вспомнить аналогичные опыты британского менестреля Гордона Гилтрэпа. Пробуждение высоких идеалов Ренессанса наступает в красивой балладе "Eyes of Amelia", расцвеченной симфоническими тонами. Крайне интересна экзотическая "Sunderlal" - колоритная вариация на тему ближневосточного путешествия. Также хороши "растительно-древесные" камерные вкрапления в виде "Magnolia" и "Oaks", исполненные в содружестве с пианистом Дэвидом Ланцем; фактурная "Fisherman's Dream" c ее псевдо-деревенским флейтовым рисунком - стопроцентное попадание в фолковое яблочко. И уж совсем неожиданным кажется насыщенный эффектами опус "Crow and Weasel", имеющий стойкий привкус арт-рока...
Словом, необычайно содержательная экскурсия, на которую приглашаются все любители по-настоящему хороших мелодий.

13 апр. 2010 г.

Peter Banks "Two Sides of Peter Banks" (1973)

До появления Стива Хау в рядах эпохальной команды Yes гитарным отделом группы ведал Питер Бэнкс. Получив отставку, Пит решил двинуться частным музыкальным путем. С этой целью он в 1971 г. вместе с другим экс-йесовцем Тони Кэем сколотил прог-формацию Flash. Однако по прошествии времени компаньоны ударились в распри, что логично повлекло за собой распад ансамбля. Впрочем, сие нисколько не отразилось на моральном состоянии нашего героя: уверенный в собственных силах Бэнкс запустился с первым сольным альбомом. О серьезности намерений Пита можно судить по звездному составу приглашенных участников: Ян Аккерман (Focus), Фил Коллинз и Стив Хэккетт (оба - Genesis), Джон Уэттон (King Crimson). Резонно возникает вопрос: чем же сумел сооблазнить титанов жанра мистер Бэнкс? Отвечаю: именно тем, чего так не хватало каждому в своих основных коллективах. Хитрый Питер сварганил абсолютно инструментальный концепт-материал с уклоном не в привычные для означенных персон симфо-роковые сферы, а в область самого что ни на есть небанального по английским меркам фьюжн-прога. Великодушно вверив основные гитарные партии виртуозу Аккерману, командующий парадом переключился на клавишные (синтезаторы ARP, Мини-Муг и электрическое пиано Fender). В отношении баса Бэнкса здорово выручил экс-коллега по Flash Рик Беннетт, сыгравший подавляющую часть всех пассажей. По традиции коснемся содержимого релиза.
Интроспекция "Vision of the King" не сулит слушателю ничего конкретного. Размытые абстрактные тени дисторшированного толка хаотично наводняют структуру, дабы по принципу хамелеона обернуться в первой части трека "The White Horse Vale" акустической джаз-роковой вариацией, а после перекинуться в лоно вполне электрифицированного, но как бы бесхребетного фьюжн-арта. Замечу, что в обоих номерах целиком отсутствует ритм-секция. Зато трехчастный опус "Knights" открывается мощной подачей ударных Коллинза вкупе с забористыми риффами голландского гитарреро. Показушная суровость быстро сменяется протяжными "размышлизмами", плавно трансформирующимися в череду мастерски выстроенных шестиструнных "загибов", приправленных прогрессивными синкопами. Изумительные фанковые выверты правят бал в коротком, но поразительно насыщенном этюде "Battles", за которым идет реприза "Knights", отмеченная присутствием Хэккетта (гитара) с Уэттоном (бас). Почти космические красоты чинно переливаются в неторопливой зарисовке "Last Eclipse", предваряющей чрезвычайно интересно решенную электроакустическую фреску "Beyond the Loneliest Sea". Венчает программу 13-минутный эпик "Stop That!", где сходятся воедино прежде намеченные пунктиром линии. На десерт же издатели (Esoteric Recordings) припасли скромный, но приятный сюрприз - безделушку в виде драйвовой рок-н-ролльной джиги под названием "Get Out of My Fridge", сочащейся озорным позитивом в духе незабвенного Бенни Хилла. В итоге имеем замечательную пластинку, несущую мощный прогрессивный заряд сугубо индивидуального свойства. Рекомендую.

11 апр. 2010 г.

Torbjörn Carlsson, Björn J:son Lindh, Malin Trast "Clarity" (2007)

Эксперименты - удел молодых. Зрелым и маститым артистам нет нужды кому-либо что-либо доказывать. Они попросту творят в свое удовольствие, наслаждаясь мгновениями красоты и гармонии. Это особенно очевидно на примере тандема Торбьорн Карлссон (гитара, клавишные) - Бьорн Джейсон Линд (флейта, клавишные). В 2001 г. славный дуэт ветеранов скандинавского арта реализовал диск "Inner Beauty", полный тихой элегантности и пасторального очарования. Последовавшая серия концертов подтвердила жизнеспособность и востребованность такого рода музыки. Довольные результатом Линд и Карлссон продолжили совместные сессии, в результате которых выкристаллизовался материал для очередной пластинки.
Структурную картину "Clarity" образуют одиннадцать композиций. Причем, сочинялись они обоими порознь, но таков уж авторский метод, успешно опробованный в прошлом. Главное нововведение связано с расширением состава участников. Компанию инструменталистов пополнили известная в Швеции флейтистка Малин Траст и еще один духовик - кларнетист Пер Юханссон. Стоит ли говорить, что их присутствие в значительной мере обогатило палитру?
"Music for stressfree living" - указано в подзаголовке альбома. И это чистая правда. Воплощенная здесь звуковая нордическая реальность сродни ворожбе. Не глянцево-яркой, но абсолютно естественной, берущей истоки в исконно природном волшебстве. Мелодические ходы вступительной темы ("Clarity"), написанной Карлссоном, струятся гладко, без варьирования темпа и неожиданных отступлений. Последовательность аккордов на редкость логична, однако столь просчитанная смычка деталей в конечном итоге рождает у слушателя ощущение сопричастности чему-то бесхитростно-возвышенному. Элегические пейзажи "Malin's Song" отмечены свойственным Бьорну Линду оттенком симфонизма, а общая направленность мотива перекликается с кое-какими волшебными прозрениями Стива Хэккетта. Тончайшие флейтовые пассажи, строгие переборы гитары, фоновая синтезаторная поддержка в совокупности складываются в безоблачную, скрепленную печатью безвременья гамму. Только подлинным художникам доступна та степень счастливой безмятежности, что питает практически любой из треков: "We Still Are" с ее обволакивающей звуковой вязью; воздушно-теплую зарисовку "Small Water"; меланхоличную "Harvest", своим настроем отсылающую к заветным образцам северного фольклора; задумчивую пьесу мистического толка "Song for a Crow Angel"; эмбиентальное произведение "Anta"; безумно прекрасную "9th Eternal Kiss", орнаментированную минималистскими клавишными и трогательными всполохами кларнета; или же атмосферную эпическую конструкцию "Dreamtime", венчающую программу...
Резюмирую: на удивление целостное, мастерски сотканное полотно, подкупающее благородством души и щедростью таланта. Рекомендую неисправимым романтикам и убежденным лирикам.

8 апр. 2010 г.

Tin Hat Trio "Book of Silk" (2004)

Три десятилетия тому назад голландский квартет Flairck с блеском продемонстрировал миру, что настоящий музыкальный драйв возможен и без электричества. Однако примеру фламандских уникумов тогда последовали немногие: слишком уж высоки требования к исполнителю, работающему в камерном формате. До поры за Flairck сохранялась репутация единственной успешной группы в своей весовой категории, но в конце 1990-х ситуация начала меняться. И причиной тому - американский коллектив Tin Hat Trio. Консерваторски подкованные люди в лице Роба Бюргера (аккордеон, фортепиано, марксофон или безладовая цитра), Карлы Кильстедт (скрипка, альт, марксофон) и Марка Ортона (гитара, добро, банджо), взяв на вооружение отдельные приемы первопроходцев, положили их в основу собственного игрового стиля. Творчество новичков получило достаточно приличный резонанс. Красота мелодического ряда, впитавшего многое из классики, джаза, фольклора и рока, покорила разнообразные слои публики. Почуяв интерес аудитории, участники Tin Hat Trio всерьез взялись за дело, произведя на свет несколько отличных пластинок.
"Книга из шелка" признается обозревателями наивысшим достижением троицы (впрочем, тут можно и поспорить). Пятнадцать великолепных треков, широчайший спектр композиционно-артистических упражнений экстра-класса. Плюс немаловажный фактор помощи со стороны коллег - арфистки Зины Паркинс и трубача Брайана Смита, а также эпизодически возникающих перкуссиониста, кларнетистки и струнного дуэта. Настроенческий калейдоскоп способен удовлетворить самые взыскательные вкусы. Вашему вниманию предлагается минорное минималистское погружение в ночную бессонницу, полную дум о главном ("The Longest Night"); отстраненно-ироничный вояж мультипликационно-кинематографического толка ("The Clandestine Adventures of Ms. Merz"); рассудочный, но при том не лишенный лирических интонаций философский этюд "Compay"; маленький авангардный шедевр в псевдо-фолковой обертке ("March of the Smallest Feet"); изысканный сплав акустической блюзовой схемы с породистой камерностью ("Hotel Aurora"); рефлективно-романтический пассаж для пиано и духовых ("Osborne Avenue"); скрежещущая по нервам депрессивная атональность ("Elliott Carter Family"); вывернутый наизнанку мотивный кантри энд вестерн ("Things That Might Have Been"), и масса иных занимательных инструментальных решений. По традиции альбом закрывается песенноориентированным опусом (в данном случае - "Empire of Light") - вечерним эстрадным джазом в стилизованной под тридцатые годы ретро-манере. Чувственный вокал Карлы Кильстедт идеально соответствует чарующей атмосфере этой шикарной миниатюры; лучшего финала и желать нельзя.
Итог: довольно авантюрное, удивительно насыщенное соническое путешествие, предпринятое невероятно изобретательными художниками. Советую ознакомиться.

4 апр. 2010 г.

Lars Hollmer "Viandra" (2007)

"Viandra" - последняя прижизненная работа Ларса Холльмера, прекрасный памятник его творческому гению. Писавшаяся на протяжении шести лет (естественно, с перерывами) пластинка включила шестнадцать многоликих треков. Большую часть инструментальных партий маэстро исполнил сам, с остальными помогли друзья и соратники - духовик Мишель Беркман (Univers Zero), скрипач Сантьяго Хименез, виолончелист Андреас Тенгберг, ударник Морган Огрен. Костэ Апетреа, коллега по Samla Mammas Manna, примерил на себя роль мандолиниста в композиции "Alice", а саксофонист Ульф Волландер, некогда поддерживавший The Flower Kings, засветился в номере "Påztema".
Релиз демонстрирует фирменный холльмеровский стиль - сочную, теплую гамму, чья основа прочно завязана на сугубо скандинавских фольклорных мотивах. Напевные позывные аккордеона, подзвученные легкими меллотроновыми мазками ("Viandra"), трогают простотой и задушевностью; в этом коротком этюде ощущается главное - любовь художника к родному северному краю; абсолютно искренняя, бесконечно добрая зарисовка. Продолжение не менее шикарно: ностальгическое "шарманочное" настроение питает миниатюру "Mirror Objects"; уютный камерный флер обволакивает размеренную и очень шведскую по структуре вещицу "Sök (Seek)". Даже типичные для Ларса мелодические бурлески несут здесь печать зрелости и где-то граничат с меланхоличными, философского плана этюдами. Опыт взаимодействия с кинематографистами Приднестровья выражен в милом этническом наброске "Moldaviska": эдакий шаг навстречу интеграции культур. Отменно хороша "Påztema" - слияние чембер-фолковой составляющей с ненавязчивыми компонентами джаза. Интересна полупрозрачная, подернутая атмосферой невысказанной грусти пьеса "Prozesscirk". Мир и гармония представлены солнечной пасторальной негой в тончайшей фреске "Merged with Friends", тогда как идущая следом "Konstig (Strange)" небольшим креном в смежную с авангардом область оправдывает претензию на странность. Специально для желающих немного попечалиться о своем имеется изящный реквием "Baladeis" c превосходными струнно-духовыми гармониями. Мрачноватое веселье царит в контексте шебутного дэнс-пассажа "Strutt", интонационно близкого к клезмеру. В "Lilla Bye (Little Bya)" саунд-пространство отдано во власть колыбельной: очередная грань щедрого таланта Холльмера. Трагедийно-драматическая симфонетта "Första 05 (First 0)" вполне сгодилась бы для оформления серьезного театрального спектакля, зато чудаковатая "Alice", напротив, тесно соприкасается с воображаемым миром известной героини сказок Льюиса Кэрролла. Блеклые краски осеннего вечера растворены в задумчивых линиях "Överdagö", финальная тема "Folkdron Menad" также не блещет оптимизмом: вопреки обыкновению, Ларс заканчивает повествование в траурно-минорном ключе, и в оном - фатальная неотвратимость занавеса. Без всякого шанса выйти на бис...
Резюмирую: глубокая и цельная программа, сотворенная настоящим Мастером. Настоятельно рекомендую.

2 апр. 2010 г.

Anders Helmerson "End of Illusion" (1981)

Вот вам загадка: если папа - пианист, а мама - пианистка, кто тогда сын? Думаю, ответ очевиден. На различных этапах своего профессионального становления швед Андерс Хелмерсон (р. 1959) перепробовал многое: юношеская увлеченность модальным джазом сменилась интересом к творчеству пионеров жанра фьюжн, затем на горизонте обозначились первые всполохи прогрессив-рока (в качестве саксофониста Андерс выступал вместе с командой Kung Tung, возглавляемой Петером Брюнгельссоном - будущим лидером Ragnarök), а там уж было рукой подать и до классиков - Стравинского, Равеля, Бартока, Штокхаузена и иже с ними. К 1979 году Хелмерсон разрывался меж прог-роком, электроникой и симфонической музыкой. Отчаявшись выбрать что-то одно из комплекта, маэстро решил двинуть по пути синтеза жанров. К тому моменту в загашнике у него скопилась парочка добротных идей, требующих скорейшего воплощения, и с этим скромным интеллектуальным багажом Андерс направился в стокгольмскую студию Decibel...
"End of Illusion" записывалась частями, с неоднократными сменами аккомпаниаторов: чередовались басисты, гитаристы, ударники, и только мастермайнд пребывал в статусе величины постоянной. Лейтмотивом для разбитой на 14 пунктов инструментальной сюиты служила пророческая (по тем временам) мысль о погружении западной цивилизации в пучину компьютерных технологий, из которых человеку уже не вырваться на свободу. Венец творения в конечном счете - жертва порожденных собственным эгоистичным гением машин: таков неутешительный и вполне справедливый вывод умницы Хелмерсона.
Выражение концепции на звуковом уровне проистекает по-разному. Шведский кудесник не испытывает дефицита в арсенале изобразительных средств. Для нагнетания атмосферы индустриального коллапса используются возможности секвенсоров, но при этом Андерс не упускает случая продемонстрировать навыки клавишника-виртуоза. Шустрые "поливы" Мини- и Поли-Мугов а ля Рик Уэйкман устремляются в русло, где параллельно расцветают красочные фоновые поля, выпущенные на волю при помощи синтезатора ARP. Скоростные, сверхтехничные пианиссимо в теме "Rising Mind" впечатляют не меньше страстных пассажей Кита Эмерсона. Могучие слоеные аранжировки (String Ensemble + Mellotron + Fender Rhodes electric) захватывают фронтальные планы, вынуждая прочих ансамблистов держаться на почтительной дистанции по отношению к верховному жрецу проекта. Собственно, их и не замечаешь: эффектные, изобилующие нюансами соло Хелмерсона узурпируют саунд-пространство практически без остатка. Горячий скандинавский артист поистине неудержим, что, в общем-то, понятно и оправдано, ведь речь идет о бенефисе...
Подводя итог, скажу: в целом программа удалась. Яркие игровые моменты, занимательные электронные проекции и приемы (местами напрашиваются аналогии с опытами Эдуарда Артемьева), хитроумные джаз-роковые вставки, насыщенные оркестровые планы наверняка порадуют любителя неординарных артовых путешествий. А вот наличием лирических отступлений, в коих изредка возникает необходимость, "End of Illusion", к сожалению, нас не балует: маленькое, но обидное упущение. В остальном же достаточно сильный релиз, воплощенный с азартом, удалью и не без выпендрежа. Советую ознакомиться.