29 окт. 2009 г.

Roger Eno with Kate St. John "The Familiar" (1993)

"The Familiar" - удачный образец пресловутых "странных сближений". Альянс, в основании которого желание записать альбом на стыке электронных эмбиент-тенденций и серьезной камерной музыки. Сперва подобная идея посетила клавишника Роджера Ино во время прогулки близ стен отеля в Санкт-Петербурге. Тут надо сказать, что, несмотря на наличие в творческом активе этого британского джентльмена пары-тройки сольных работ, он все еще оставался в тени гениального старшего брата Брайана. И намеченный замысел вполне мог бы ознаменоваться прорывом к новым этапным рубежам. С появлением компаньонов в лице экс-лидера помп-арт-рокеров Be Bop Deluxe Билла Нельсона и бывшей певицы трио Dream Academy Кейт Сент-Джон фантазия начала претворяться в реальность. Разделивший с Ино продюсерские функции Нельсон взялся обеспечить филармоническую поддержку. Благодаря его стараниям к делу подключились несколько академических струнных групп - две лондонских, одна петербургская. И как следствие, студийные сессии протекали не только в Англии, но и в России.
Определить жанровые рамки "The Familiar" не слишком-то просто. Впрочем, если угодно, перед нами оригинальный эксперимент категории "chamber dream art-pop". Из тринадцати треков подавляющее большинство представляет собой небольшие инструментальные пьесы рефлексивного содержания. Причем местами Роджер сознательно дурачит слушателя. Скажем, от эпизода с названием "Our Man in Havana" подспудно ожидаешь чего-то куражисто-солнечного, а в итоге получаешь переполненную скрипично-виолончельным звучанием мрачноватую фреску, в которой о знойных кубинских ритмах напоминает разве что характерно перестукивающая перкуссия. Лирических откровений на релизе предостаточно. Особо отмечу мечтательную, подернутую туманной дымкой бессловесную балладу "The Wonderful Year" с беглыми фортепианными пассажами Ино и выразительными соло гобоя от мисс Сент-Джон. Кстати, в соавторстве с Кейт оформлены пять вокально ориентированных произведений, так что ее имя на конверте CD - отнюдь не пустая формальность. Певческие данные этой милой девушки по-своему замечательны. В пленяющем легкой "интимностью" тембре Кейт - мерцающий полумраком хрусталь, потусторонняя ангельская отрешенность и в то же время абсолютно земная сказочность, свойственная, к примеру, Энии. В общем, с фронтвумен Роджеру повезло. Равно как и с остальными участниками действа - гитаристом Джоном Годдардом, басисткой Люси Хэйр, кларнетистом Уэйном Макинтайром и прочими. На первый взгляд, присутствие их не слишком явное, однако каждый из членов команды четко следует инструкциям мастермайнда. И потому результат столь отменно структурирован, идеально сбалансирован и изысканно-выдержан. Лежащая в фундаменте "The Familiar" натурфилософия порой достигает экстатически-религиозных высот, хотя даже это обстоятельство нисколько не перечит максимальной степени просчитанности любого обертона. И тем не менее одухотворенная благостность питает практически все композиции диска.
Резюмирую: шикарная пластинка, позволившая ее создателям впоследствии стартовать с проектом Channel Light Vessel. Но это совсем другая история.

26 окт. 2009 г.

Night Flight Project "S/T" (1990)

Инструментальное прог-трио Night Flight Project отпочковалось от весьма симпатичной бразильской команды Quantum. После записи дебютной пластинки (1983 г.) в деятельности последних случился длительный перерыв. Время было непростое, а по отношению к симфо-року и вовсе жестокое, вот и пришлось молодым, подающим надежды музыкантам искать себе новое применение. Однако кое-кто из "квантового" лагеря не думал сдавать оружие без боя. Легкие на подъем басист Фелипе Карвело, органист Фернандо Коста и гитарист Рейнальдо Рана-младший периодически собирались вместе и потихоньку сочиняли композиции в привычном для них ключе. В итоге, когда таковых набралось порядком, военный совет в лице вышеозначенных персон постановил: быть альбому. И хотя основной материал в рамках Quantum оформлялся теми же людьми, совесть не позволила нашим героям укрыться под проверенной вывеской. Так и родился на свет божий бесхитростно озаглавленный конгломерат исполнителей.
Невзирая на артистическую искушенность славных бразильерос, с ритм-секцией они поступили чрезвычайно легкомысленно. Не то, чтобы от услуг ее отказались вовсе (все ж таки бас-гитарист под рукой имелся), но вот ударника решили к делу не привлекать. И пользуясь отработанными восьмидесятническими клише, заменили мастера барабанных палочек бездушной драм-машиной. Пожалуй, данный фактор - единственное слабое звено релиза. Впрочем, ежели постараться, на это можно закрыть глаза, поскольку картина в целом у "любителей ночных полетов" получилась совсем неплохая. Преемственность традиций частенько сквозит в различных уголках звуковых пейзажей, ну так оно и понятно: от себя не убежишь. Вступительный трек "Pequim" - своеобразная стартовая площадка, точка разгона. Не слишком глубокий, но достаточно выразительный арт-рок, отчасти напоминающий Camel времен "Stationary Traveller". Наследует ему бодрый комплексный номер "Drakkar", в котором автор (клавишник Фернандо Коста) помимо прочего ведет и партию гитары. Вполне недурственная пьеса, продолженная залихватским симфо-проговым боевиком "Night Flight", где бьющий через край позитив эпизодически "подмывается" приемами из области драматического искусства. Вихрастый фьюжн-рок "Nite City" навевает легкие ассоциации с прибалтийскими командами типа Kaseke: угадывается что-то общее на уровне идей. Верным поклонникам Quantum специально предназначен заковыристый этюд "Pressagio Revisited", недвусмысленно отсылающий нас к теме "Pressagio", фигурирующей в качестве бонуса на CD-переиздании программы 1983 года. Светлыми приджазованными бликами переливается фантазия "Glass House", принадлежащая перу Рейнальдо Раны, тогда как расположенный на седьмой позиции "Odyssey" c его оркестровыми позывными уносит слушателя в открытое море классического арта. Безалаберная вещица "Bloodshed" - явный реверанс в сторону синти-попа, но с неизменным налетом прогрессивности. В финале народу предлагается оттянуться под почти что танцевальный экзерсис "Jazzy", сдобренный многослойными клавишными пассажами, местами ловко имитирующими саунд саксофона.
Синопсис: по-своему любопытный привет из прошлого, простроченный стежками чудной цветастой эпохи. И все же ознакомиться с ним небезынтересно. Дерзайте.

23 окт. 2009 г.

The Foundation "Departure" (1984)

Пути этой шведской бригады тесно переплетены с творчеством другой скандинавской арт-формации - группы Tribute. Собственно, основу The Foundation заложили бывшие "трибьютовские" заводилы Юхан Белин (клавишные) и Йеркер Харданге (гитара, виолончель, вокал), когда у прежнего коллектива ребят случилась временная остановка бурной концертной деятельности. Вскоре к дуэту энтузиастов примкнули не менее креативные личности - басист/стикист Роджер Хедин и ударник/вокалист Ян Роннерстрём. Таким вот манером и начала функционировать новая экспериментальная единица, название которой почерпнули из одноименной научно-фантастической саги американского писателя Айзека Азимова. Поскольку источники вдоховения у каждого из членов группы были сугубо индивидуальными (согласно информации из буклета, это Steve Reich, Klaus Schulze, Mike Oldfield, Vangelis, Igor Stravinsky, Genesis, Peter Gabriel, The Police, ELP), итоговый результат вышел в меру эклектичным. Но, быть может, в том и кроется главная прелесть музыки The Foundation.
Итак, "Departure". Несколько полнометражных треков + пара бонусов; содержание (в плане лирики) главным образом сосредоточено на внутреннем мире человека. Славные нордические прогрессоры ведут тонкую психологическую игру, фокусируясь на различных аспектах бытия - от пронизанных юношеским максимализмом измышлениях в канун весеннего раздолья ("Walking Down the Avenue") до предсмертных переживаний застывшего на пороге вечности субъекта ("Final Thoughts"). Противоположные точки отсчета определяют характер и самой музыки, оправдывая и угрюмый монотематизм со столь модной в восьмидесятые синтезаторной подачей на фоне ровной ритм-секции, и довольно позитивные, гиперкомплексные артовые пассажи, свойственные, к примеру, изданной в том же году пластинке Tribute "New Views". Вообще, саунд выстроен до крайности изобретательно. С одной стороны, явный любитель электроники Белин, упирающий на звучание "Ямах" да "Роландов", с другой - типичный консерватор Харданге, извлекающий из "Стратокастеров", "Фендеров" и "Маршаллов" ностальгические соло, отсылающие к верховным адептам старой школы. При этом северные интеллектуалы стараются во всем придерживаться золотой середины. Скажем, яркая неопроговая мажорность эпической вещи "Crossing Lines" совершенно не вызывает нареканий, вероятно, за счет грамотного композиционного развития пьесы. Гармонические ходы трехчастного опуса "D-Day Dawn/Forces on the Way/The Last of All Battles" удивительно изящны благодаря балансу меж акустическими партиями, приятными симфоническими клавишными и неожиданными, но уместными футуристическими секвенциями. Монолог усталого путника (прочувствованно-искренние интонации Яна Роннерстрёма) под менестрельские гитарные наигрыши в интроспективной части "Final Thoughts" слушается очень трогательно, а эпизодическое включение виолончели усиливает драматизм восприятия. Вторая половина конструкции отдана на откуп медитативным импульсам а ля Tangerine Dream, что по-своему тоже интересно. Идущие приложением незатейливый инструментал "Red Roses (And My Very Best Wishes)" и почти 16-минутная бессловесная ударная прог-головоломка "Don't Wake Me Up" - дополнительная порция наслаждения для мелогурманов.
Синопсис: великолепный программный релиз, - к сожалению, единственный в дискографии The Foundation. Советую ознакомиться.

21 окт. 2009 г.

Neil Ardley "Harmony of the Spheres" (1978)

Идущая от Пифагора идея музыки сфер - образец вековечной привлекательности для творческих персон. Учение о том, что каждому небесному телу присущ собственный звук, не утратило актуальности многие столетия спустя. Вот и британский композитор Нил Эрдли после череды симфо-этно-джазовых экспериментов решил подступиться к этой древней теории. По-свойски комбинируя знакомые стилевые элементы, он сочинил сюиту "Harmony of the Spheres". Несмотря на определенную оригинальность замысла, писалось произведение с явной оглядкой на работы тяготеющих к электронике исполнителей (Vangelis, Tangerine Dream etc.). И не случайно в качестве опорного инструментального пункта альбома Эрдли предпочел синтезаторы. Данный фактор вызвал бурю негодования у консервативно настроенной части аудитории, ценившей шестидесятнические импровизационные выкрутасы Нила. Послышались обвинения в отступничестве, предательстве джазовых идеалов, однако подобные выпады отнюдь не смущали маэстро. Окруженный компанией единомышленников, он продолжал прогрессировать, и "Harmony of the Spheres" - ярчайший пример духовного роста мистера Эрдли.
В сложившейся при записи предыдущего многоуровневого диска "Kaleidoscope of Rainbows" (1976) когорте ансамблистов нашлось местечко и новым лицам: на правах гитариста был привлечен стойкий приверженец эклектики Джон Мартин, чья сольная дискография богата разнокалиберными по характеру пластинками; басовый отдел поступил в ведение Билли Кристиана, а за ударной установкой воцарился Ричард Бёрджесс (ex-Charlie, Nucleus). Эпизодические хоральные партии возложили на Норму Уинстон и Пепи Лимер, духовая же секция на пару с органистом Кёстлом и перкуссионистом Томкинсом плавно перекочевала под крыло дядюшки Нила с совместных сессий двухлетней давности. Таким вот образом и наметились семь глав "космического" магнум-опуса, рожденного в воображении визионера Эрдли.
Композиционные выкладки таят в себе целую серию сюрпризов. Если интродукция "Upstars All" - эдакий прото-эмбиент в "орбитальных" тонах, то последующая "Leap in The Dark" - отменно структурированный арт-н-фанк, переливающийся водянистыми синтезаторными спектрами. "Glittering Circles" и вовсе наследует традициям спейс-рока: поклонники ранних Pink Floyd и Hawkwind наверняка оценят по достоинству эту рефлексивную пьесу. Секвенсорное журчание "Fair Mirage" отлично сочетается с умиротворяющими позывными флейты Барбары Томпсон и флюгельгорна Йена Карра, а выразительный рисунок бас-гитары сродни пассажам Дага Фергюсона из Camel. Тягуче-атмосферная "Soft Stillness аnd the Night" способна порадовать любителей развитой психоделии, тогда как ритмичный номер "Headstrong, Headlong" с закрученными соло духовых - бальзам на душу почитателей фьюжн. Финальная "Towards Tranquillity" - подлинная соническая жемчужина, но разглядеть сквозь мерцающий сумрак ее красоту сумеет не каждый.
Резюмирую: во всех отношениях роскошный релиз, нетленный шедевр зрелого арта конца семидесятых. Рекомендую.

18 окт. 2009 г.

T2 "S/T" (1970)

Первый лонгплей прог-трио T2 "It'll All Work Out in Boomland" увидел свет 31 июля 1970 года. Пластинку издали неплохим тиражом, в итоге с музыкой англичан сумели ознакомиться не только соотечественники, но и меломаны из Франции, Германии, Америки, Бразилии и других стран. В прессе появились рецензии, подчас довольно лестные для участников группы. Критики не преминули отметить безусловное мастерство семнадцатилетнего гитариста Кита Кросса, попутно возведя паренька в ранг нового Эрика Клэптона. Ритм-связка Питер Дантон-Бернард Джинкс также не осталась без внимания рок-журналистов, собрав заслуженный урожай хвалебных отзывов. Столь успешное начало окрылило славную троицу, настроив на волну грядущих побед. Однако большие надежды не оправдались. К концу 1972 г. в составе T2 творил лишь один оригинальный член ансамбля - вокалист и ударник Дантон, остальные инструменталисты то и дело менялись. Впрочем, подобная текучка кадров заведомо не спасала положение. И даже верные поклонники команды вскорости махнули на нее рукой.
На заре девяностых энтузиасты из компании Acme Gramophone раскопали в архивах неизвестные прежде записи T2. Как выяснилось, эти семь треков предназначались для второй пластинки, запланированной к выходу в 1970 г. И кто знает, как повернулась бы история, будь LP реализован в соответствующий момент времени. Но получилось иначе: возвращение коллектива к слушателю состоялось лишь спустя многие десятилетия.
В отличие от сосредоточенного на исключительно эпических конструкциях дебюта данная программа T2 содержит в основном среднеформатные песни. Гитарная подача маэстро Кросса обрела остроту и жесткость. Тяжелые "мясистые" риффы в "Highway" удивительным манером соприкасаются с меллотроновыми подкладками и меланхоличным голосовым тембром Питера Дантона. Осторожный привет раннебританской психоделии улавливается в акустическом интро к "Careful Sam", тогда как сама композиция исполнена на стыке цеппелинообразного харда и чудесных артовых вкраплений. Характерными для регионального прото-прогрессива штрихами пестрит "Timothy Monday", правда, брутальным вывертам Кросса и здесь находится применение. Саббатовские мощь и ярость обрушиваются на слушателя в номере "CD", а противовесом ему служит элегическая фреска "The Minstrel" - дивная по мелодике, подкупающая классическими фолк-переборами и тотальным использованием меллотрона, помимо прочего имитирующего и звучание флейты. 8-минутная "Fantasy" являет собой интереснейший замес из кентерберийских мотивов и развернутых фьюжн-импровизаций юноши Кита; весьма любопытный симбиоз сложносочетаемых элементов. Финальная "T2" - четырнадцать с половиной минут арт-рока высочайшей пробы: масса жанровых находок на фоне своеобразного внешнего рисунка пьесы. Абсолютная квинтэссенция прог-достижений того периода.
Итог: сильнейший материал, с которым T2 при благополучном стечении обстоятельств всерьез могли бы претендовать на почетное место в высшем рок-дивизионе Соединенного Королевства. Рекомендую.

14 окт. 2009 г.

Troy Donockley "The Madness of Crowds" (2009)

Третий альбом Троя Донокли суммирует достижения пластинок-предшественниц. Если дебютное творение маэстро "The Unseen Stream" (1998) отчасти было продиктовано здоровыми амбициями, желанием продемонстрировать, чего он стоит в качестве самостоятельной творческой единицы, то ныне талантливому полистилисту нет нужды доказывать кому-либо свою состоятельность. В наличии незаурядного композиторского дарования у мистера Донокли желающие могли убедиться и раньше; симфонические изыски диска "The Pursuit of Illusion" (2003) красноречиво свидетельствовали о том. В данном отношении "The Madness of Crowds" - покорение новой сияющей высоты. 51 минута чистого вдохновения, грандиозный магнум-опус, полный свежих красок и бесподобно воплощенных оркестровых идей. Как всегда, перечень использованных Троем инструментов поражает воображение: ирландские волынки, вистлы всех мастей, акустические/электрические гитары, бузуки, клавишные, мандолина, перкуссия... Но это отнюдь не главное. Честолюбие мастера держится в пределах разумного. Фирменный козырь Донокли - умение добиться нужной атмосферы при записи. И, надо признать, здесь ему мало равных.
В соратники, помимо неизменной певицы Джоанны Хогг (Iona), на сей раз попали: басист Брэд Ланг, некогда гостивший в Jade Warrior; старый друг, "ионовец" Франк ван Эссен (скрипка, альт, ударные, перкуссия), лид-вокалистка прогеров Mostly Autumn Хизер Финдли, певцы Ник Холланд и Барбара Диксон, арфистка Люси Мюир, виолончелистка Рози Бисс, гобоист Дэниел Грэгг, кларнетист Питер Картер, флейтистка Вита Дауд и фаготист Мартин Вандерхофф. Перечень, конечно, внушительный, однако присутствие каждой из означенных персон полностью оправдано.
Звуковая палитра релиза восхищает редкостным единством достаточно разноплановых элементов. Калейдоскопическая по строению заглавная вещь, где в центре внимания оказываются небесной красоты хоралы, зиждется на крупных оркестровых мазках, фольклорных полутонах, софт-нойзовых вставках и небольшом вкраплении арт-психоделии. Поэтической грустью пронизан мягкий "кельтский" номер "Reeds"; духовые соло-партии Троя уступают эстафету выразительно струящимся каскадам струнных и не менее очаровательным пианиссимо. Скандинавские тени оживают в загадочно-туманной интроспекции этюда "Exiled", несущая основа которого выдержана в камерно-классическом ключе (пронзительный диалог виолончели и фортепиано). Оригинальная композиция "Now, Voyager" с величественным вокальным наполнением Барбары Диксон напоминает саундтрек к несуществующему фильму, тогда как в интригующей симфо-вариации "The Procession" ощущаются мистические вибрации световых волн. Фолк-акустическая в массе своей "Orkahaugr" - своеобразный привет коллегам, команде Дэйва Бэйнбриджа Iona. И наконец, призрачная кода "End of Faith" прекрасно иллюстрирует вознесение духа в неосязаемые прежде чертоги; подлинный вояж к глубинам неведомого.
Синопсис: крайне мощная по воздействию, лучезарная фреска от одного из сильнейших артистов современности. Настоятельно рекомендую.

11 окт. 2009 г.

Neil Ardley "Kaleidoscope of Rainbows" (1976)

По образованию - химик, по призванию - музыкант... Формально Нил Эрдли (1937-2004) - одна из ключевых фигур британской джазовой сцены 1960-70-х. Хотя сводить его творчество к единому направлению в корне неправильно. Отличаясь поразительной широтой кругозора, Эрдли неустанно пополнял и без того богатый внутренний мир. Можно сказать, что формирование замечательного артиста в точности соответствовало актуальным тенденциям времени. Новые звуковые формы внимательно исследовались им на предмет прочности и (при необходимости) находили отражение в работах этого интереснейшего персонажа. Смелые оркестровые эксперименты Стравинского, выразительные джаз-экзерсисы Эллингтона, прогрессивные поползновения рок-музыкантов... Нил безошибочно отбирал то, что было близко ему по духу, анализировал, находил точки соприкосновения и потихоньку закладывал фундамент собственных будущих пластинок. Увлечения этникой, классикой, джазом и симфо-роком определили характер альбома "Greek Variations" (1969), положившего начало удивительной трилогии, продолженной дисками "A Symphony of Amaranths" (1971) и "Kaleidoscope of Rainbows" (1976). О последнем хотелось бы поговорить отдельно.
Идейный посыл "Радужного калейдоскопа" берет истоки в фольклоре Индонезии. Существующие там звукорядные системы пелог и слендро привлекли внимание Нила Эрдли. Отсутствие точной фиксации высоты каждого тона, наличие оригинальных ладомелодических модификаций, способствующих максимальному выражению психоэмоционального настроя, показались англичанину настоящим открытием. Взятые на вооружение народные мотивы жителей Бали были пропущены Нилом сквозь электронную призму синтезаторов, партии которых он исполнил самостоятельно. С остальным помогали стародавние друзья и коллеги: духовики Боб Бертлс, Йен Карр, Тони Коу, Брайан Смит и Барбара Томпсон, виолончелист Пол Бакмастер, клавишники Джефф Кастл и Дэйв Макрэ, басист Роджер Саттон, гитарист Кен Шоу, ударник Роджер Селлерс и перкуссионист Тревор Томкинс. Семь частей сюиты иллюстрируют различные спектры радуги: тут и заводной этно-джаз ("Prologue - Rainbow One") с его массированной саксофонной подачей, и атмосферно-рефлексивный арт-номер ("Rainbow Two"), приправленный изысканными пассажами струнных, и преломление традиций яванского гамелана в модерновом фьюжн-ключе ("Rainbow Three"), и многое другое. Ритмическая структура "Rainbow Four" сильно смахивает на ранние опыты Jade Warrior, тогда как размытость палитры в "Rainbow Six & Seven" напоминает тех же JW, но уже в их дзен-буддистском варианте второй половины 1970-х. 15-минутный "Epilogue" плавно сводит вместе все генеральные направляющие с дополнительным элементом в виде авангардного бибопа, слегка маскирующего академический лоск данного эпика.
Итог: один из сильнейших релизов мирового фьюжн-прога, ничуть не устаревший и поныне. Советую ознакомиться (хотя бы для общего эстетического развития).

8 окт. 2009 г.

Fugato Orchestra "Neander Variations" (2004)

Альфой и омегой оркестрового прога в Венгрии принято считать группу After Crying. Действительно, многогранное творчество этой замечательной банды - отличная иллюстрация на тему близости классического и рокового миров. Однако время не стоит на месте. Стареющие ветераны медленно, но верно отходят вглубь сцены, давая возможность публике познакомиться со своими талантливыми последователями из числа молодых. И, вероятно, не будет большой ошибкой сказать, что среди наиболее ярких мадьярских команд нового тысячелетия Fugato Orchestra по праву занимает лидирующую позицию.
У руля формации находится выпускник Академии музыки имени Ференца Листа, органист и композитор Балаш Альпар (р. 1982). Помимо обязательных консерваторских штудий он в период студенчества активно интересовался джазом, слушал корифеев арт-рока, и мечтал создать коллектив, действующей формулой которого являлась бы комбинация различных стилей. На пороге Миллениума заветное желание Балаша исполнилось: отныне в его ведении настоящий оркестр из двадцати пяти человек, получивших специальное образование и не боящихся экспериментировать с формой. Вот этот "летучий отряд", сплошь и рядом засеянный "академистами", и воплотил в реальность программу под названием "Neander Variations".
Композиционные выкладки Альпара и К° впечатляют как недюжинным размахом, так и глубинным пониманием законов, лежащих в основе вариативных звуковых течений. Понятно, что симфонический аспект является определяющим фактором в деятельности Fugato Orchestra: струнные, духовые, хоры - все это представлено на дебютной пластинке в достаточно щедрой мере. Но не только классикой (пусть и собственного сочинения) живо детище маэстро Балаша. В штате на довольствии числятся электрогитарист + ритм-секция, а сам мастермайнд наряду с фортепиано использует богатые возможности синтезаторов, да к тому же недурно управляется с тилинкой - этнической дудочкой, изобретенной на берегах Дуная. Итак, пара слов об альбоме.
Начальные треки ("Neander Valley Chase", "Peace Of Mine", "Virelai") демонстрируют нам то лучшее, что некогда было зачато в симфо-роковой сфере артистами калибра Джона Лорда: полифонические оркестровые эскапады говорят на одном языке с электрическими партиями. При этом наслоения аранжировок не погребают под собой стройные мелодические идеи; пропорции, к чести Балаша Альпара, соблюдены идеально. В небольшой зарисовке "Serenade" клавишные работают в спокойно-виртуозном джазовом ключе, прекрасно вписавшись в общую элегическую мотивационную канву. Далее ("Marine Myth") наступает черед электронных тенденций, а после ("Etnoid") сознанием меломана вновь овладевает игровой прог-рок в эпических тонах. Медитативность дилогии "Haiku" подмывается секвенсивной ритмикой "Witches' Sabbath". Фольклорные позывные пронизывают любопытный этюд "Tale about Modesty", а в сравнительно короткой пьесе "Hoquetus" фронтальные планы отданы залихватскому диалогу тилинки с трубой в футуристическом обрамлении. Миниатюрная "Joke" напоминает поздние опыты Лорда: своеобразный респект почтенному мэтру. Финальные рубежи диска заняты трехчастной заглавной сюитой - калейдоскопической по настроению, разномастной в жанровом отношении, исполненной с воодушевлением, фантазией и блеском.
Синопсис: торжество восточноевропейского прогрессива последних лет и великолепный подарок апологетам данного направления. Наслаждайтесь.

5 окт. 2009 г.

Ketil Bjørnstad and David Darling "Epigraphs" (2000)

Импрессионистический шедевр "The River" (1997), собравший в международной прессе урожай восторженных откликов, принес норвежско-американскому инструментальному дуэту заслуженные почет и уважение. Однако оба артиста и не думали почивать на лаврах. Неуклонно двигаясь вперед, они приступили к реализации новой программы. По сложившейся традиции, диск вышел на экспериментально-джазовом лейбле ECM, впрочем, с атонально-авангардными опытами "Epigraphs" не имеет ничего общего. Напротив, данное собрание сочинений по-хорошему консервативно и в основе своей ориентировано на поклонников академической камерной музыки. Большую часть альбома составили авторские произведения Кетиля Бьорнстада (фортепиано). Композиторский вклад Дэвида Дарлинга (виолончель) оказался скромнее: всего пара пьес. Остальное - дань уважения полузабытым творцам эпохи Ренессанса. Классические этюды основоположника английской школы мадригала Уильяма Бёрда (1543-1623), органиста Королевской капеллы Орландо Гиббонса (1583-1625), французского мэтра хоровой полифонии Гильома Дюфэ (1400-1474) и создателя немецких церковных песнопений Грегора Айхингера (1564-1628), благодаря тонкому аранжировочному подходу Бьорнстада и Дарлинга, заблистали свежими красками. Но куда более важным мнится тот факт, что собственные звуковые откровения замечательного конгломерата исполнителей выглядят не слабее проверенных столетиями опусов. Взвешенность каждой ноты, точнейший, почти математический просчет любой из деталей и в то же время великая магия вдохновения делают это путешествие к истокам незабываемым. Внутреннему взору открывается галерея непостижимых, сакрально-архетипических образов. Ум высвобождается из тягостного плена будней, дабы совершить восхождение к поэтическим вершинам, осторожно вступить в сокровищницу духа. "Upland", "Wakening", "The Guest", "Gothic"... Кажется, названия говорят за себя. Проводники в царство снов Кетиль и Дэвид будто вручают нам ключи от тайных врат, бессловесно напутствуя при этом. Деликатный драматизм клавишных, мрачновато-тревожные пассажи струнных... Все подчинено атмосфере. Аскетизм палитры не препятствует рождению поистине совершенных созвучий. Равномерно распределенные по всему пути следования пианистические вариации на тему единственно верного эпиграфа оставляют ощущение дрожащих капель дождя. Нордический сумрак, вековечная печаль, потаенные грезы - они встречались и прежде, в знаменитой "водной" серии Бьорнстада. Здесь те же мотивы предстают в качественно ином измерении. Меланхолия носит подчеркнуто возвышенный характер, сквозь толщу дремучих северных облаков пробивается крохотный свет надежды (сие особенно заметно в красивейшей фреске Дарлинга "Silent Dream"). Любой из треков - свидетельство недюжинного мастерства и богатейшего творческого потенциала великолепной пары, для которой действительно не существует непреодолимых рубежей.
Хотите прикоснуться к абсолюту? Вот вам шанс. Главное - не упустить его в суматохе.

3 окт. 2009 г.

Neil Campbell with Michael Beiert and Anne Taft "Ghost Stories" (2008)

Ливерпульцу Нилу Кэмпбеллу таланта не занимать. Буквально за пару лет он со своим коллективом прочно застолбил нишу в современном арт-роке. Однако творческим устремлениям Нила замкнутость в рамках жанра, очевидно, претит, и потому даровитый композитор и музыкант Кэмпбелл использует любую возможность проявить себя в чем-то новом. "Призрачные истории" как раз такой случай. Схематически пластинка служит неким продолжением раннего сольника британца "Night Sketches" (2004). Опыт по соединению классического гитарного рисунка с эмбиентальной атмосферой тогда оказался удачным, но прошел мимо аудитории. И вот спустя четыре года Нил решил дерзнуть еще раз, сотворив нечто подобное на качественно ином уровне. В соратники он привлек немецкого специалиста по электроакустике Михаэля Бейерта, вверив последнему саундскейповую часть программы, а также певицу Энн Тафт, с которой имел счастье параллельно работать над альбомом "Particle Theory" (замечу, что все трое - выпускники университета Хоуп).
Несмотря на малую продолжительность диска (38 минут), "Ghost Stories" - полноценное, богатое нюансами полотно, претворенное в жизнь с редкостным артистизмом. Текстовой составляющей тут практически нет (если не считать короткого стихотворения Сэмюэла Беккета, положенного в основу трека "PSS"), вокальные линии мисс Тафт выступают в роли дополнительного инструмента (колоритное сопрано этой милой дамы призвано внести в общую канву релиза дух романтизма прошлых столетий). С композиционной точки зрения Кэмпбелл, по сути, наступает на пятки такому корифею, как Ричард Уиллиман (гуру и идейный вдохновитель английского камерного прог-ансамбля Karda Estra). Но не только. Акустические партии гитары, лежащие в фундаменте концептуальной, разбитой на тринадцать глав истории, во многом наследуют неоклассическим экзерсисам экс-генезисовцев Энтони Филлипса и Стива Хэккетта. Впрочем, маэстро Нил - фигура самодостаточная, в сравнениях не нуждается. Каждый обертон на "Ghost Stories" выдает в создателе произведения по-настоящему зрелого мастера, обладателя уникального авторского мышления. Без единого слова, при внушительной поддержке коллег мастермайнд проекта умудряется дать прочувствовать слушателю драматизм момента в "Ghost Story 1"; легким росчерком струны он набрасывает элегические средиземноморские пейзажи в "Sketch 1", покоряет барочные высоты в "Ghost Story 2", играет солнечными бликами в "Sketch 2", погружает в осенние раздумья о главном ("Ghost Story 3") или попросту уходит в сферу лирического импрессионизма ("Sketch 3"). Академической красотой и четкостью пропитан великолепный, несколько меланхоличный этюд "Mr S Meets JSB", достойный быть включенным в учебные пособия для начинающих гитаристов. Искусная рельефная лепка отличает очаровательное "Ghost Tango" - эдакую фантазию на тему Астора Пьяццоллы, но с примесью сугубо нордического минора. Заключительные пьесы "Volk" и "Sketch 5" - необходимые штрихи к всецело привлекательной картине, воплощенной подлинными художниками.
Синопсис: если ностальгия по прекрасному у вас в крови, если по душе камерные зарисовки в мелодическом ключе, тогда "Ghost Stories" - то, что вам нужно. Рекомендую.

2 окт. 2009 г.

盃勝浮 (Paikappu) "Paikappu" (1984)

Свою порцию известности японский коллектив Paikappu обрел лишь в 1993 году спустя энное количество лет после распада. Именно тогда на итальянском лейбле Mellow Records был выпущен в CD-формате единственный альбом инструментального квинтета из Страны Восходящего Солнца, тиражируемый прежде исключительно на магнитоносителях. Затея, безусловно, стоящая, тем более, что творчество означенного бэнда отличалось немалой долей оригинальности.
Paikappu - детище братьев Цуцуи (гитариста Такаюки и ударника Тецуши). Компанию ребятам составляли второй гитарист Масанори Асано, басист Кен Мики и клавишник/флейтист Тору Иваса. Установка на синтез традиционных этнических мотивов с мелодическими гармониями европейского арт-рока и элементами нью-эйдж вполне себя оправдала. Очевидно, молодые люди не стремились играть виртуозно, да оно им в общем-то и не требовалось. Конечной целью участников проекта являлось намерение подарить слушателю ряд волшебных мгновений, вызванных встречей с доброй и теплой музыкой. И если оценивать релиз с этих позиций, то результат получился что надо.
Вступительный трек "A Glimpse of Time" построен на космическом (но отнюдь не отстраненно-холодном) саунде синтезаторов, сплавленном с неспешными, тембрально приятными аккордами клавишных, cameloбразными лиричными переборами гитары и деликатным звучанием ритм-секции. Невозмутимое течение композиции навевает мысли о наследии французских прогеров Pulsar, тогда как рефренное чередование пассажей заставляет вспомнить австрийского кудесника Гэндальфа. Последующая "The World With No Rule" по-своему выражает известную на Востоке символику инь-ян (единство противоположностей): здесь ощущается и скрытая, порожденная темной вселенской материей интрига, и в то же время проступает светлое, жизнелюбивое земное начало. По внутренним кондициям данную вещь можно сопоставить с отдельными эпизодами дебютной пластинки Asturias. "Previous Life" содержит сугубо азиатскую "изюминку": значительная часть партий сыграна на кото (ручная арфа), хю (флейта) и биве (местная разновидность лютни). Отсюда характерная для фольклора данного региона медитативность, нарушаемая электрическим гитарным вторжением. В "Dance on Ice in the Night" прорезаются классический симфонизм пополам с народным японским колоритом. "In the Subconsciousness" выделяется с сочинительской точки зрения: спейс-фьюжн, отсылающий нас к ранним Ozric Tentacles, наслаивается на нетипичную в целом для восьмидесятых прогрессивность (а ля шведы Tribute). Мечтательный этюд "Dark Night" - наиболее очаровательная пьеса диска: элегический диалог гитары и клавишных проникает в самое сердце, задевая там чувствительные струнки. Финальная "Bulk Mischief from the Beginning of Man" - уникальное сочетание балетного пафоса с электронными орбитальными импульсами и тонким налетом краут-рока; необычное завершение нестандартной программы.
Итог: крайне любопытное полотно, и возможность взглянуть на прогрессив страны Японии под непривычным углом. Советую приобщиться.

1 окт. 2009 г.

Split Enz "Mental Notes" (1975)

Новозеландская формация Split Enz получила широкую известность в период "нововолнового" бума. Однако корневые структуры музыки этих ребят, как ни крути, берут начало в арт-роке. И яркий дебютный диск "Mental Notes" - прекрасное тому подтверждение. К записи его весельчаки из Оклендского университета приступили во всеоружии, в итоге управились с работой сравнительно быстро, за две недели.
Знакомство с программой оставляет своеобразное послевкусие. Коммерческими нотками тут, вроде бы, не пахнет. Но с другой стороны, сказать, что перед нами жутко интеллектуальный опус в лучших традициях британских прогеров, как-то язык не поворачивается. Видимо, дело в крайне оригинальном подходе, который исповедуют авторы материала - неразлучные друзья Тим Финн (вокал, фортепиано) и Фил Джадд (вокал, гитары, мандолина). Первому из них всегда импонировали "балаганная" эстетика, театральность кабаре и гиперболизированный цирковой гротеск. Второй тяготел к более утонченным, классического толка представлениям, что, соответственно, нашло выражение в сочинениях дуэта. Открывающая "Walking Down The Road" задает тон пластинке в целом. Астральные позывные клавишных Эдди Рэйнера настраивают на довольно серьезный лад, но не тут было. Фокус смещается в сторону помпезного ритмичного арта. И хотя инструментальная часть детально продумана и профессионально сыграна, вокальная манера Тима "грешит" клоунской легкомысленностью. Пьеса в пять с небольшим минут длиной напоминает катание на американских горках: постоянное "петляние" темпа, масса контрастных идейных построений, бесконечные хитроумные мелодические финты. Идущий следом эпический номер "Under My Wheel" скроен по образу и подобию великих Genesis, вызывая стойкие ассоциации с "Закланием агнца на Бродвее": те же меллотроновые фоны, неуловимая лид-гитара Уолли Уилкинсона, драматическая голосовая акробатика маэстро Финна... Им бы держаться оного и дальше. Ан нет. Кружевная "заморочка" под названием "Amy (Darling)" уводит слушателя в иные плоскости, где сталкиваются лбами элементы псевдо-кантри, глэмовая "сумасшедшинка" и легкие прогрессивные выкрутасы ритм-секции (Джонатан Майкл Чанн - бас, Эмелин Кроузер - ударные, Ноэль Кромби - перкуссия). "So Long for Now" соединяет в себе хард-роковые риффы с карнавальной истеричностью фронтмена. "Stranger Than Fiction" отличается редкостно красивыми, атмосферными партиями клавишных; впрочем, без авангардных речевых вставок здесь также не обошлось. Интересная, крепко сшитая и весьма самобытная композиция. Камерной чистоты преисполнены сюжеты в интроспективном отрезке прекрасной баллады "Time for a Change". И вполне предсказуемо на пятки ей наступает разгульная шутовская песенка "Maybe". Странное варево из акустического фолка, клавишных оркестровок и вокальных шарад поджидает нас в "Titus". Что касается коды "Mental Notes", то в ней за 40 секунд звучания меломана успевают одарить изрядной порцией придурковатости, после чего желающие могут насладиться двумя "живыми" треками, запечатленными в ходе австралийского турне группы в декабре того же года.
Резюмирую: релиз, определенно, на любителя. Впрочем, в обаянии, кураже и грамотном воплощении ему не откажешь. И ежели Вас привлекают экстравагантные образцы арт-рокового жанра, настоятельно советую ознакомиться с первенцем Split Enz.