28 июн. 2009 г.

KBB "Lost and Found" (2000)

Похоже, основным действующим принципом Акихисы Цубоя в рамках ансамбля KBB является правило "редко, но метко". Эти японские парни не так уж часто балуют своих поклонников новыми альбомами, зато в отменном качестве любой из пластинок группы можно не сомневаться. Вот и дебютная работа KBB "Lost and Found" демонстрирует нам блистательный игровой симфо-фьюжн, причем симфоническая составляющая здесь определенно доминирует над собственно джаз-роковой. Одухотворенная восторженность новичков, помноженная на высочайшую исполнительскую культуру, придает флер очарования достаточно непростым в композиционном отношении и весьма разноликим пьесам.
Интроспективная вещь "Hatenaki Shoudou" с ее гитарно-ритмическими выкрутасами поначалу напоминает американские команды типа Dixie Dregs или Liquid Tension Experiment, однако KBB звучат гораздо мягче и добрее заокеанских коллег по цеху. За фундаментальной серьезностью темы нет-нет да и промелькнет загадочная улыбка чеширского кота. При этом, каким бы виртуозно-залихватским ни казалось произведение, мелодический аспект его практически никогда не теряется под толщей аранжировок. 9,5-минутная "Catastrophe" по внутренним кондициям близка к сочинениям Жан-Люка Понти: головоломная вступительная часть сменяется умиротворенно-плавным развитием с выразительными пассажами элетроскрипки маэстро Цубоя. А в стадии кульминации темпы вновь ускоряются, и тут уже мастер-класс показывает бас-гитарист (по совместительству звукоинженер) Дани. По-настоящему прекрасен полноформатный 13-минутный опус "Antarctica": прозрачные фортепианные интерлюдии, превосходные атмосферные оркестровки, редкостной красоты партии струнных и возвышенно-мечтательное настроение; один из наиболее образных номеров релиза. В "The Desert of Desires" ставка сделана на драйв и напористость; гитарные запилы рассекают палитру в лоскуты, из которых затем складывается довольно причудливая мозаика. Крепкий и отчаянный прог-фьюжн, не лишенный артистизма. В "Another Episode" на передний план выходят пронзительные скрипичные соло - страстные и лиричные разом. Компанию им составляют чистые пианиссимо и синтезаторно-органные пробежки Грегори Судзуки + атакующие финты ритм-секции (Дани на пару с ударником Ширу Сугано). Пряный аромат восточного томления в первой половине интригующего сочинения "Nessa No Kioku" постепенно трансформируется в некие саундскейповые пульсации, а далее вступает в силу мощная полифоническая направляющая, продиктованная филармоническим прошлым главного человека в коллективе. Финальный эпик "Divine Design" подтверждает постулат: хорошая мотивность важна при всякой погоде; поразительный симбиоз классического арта и ядреного джаз-рока.
Итог: отличная программа от одного из лучших современных прог-бэндов. Рекомендую.

27 июн. 2009 г.

Channel Light Vessel "Automatic" (1994)

Все началось с диска "The Familiar" (1993) - совместного творения сольного артиста Роджера Ино (клавишные, аккордеон, банджо) и участницы поп-трио The Dream Academy Кейт Сент-Джон (вокал, саксофон, гобой, английский рожок). Продюсировал пластинку отец-основатель культовой арт-формации Be Bop Deluxe Билл Нельсон. Работалось им настолько здорово, что расставаться по окончании студийных сессий совсем не хотелось. Так и родился проект Channel Light Vessel. К вышеозначенной троице присоединились американский перкуссионист Ларааджи и японская виолончелистка Маюми Тачибана. Столь пестрый конгломерат исполнителей с подачи одного британского журналиста тут же нарекли "эмбиент-супергруппой". Характеристика, впрочем, неточная, ибо композиции с дебютного релиза CLV "Automatic" являют слушателю музыкальный спектр заведомо более широкий, нежели тот, что лежит в основе стилистики эмбиент.
Открывается программа треком "Testify" - своеобразным поп-номером в экзотической обертке. Основную вокальную линию здесь ведет Билл (гитары, бас, пиано, перкуссия), хоральную бэк-поддержку ему обеспечивает Кейт. Инструментальная часть до предела насыщена звучанием калимбы, колокольчиков и разнообразных клавишных. Очень бодрящая вещь с азиатским привкусом. А дальше становится еще интереснее. Бессловесный этюд "Train Travelling North" сочетает в себе синтезаторную ритмику "новой волны" с элементами классической камерной акустики и арт-роковыми позывными электрогитары Нельсона. Короткая атмосферная зарисовка "Slow Afternoon" отличается крайней степенью изысканности и красотой солирующих партий сакса и виолончели. В озорной "Ballyboots" находится место и "техноидной" сумасшедшинке, и джазовым фортепианным обертонам, и образным саундтрековым эпизодам. Драматизмом и таинственностью веет от неторопливо-сумрачной пьесы "A Place We Pray For". Среднетемповая "Bubbling Blue" вполне подходит для утренних релаксационных упражнений - приятная, обманчиво-простая мелодическая картинка. Звуковая "изюминка", озаглавленная "Duende", несмотря на малый хронометраж, содержит внутри великое множество мастерски переплетенных субжанровых слоев. В "Flaming Creatures" нас ожидает задающее тон минималистичное виолончельное соло и гуттаперчевое электронное развитие темы. "Bill's Last Waltz" и впрямь оказывается очаровательным романтическим вальсом в симфонических традициях. "Thunderous Accordians" - любопытный микс из модерновых сэмплированных грувов, гипнотических речитативов и флойдоподобных гитарных пассажей. "Fish Owl Moon" вызывает ассоциации с расписным восточным узором, сделанным на тончайшей шелковой ткани; эфемерная и колоритная арабеска. Заключительная "Little Luminaries" - квинтэссенция лирических мотивов, роскошный мечтательный финал по-настоящему замечательного диска. Рекомендуется широко мыслящим меломанам всех мастей, да и просто любителям хорошей музыки.

26 июн. 2009 г.

Shadowfax "Watercourse Way" (1976)

Shadowfax - одна из наиболее интересных американских арт-команд 1970-х. Изначальные позывы участников коллектива поиграть блюз довольно быстро трансформировались в необузданную тягу к экспериментам. "Дурной" пример подал негласный лидер формации, саксофонист и флейтист Чак Гринберг (1950-1995), желавший поскорее опробовать в деле разработанный инженером Биллом Бернарди (при посильной помощи самого Чака) электронный духовой синтезатор "Лирикон". Не теряя времени, парни приступили к работе над репертуаром. Особое рвение тут выказал гитарист Грег Стинсон, сочинивший пять разнообразных композиций (две из них в соавторстве с Гринбергом); еще одну подбросил органист Даг Малучник. Последовала горячая пора репетиций. И наконец в сентябре 1975 года Shadowfax направились в студию "The House of Music" (Уэст Орандж, Нью-Джерси), дабы под чутким присмотром продюсеров Марти Скотта и Лэрри Фаста (прог-проект Synergy) записать свою первую пластинку.
Если не глядеть на указание даты, "Watercourse Way" можно смело принять за продукт начала-середины 1990-х. Настолько свежо и мощно звучит дебютный релиз квинтета. Здесь, конечно, немалая заслуга звукоинженера Рона Малучника, однако и в плане структуры материал лишен каких бы то ни было анахронизмов. Могучий полифонический прогрессив-фьюжн обрушивается на слушателя с начальными тактами пьесы "The Shape of a Word". Неуемный гитарный драйв перемежается мечтательными вкраплениями духовых, коих не разменивающийся по мелочам маэстро Гринберг использует в избытке: гобой, флейта, сопрано-саксофон, бас-кларнет, рекордеры и вышеупомянутый «Лирикон». Закрученная смесь из скоростного рока, виртуозного джазового пианизма, этнических и фольклорных эпизодов демонстрирует высочайший исполнительский уровень и отменную комплексную аранжировку темы. Жесткий боевик "Linear Dance" - единственный номер на диске, содержащий вокальные партии. Психоделически отстраненный голос Стинсона достаточно своеобразно вписан в канву этой напористой ритмической головоломки. Из общего ряда выделяется нежная акустическая "Petite Aubade" - камерная зарисовка, вобравшая в себя влияния европейского Ренессанса. Флейтовые пассажи оттеняются хрупкими аккордами клавесина и прекрасными арпеджио классической гитары. Замысловатая "Book of Hours" - плод воображения клавишника Дага Малучника. Изобилующее деталями произведение, в котором нью-эйджевая прозрачность пропущена сквозь металлическое сито хард-фьюжн-манеры с элементами индийской раги. Заглавная "Watercourse Way" - очередной удачный пример стилистического синтеза: на сей раз высокопарные проявления арт-рока хитроумно растворяются в экзотической палитре малоазиатского происхождения. Заключительная 10-минутная "A Song For My Brother" - шикарная по мелодике и воплощению звуковая фреска: слияние возвышенного пафоса "Лирикона" с рефлексивными гитарными фразами и замечательной оркестровкой во второй половине эпика (мистер Малучник комбинирует возможности цифрового секвенсора Oberheim c распространенной в Штатах модификацией меллотрона - чемберлином). Превосходное завершение изысканного банкета.
Итог: уникальный и самобытный образец жанра, настоятельно рекомендуется всем любителям приджазованного этнического прогрессива.
P.S. Запись произведена с LP.

25 июн. 2009 г.

Horizont "Summer in Town" (1985) / "The Portrait of a Boy" (1989)

Камерный инструментальный ансамбль "Горизонт"... Магическое словосочетание для посвященных в их музыку. Подлинная элита интеллектуального рока (причем не только в пределах Советского Союза). Остается лишь гадать, куда бы завели духовные поиски участников этой "могучей кучки", доведись им жить не в эпоху политических перемен, но в более спокойные времена...
Оформились они в первой половине 1970-х. Начальный состав: трое учащихся старших классов музыкальной школы. Увлечения? С одной стороны, достаточно банальные в ту пору: западная эстрада (The Beatles, Deep Purple, и далее по знакомому многим "джентльменскому списку"). С другой, классика прошлого (Бах, Вивальди) и камерные сочинения композиторов-современников (например, эстонца Яана Ряэтса). Задача-максимум - добиться гармоничного сопряжения двух разнополярных течений. Амбициозно? Да, не без этого. Но идейный вдохновитель ансамбля, скрипач и клавишник Сергей Корнилов уже в юные годы отличался четким видением путей достижения цели. Его полистилистическое мышление, тяготеющее к синтезу, впоследствии позволило "Горизонту" развернуться "по-крупному".
На момент воплощения первой пластинки ("Летний город") Корнилов (клавишные) пребывал в статусе выпускника Горьковской консерватории (тема дипломной работы - "Художественная эволюция группы "Yes" и проблемы арт-рока"). Помимо него участниками коллектива значились: Владимир Лутошкин (гитара, флейта), Алексей Еременко (бас-гитара), Валентин Синицын (ударные), Андрей Кривилев (вокал, клавишные). Основой релиза, записанного в московской студии фирмы "Мелодия", стали три полноформатные композиции, создававшиеся в период 1983-84 годов. По меркам отечественного рок-формата - материал исключительный, с претензией на революционность. Открывается диск 8,5-минутной игровой пьесой "Снежки" - пожалуй, самым доступным из произведений корниловского триптиха. Моцартианская ажурная легкость сквозит в каждой ноте этого псевдо-барочного арт-номера. Органные созвучия элегантно вытанцовывают замысловатые па под задорный аккомпанемент электрогитары. Множество ритмических сбивок, лирических отступлений от темы и насыщенная палитра при общей камерной прозрачности саунда не оставляют никаких сомнений: перед нами прогрессив в наилучшем свом проявлении. Опус № 2 "Чакона" - закольцованная, замкнутая на себя удушливо-темная масса, возвышенная мелодика которой прорисовывается с крайней неспешностью; точно безвестный демиург осторожными движениями мощной десницы постепенно стирает вековую пыль с редкостной красоты холста. Апогей программы - трехчастная сюита "Летний город" с заявленным проклассическим каркасом (Марш-Менуэт-Токката). Авангардные синтезаторно-электронные кирпичики при поддержке ритм-секции заполняют пространство незримой сцены, вызывая ощущение тихого помешательства. Впрочем, оное буйство фантазии проистекает из рационального источника, а потому в композиционной структуре эпика немало условно-театральных элементов, сменяющих друг дружку в режиме нон-стоп. После череды якобы импровизационных (а на деле - хорошо продуманных) каскадов ерническое подтрунивание над слушателем сходит на нет, трансформируясь в кристальной чистоты пианиссимо...
Последняя студийная работа "Горизонта" писалась в конце 1988 г. Перестроечное половодье захлестнуло страну, тут уж было не до искусства. И пока одни рьяно выражали себя в парламентских дебатах, дабы затем бесследно исчезнуть в водовороте лет, другие с маниакальной настойчивостью гнули художественную линию, порождая культурный феномен удивительной силы и яркости. Незначительные перестановки в составе группы - вынужденная дань моде: в когорту ветеранов влился новичок Игорь Покровский (вокал, гитара), а место за ударными занял Анатолий Павленко. Итог затворнических сессий - завораживающий "Портрет мальчика". К прежней аналоговой теплоте звучания добавилась доля цифровой резкости. Диссонирующие интервалы и контрапункты заглавной 20-минутной тональной поэмы маскируют лежащий в основании мотив болеро. Сущность экзистенциального драматизма вскрывается маэстро Корниловым в пронзительно-печальной "Прелюдии Fis Moll". Сразу за ней следуют подряд два эпизода из балета "451 по Фаренгейту". Центростремительное "Соло Гая" практически целиком решено средствами электроники. Футуристические картины бездушного пламени, сжирающего страницы книжной мудрости, мастерски запечатлены Сергеем со товарищи. "Финал балета" словно высвобождает сдерживаемые доселе чувственные порывы: восторг и благородная ярость воплощаются в клавишных переливах, простреливаемых виртуозной дробью барабанов. Завершается пластинка экстатическим "Вокализом", купающимся в лучах нездешнего света, избавляющего от оков постылой реальности. Восхитительная кода, достойно венчающая непростой для восприятия прогрессив-акт.
Резюмирую: доподлинно уникальная команда, чье творчество, выдержав проверку временем, остается актуальным и поныне. Настоятельно рекомендую всем, независимо от пристрастий.

21 июн. 2009 г.

Mike Batt "Arabesque" (1995)

"Арабески" - альбом для Майка Бэтта особый. Создавался он при довольно непростых обстоятельствах. В начале 1990-х маэстро впал в тяжелую депрессию, вызванную шумным провалом постановки его мюзикла "Охота на Снарка", осуществленной на сцене лондонского театра Вест Энд. Длительное пребывание в клинике возымело действие: Майку удалось совладать с недугом и постепенно вернуться в музыку, сперва на правах продюсера. А тут как раз подвернулось предложение от германского отделения концерна Sony: записать для них сольный диск в характерной бэттовской симфо-роковой манере. Взвесив все "за" и "против", англичанин взялся за дело.
С точки зрения композиции "Arabesque" продолжает проклассическую концептуальную линию, начатую Майком в семидесятых пластинками "Schizophonia" (1977) и "Tarot Suite" (1979). Как и прежде, большую часть времени заняла работа с филармонистами. Решив не ограничивать себя в средствах выражения, Бэтт подключил к процессу Национальный Симфонический Оркестр Лондона под управлением Перри Монтагю-Мейсона. Партии струнных и духовых, запечатленные на мастер-ленте в знаменитой Abbey Road Studios, проходили оцифровку и сведение в домашней студии Майка Dining Room. Клавишные пассажи, гармонические подпевки и лид-вокалы мистер Бэтт по привычке оставил себе. В хоральных моментах ему активно помогали Филипп Квест, Мириам Стокли и Тереза Найлз. За рок-составляющую отвечали старые друзья зачинщика мероприятия: басист Тим Харрис (Steeleye Span, Iona, Dave Bainbridge), хорошо известный в Ирландии скрипач Питер Найт, гитарист Клем Клемпсон (Colosseum), сессионный ударник Грэм Брод, сотрудничавший с Майком Олдфилдом и Роджером Уотерсом. В интроспективном треке "Don't Trust the Angels" на гитаре солирует отец-основатель знаменитых Ultravox Мидж Юр, а в песне "The Flame Burns On" орудует медиатором Стив Доннелли. Короче, великолепная подобралась компания. И надо сказать, воплощенный ими материал также весьма недурен. Слияние легкого, окрашенного в лирические тона певческого поп-мэйнстрима с изобретательно выстроенными оркестровыми номерами - это очень в стиле Майка. Вышеуказанная "Don't Trust the Angels" открывается игрой на табла (Крис Каран), по мере движения наполняясь арт-роковым драматизмом, приправленным щепоткой восточного колорита. Балладным настроением дышит "Amy Floats Downstream". В ярком инструментальном этюде "Battlefield Theme" Бэтт рисует эпическую картину сражения при Каллодене (16 апреля 1746 г.) - последней битвы на территории острова Великобритания. Кельтская тематика оживает в не менее сильном опусе "Irish Peace", где центральное место отводится чарующему женскому вокализу. Небесной чистотой веет от таинственно-красивого "Chorale": поразительное сочетание хрупкости, интриги и напряженности. Заглавная "Arabesque" парадоксальным образом соединяет в саунд-пространстве отчетливые мотивы ирландской джиги с налетом фантастических элементов, почерпнутых из "Сказок тысячи и одной ночи". Закрывается этот незаурядный акт искусства душевным белым госпелом "Let It Be In Your Arms", внушающим надежду на лучшее завтра.
Итог: отличный релиз, мало в чем уступающий культовым творениям Майка Бэтта эпохи 1970-х. Рекомендую.

20 июн. 2009 г.

Gordon Giltrap "Drifter" (2004; 2 CD)

Наследник трубадуров прошлого, Гордон Гилтрэп продолжает свои музыкальные странствия с гитарой за спиной. Иногда к нему присоединяются близкие по духу люди, но большую часть пути менестрель торит в одиночку. На этапе сотворения программы "Drifter" в единомышленники к Гордону записался старый знакомый, скрипач Джон Брэдбери. Результатом такого сотрудничества явились несколько треков, включенные в содержание первого диска.
Фундаментальным основанием "Drifter" служит четкое акустическое звучание. Никаких эффектных излишеств, компьютерной мишуры и прочих атрибутов нового времени. Альбом выдержан в подчеркнуто старомодных тонах, и от этого только выигрывает. В композиционном отношении маэстро Гилтрэп не ограничивается условными жанровыми рамками, семнадцать сочинений релиза демонстрируют широкий спектральный калейдоскоп. 1) "Mrs Singer's Waltz" - невероятно изящная пьеса, в которой струнные партии Гордона и Джона образуют достаточно симпатичный альянс с пассажами духовых. 2) "Maddie Goes West" - колоритная зарисовка, посвященная ирландской исполнительнице на банджо Мэдилайн Мартин. 3) "Живой" номер "Lakeland Memories" - воплощение пейзажно-созерцательного настроения. Гитарные арпеджио на переднем плане удачно оттеняются воздушными наслоениями синтезатора и легким вкраплением вистла (кельтской дудочки). 4) Заглавная "Drifter" - блестящий образчик камерного музицирования: тончайшая оркестровка, деликатное ажурное воплощение... Великолепный этюд. 5) "James' Jig", невзирая на ее традиционные гаэльские мотивы, написана Гилтрэпом в память о Джиме Маршалле - создателе знаменитых ламповых усилителей, определивших лицо рок-н-ролла. 6) Прозрачные аккорды "Ravensbourn" иллюстрируют неспешное течение одноименной речушки, несущей свои воды сквозь жилые районы юго-восточной оконечности Лондона. 7) Оригинальность наброска "Three Legged Horse" продиктована в первую очередь необычным строем гитары (DADGBD). Складывается ощущение, что Гордон пропустил здесь родные фольклорные созвучия Британских островов через призму типично американской стилистики кантри. Симпатичный, но совсем не характерный для нашего героя опус. 8) "The Long Road Home" - мечтательное уединение с гитарой в руках, тихо струящийся призрачный свет надежды... 9) "Deco Echo" - вечерний цыганский джаз, инспированный искусством великого Джанго Рейнхардта. 10) "Circle of Friends" - теплая, идущая от сердца лирика, говорящая сама за себя. 11) "Triple Echo" и впрямь тройной инструментальный бенефис гитары, клавишных и духовых. 12) "On Reflection". Небольшой фактурный эскиз-размышление в пику названию. 13) "Those Who Bring Sunshine" сочинена Гордоном специально к свадебной церемонии лучшего друга. Мажорная тема с одухотворенными скрипичными соло. 14) Знаменитейшая "Greensleeves", принадлежащая перу короля Генриха VIII, давно уже стала своеобразным каноном. Гилтрэп (вот что значит Мастер!), ни на йоту не отступив от устоявшейся мелодической линии, сумел внести в архаичную поэтику Ренессанса едва уловимый элемент новизны. Эталонное прочтение "заезженного" в общем-то произведения. 15) "On Tiptoe" - пример переложения кельтского арфистского напева на гитарный лад. 16) Созерцание небесной лазури проступает в невесомо-спокойной "A Hint of Blue". И замыкает пиршество духа трек № 17 - "John's Deckchair", праздничный сюрприз к дню рождения одного из приятелей Гордона.
Идущий бонусом CD 2 содержит концертное выступление Гилтрэпа в рочестерском зале Хантингдон Холл (январь 2003 г.). Наиболее известные вещи с его прежних пластинок тут явлены в новой аранжировке.
Итог: превосходный подарок для всех почитателей творчества замечательного английского музыканта.

18 июн. 2009 г.

Gordon Giltrap "Elegy" (1984)

По словам Гордона Гилтрэпа, "Elegy" - его первый сольный альбом. И хотя в качестве обособленной творческой единицы маэстро дебютировал еще в 1968 году, данное утверждение ничуть не противоречит фактам. Ведь при сотворении "Элегии" он рассчитывал лишь на себя, пользуясь при том многочисленными разновидностями одного инструмента. "Здесь все целиком сыграно на гитаре, и если вдруг вам почудится звучание скрипок, знайте, что на деле это тоже гитара". "Elegy" для Гордона - вторая по значимости работа после "Visionary" (1976). Автор не скрывает, что во многом оно продиктовано эмоциями, испытанными при создании пластинки, называя диск кульминационным для его персональной манеры, оттачиваемой на протяжении двадцати лет. Что ж, мистер Г знает, о чем говорит.
Двенадцать пьес релиза выдержаны в пасторально-романтическом ключе. Вступительная "In Unison" балансирует на стыке легковесной мажорности и самоуглубленной внутренней рефлексии. Гилтрэп задействует саунд-эффекты марки Korg, дабы придать чеканной струнной фактуре почти что синтезаторную образность. Однако и в обращении с модерновыми на тот момент времени техническими средствами Гордон умудряется остаться истинным менестрелем, проявляя типично английскую сдержанность и не впадая в восторженные излишества. "A Christmas Carol" - размеренные акустические пассажи, бесхитростные, напоенные по-детски чистым восприятием предстоящего праздника Рождества. "The Mariners Tale" - симбиоз характерных для нашего героя гитарных приемов, эдакий звуковой автограф артиста. "Blue Lady" преисполнена лирических мотивов, в которых проскальзывает тонкая закатная грусть. Беззаботным наигрышам отведено место в этюде "Lucky" - одном из наиболее доступных номеров в творчестве ГГ. Заглавная "Elegy" - чувственный пик программы. В барочной глади этой бесконечно деликатной композиции отражаются любовное томление и трогательная сердечность немолодого уже трубадура. Весьма интересна в мелодическом отношении "Sallie's Song", где Гордон удачно экспериментирует с электро-акустическими гармониями. Фольклорные интонации в "Storm Brewing" оттеняются ясной классической штриховкой, в конечном счете берущей верх над корневыми традиционными импульсами. "Downwind" - уложенный "восьмеркой" барокко-эскиз от яркого колориста Гилтрэпа.
"Белыми воронами" в орнаментальной ткани "Elegy" выглядят бонусы, приоткрывающие нам неизвестную до поры сторону противоречивой натуры Гордона. Так, трек "Gold" не что иное как восьмидесятнический синти-поп с женским вокалом. Оставшиеся "Solitaire" и "Gemini" ему подстать. Оживляют эти нововолновые экзерсисы наличие саксофонных партий, ну и, естественно, гитарные позывные мастермайнда. Эдакая режущая взор капелька глянца на благородном старинном портрете.
Итог: приятная непретенциозная музыка для людей, понимащих толк в искусстве.

14 июн. 2009 г.

KBB "Four Corner's Sky" (2003)

Скрипка в прогрессиве - явление не редкое. Но вот составы, где этот инструмент используется в качестве ведущего, можно пересчитать по пальцам. В 1992 году к "могучей кучке" струнных арт-индивидуалистов пристал японский виртуоз Акихиса Цубой со своей командой KBB. С программным дебютом у ребят затянулось, CD увидел свет лишь восемь лет спустя. Впрочем, что Бог ни делает, все к лучшему. Первенец KBB "Lost and Found" (2000) попал аккурат в яблочко. Критики и музыкальная общественность по достоинству оценили уровень новичков. Маэстро Цубоя тут же поставили в ряд с Жан-Люком Понти, Джерри Гудменом и другими маститыми властелинами смычка. Искупавшись в лучиках славы, квартет под руководством Акихисы вновь отправился в студию, дабы одарить растущую на глазах аудиторию свежей пластинкой.
"Four Corner's Sky" - солидный шаг вперед на избранном пути. По сути, Цубой-сан со товарищи демонстрируют нам разные грани стилистики прог-фьюжн. Лишенные словесной нагрузки сочинения KBB обладают достаточно несхожими характерами. Каждая из композиций имеет свое лицо. Если начальная "Discontinuous Spiral" - эдакий цепляющий мелодичными вензелями симпатяга-этюд, в меру прозрачный и беззаботно-озорной, то о последующем эпическом опусе "Kraken's Brain Is Blasting" подобного сказать не получится. Напряженный, темный и драйвовый боевик с удушливо-дерганной атмосферой. Агрессивные дисторшированные нотки гитары, ведомой басистом Дани, паучьими перебежками семенят по углам, тревожно щекочут внутри. Консерваторский воспитанник Акихиса сперва противится такой саунд-провокации, продолжая гнуть джазово-рефлективную линию, но гнусные чары мифического страшилища кракена завладевают и его мятущейся сутью, превращая на глазах в наэлектризованного, переполняемого неконтролируемой яростью монстра. Рассудочно-красивый номер "Horobi No Kawa" отличается восточной опрятностью и почти что декоративной отделкой: тут вам и чистейшие аккорды фоно Тосимицу Такахаси, и ажурные партии скрипки Цубоя, и четкая работа перкуссии Ширу Сугано на пару с гулким басом лукавого самурая Дани. "Backside Edge" - эталонная для современного прогрессива вещь: совершенное исполнительское искусство, потрясающая игровая эквилибристика. В "Slave Nature" мастермайнд Акихиса ясно дает понять, что и электрогитара не чуждый ему агрегат. Быстрые пальцы лидера высекают хэви-риффы, которые в одночасье подхватываются теплыми волнами псевдо-"Хаммонда"; затем доходит черед и до более привычных пассажей. "I Am Not Here" - заявка на суровый академический авангард с заметным влиянием R.I.O.; слабонервных просьба не беспокоиться. В заключительной "Shironiji" из мрачных покровов предгрозовой выси то и дело пробиваются светлые блики надежды на лучшее завтра. Поэтическая мечтательность подкрепляется фактурными полифоническими изысками, зрелой композиционной глубиной. Прекрасное завершение непростого путешествия по просторам "четырехугольного неба".
Итог: превосходный, далекий от банальности и избитых клише альбом. Искренне рекомендую поклонникам симфонического арт/джаз-рока да и просто меломанам со вкусом.

11 июн. 2009 г.

Instant Flight "Endless Journey" (2008)

Полку "ностальгистов" прибыло. Знакомьтесь: английский квартет Instant Flight. Об их дебютном CD "Colours & Lights" (2004) с восторгом трубили прогрессивные обозреватели по всему миру. Ведь мало кто из нынешних артистов способен воссоздать в должном объеме атмосферу "свингующего Лондона". Однако уникальной четверке, ведомой вокалистом/гитаристом Марко Маньяни, сие оказалось вполне по плечу. Тут, конечно, сыграло на руку и обстоятельство совместных сценических выступлений с легендарным Артуром Брауном, да и по возрасту музыканты Instant Flight отнюдь не юноши. В общем, что бы там ни было, а ребята заставили циничную журналистскую братию говорить о них, как о восходящих героях арта.
И вот новая работа IF - "Endless Journey". К безумному сожалению, доступная немногим, ибо тиражированием занимается маленький голландский лейбл Clear Spot. Впрочем, данный пункт - единственный минус релиза. Содержимое заслуживает исключительно похвал и радостных восклицаний.
...Едва зазвучат первые аккорды, станет понятно: на дворе шестьдесят восьмой. Где-то неподалеку в клубе UFO "зажигают" Pink Floyd, собирают концертные залы The Moody Blues и Procol Harum, насмешливо взирают на свежую поросль отягощенные бременем славы The Beatles... Саунд-стилизация выполнена на высочайшем уровне, вплоть до легкой аналоговой шероховатости и гитарно-клавишного солирования по канонам старого доброго прото-прога. Но в том-то и фокус, что речь не идет о пустом подражательстве: участники Instant Flight действительно живут в этом, лучшем из времен. Сквозь цепкие мелодические петли пропущены тонкие психоделические нити, обрамленные первоклассными аранжировками в традиционном ключе: слайдовые переливы бережно обвивают вздымающиеся над землей меллотроновые шпили; бархатисто воркует из темного угла электроорганчик клавишницы Люси Рейхртовой; усердно дуют в тромбоны братья Джо и Том Хаммонды на типично битловском, приправленном восточными пряностями треке "Celebrate", а также в этюде "Universe in a Verse", навевающем сладостные воспоминания о творчестве американцев The Mamas and The Papas; дружно пышет молодецким задором ритм-секция в лице басиста Джона О'Салливана и драммера Джеймса Оуэнса. И ведь так оно и должно быть: искренне, органично, с абсолютным осознанием происходящего... Чувствуется, в поисках вдохновения маэстро Маньяни, единоличный автор всех двенадцати композиций, не раз прибегал к испытанному средству - заповедному винилу с "Сержантом Пеппером" и "California Dreamin'". Результат поистине шикарный: мотивность и светлая "сумасшедшинка" шестидесятых, ритм-н-блюзовый драйв и архаичные оркестровки соединились в прочнейшее, нерасторжимое целое, реанимировав разом гигантский пласт музыкальной рок-культуры, служащей своеобразной иконой для старшего поколения меломанов.
Так что слушайте и наслаждайтесь, господа гурманы. Альбом, безусловно, того достоин.

7 июн. 2009 г.

Various Artists - Colossus Projects "Tuonen Tytär II - A Tribute to Finnish Progressive Rock of the 70's" (2009; 3 CD)

В 2000 г. сотрудники финской прог-ассоциации Colossus, до поры славившейся лишь выпуском одноименного рок-журнала, выступили с инициативой подготовки музыкального трибьюта тамошним арт-мастодонтам 1970-х. Творческую и финансовую поддержку северным энтузиастам оказало руководство итальянского лейбла Mellow. Итогом такой совместной деятельности стал выход двойного бокс-сета "Tuonen Tytär". Опыт получился удачным, и дело поставили на поток. Горячие скандинавские парни при помощи артистов из разных стран повадились выпекать тематические релизы, как домашние пирожки. Однако при этом никогда не забывали, с чего все начиналось.
Спустя девять лет ребята из Colossus на базе французской компании Musea затеяли очередное посвящение финскому прогрессиву семидесятых. По-хорошему одержимый продюсер Марко Бернард выложил нужную сумму, и завертелось...
"Tuonen Tytär II" - плод труда тридцати коллективов из Финляндии, Швеции, Италии, США, Великобритании, Аргентины, Венесуэлы, Венгрии и Нидерландов. Многим из них не в первой светиться в подобных мероприятиях. В основном оно касается профессиональных исполнителей (финны Overhead, Kosmos, Viima и Scarlet Thread; шведы Simon Says; английский мультиинструменталист Эндрю Маршалл, выступающий под вывеской Willowglass; голландцы Trion). Любителям современного арт-рока данные имена по большому счету знакомы, посему рассматривать представленные ими треки в контексте нашего обзора я не буду. А вот сказать пару фраз о заявленных здесь "темных лошадках", вероятно, стоит.
Аргентинцы Jinetes Negros, взявшие за основу композицию Nova "Atlantis", поступили весьма оригинально, переведя текст первоисточника и спев его на испанском. Учитывая неплохую сыгранность ритм-секции, отличные клавишные оркестровки и деликатную манеру гитариста, получилось симпатично. Вышеупомянутый "денежный мешок" синьор Бернард, захватив бас-гитару, вместе со своей итальянской сборной The Samurai of Prog покусился на "кавер" знакового произведения группы Wigwam "Colossus". К инструментальной части никаких претензий нет, но вокалист не шибко впечатлил. Чуточку больше порадовали другие представители Апеннинского полуострова Pax Romana, на чьей совести мелодичная перепевка милой вещицы "Nobody Never Knows Nothing", когда-то озвученной ансамблем Rockressio. Едва ли не лучшим номером компиляции в целом выглядит замечательная "Last Quarters" легендарных Tasavallan Presidentti по версии финского дуэта Kate. Воистину шикарное прочтение классического опуса - в меру ретрообразное, с прекрасным многоголосием и фразировкой а ля Gentle Giant. Лиричные Genesisовские интонации улавливаются в песне Scarab "Praying Stone", записанной еще одними уроженцами Суоми - квартетом Ageness. Классно проявили себя и финны Jeavestone, одарившие нас заводным прог-фолковым опусом "Delightful", принадлежащим перу их предшественников Kaamos. Интересно и виртуозно воплощена в реальность драйвовая пьеса Finnforest "Paikalliset Tuulet" в варианте американского трио Pinnacle. Венгры Yesterdays, взявшись интерпретировать этюд Wigwam "Lost Without a Trace", сконцентрировались на романтике, за что большое им спасибо. Добрых слов заслуживает и вариация на тему Юкки Толонена "Impressions of India", содеянная венесуэльскими амигос из Equlibrio Vital: живой и теплый фьюжн с солирующей флейтой и экзотическим настроением. Однако же наиболее мудрым шагом со стороны организаторов мне видится включение в качестве бонуса-трека композиции "Yksi Maa-Yksi Kansa" c дебютной пластинки Haikara, самими же ветеранами и осовремененной. Подходящее завершение трехчасового банкета.
Итог: достаточно недурственный акт, выгодно отличающийся от ряда других серийных проектов Colossus. Есть, конечно, пара-тройка рядовых позиций, но в массе своей баланс соблюден грамотно. Рекомендую к ознакомлению.

6 июн. 2009 г.

Kaseke "Põletus-Sõnum" (2000)

Эстонская инструментальная команда Kaseke образовалась осенью 1980 года на осколках панк-ансамбля Propeller. На тот момент участниками ее являлись басист Прийт Куулберг, гитарист Айн Вартс, ударник Иво Вартс (все трое - выходцы из группы Ruja) и флейтист Пеэтер Малков. Однако в таком виде состав протянул недолго. Драммера Вартса рекрутировали в ряды доблестной Советской Армии, а ему на смену пришел не менее опытный Андрус Вахт (экс-Ruja, Mess). Лидером Kaseke стал виртуозный пианист Тыну Найсоо, начавший концертную деятельность в пятнадцатилетнем возрасте и успевший изрядно поколесить по Союзу со своим джазовым трио. Ну, а вторым гитаристом был принят достаточно известный музыкант Рихо Сибул, основатель вышеупомянутого Пропеллера, работавший также в культовой арт-формации In Spe. Вот эта мощная компания и записала в 1981 году дебютный EP "Sõnum". Четыре композиции, выдержанные в прогрессивном фьюжн-ключе, были с восторгом встречены искушенной слушательской аудиторией. Настроенческий спектр релиза, несмотря на малую продолжительность, оказался весьма широк. Двухминутная "Introduktsioon" - соло-этюд для электропиано, тонко иллюстрирующий видение морского побережья в мгновения штилевого покоя. Заглавный опус демонстрирует слаженность звучания и высочаший профессионализм ансамблистов. Сдвоенные гитары риффуют в унисон с флейтой, синтезаторная палитра дышит прозрачностью, изощренная ворожба ритм-секции полнится нюансами. Великолепный трек, продолженный не менее выразительным лирическим бенефисом Рихо Сибула "Kala Jälg Vees". Замыкающий "Laupäeval Koos Isaga" решен в игровых джаз-роковых тонах, явно воспринятых из славного прошлого кентерберийской сцены.
К концу 1981 г. структура Kaseke видоизменилась. Покинул коллег Тыну Найсоо, бразды синтезаторного правления принял на себя кудесник Март Метсала (In Spe). Под его чутким руководством и был сотворен полноценный лонгплей "Põletus" (1983), рассцвеченный гостевым участием еще четырех мастеров клавишных дел, внесших в творческую копилку по одной вещи собственного сочинения: в интродукции "Elevant" солирует Маргус Каппель (Ruja), "Elevantsi Hirmulaul" отдана на откуп Олаву Эхале (Ruja), вернувшийся на минуточку в студию маэстро Найсоо согласился озвучить пьесу "Pikk Päevatee", а финальная кода "Põlemud Maa" - результат сотрудничества с будущим классиком балтийского симфонического авангарда Эркки-Свеном Тюуром (In Spe). Стилистическая картина также претерпела существенные изменения: некогда четкие джазовые обертоны укутались атмосферной артовой пеленой, мелодический строй заблистал оригинальностью и непредсказуемостью. Вместе с тем прорезались и свойственные эпохе восьмидесятых нотки (в данном отношении показательна ритмичная зарисовка "Tantsija"). Короче говоря, яркая индивидуальность Kaseke здесь явлена во всей красе и силе.
Итог: могучий прогрессивный акт, рассчитанный на эстетствующих меломанов, тоскующих по старому доброму эстонскому року. Им-то и посвящается.

5 июн. 2009 г.

Björn J:son Lindh & Torbjörn Carlsson "Inner Beauty" (2001)

За тридцать с гаком лет своей музыкальной карьеры Бьорн Джейсон Линд варягом переиграл со многими знаменитостями – от Abba и Merit Hemmingson до Майка Олдфилда и Isildurs Bane, перепробовал массу стилей и жанров, в том числе и в контексте персонального творчества. Преодолев чересполосицу экспериментальных метаний 1970—80-х, маэстро наконец выбрал Путь, которым и следует вот уже без малого двадцать лет...
"Музыка для гитары и флейты с поэтическим настроением". Такой подзаголовок украшает лицевую сторону CD-буклета, и это абсолютная правда. Исполнительский тандем в составе Б.Дж. Линд (флейта, клавишные)—Торбьорн Карлссон (гитара) на протяжении 48 минут демонстрирует слушателю звуковые пейзажи, полные тихой, но вместе с тем пронзительной элегичности, редкого пасторального очарования. Одиннадцать воздушно-романтических инструментальных этюдов погружают нас в созерцание волшебной скандинавской природы, где среди живописных лугов и тенистых дубрав еще живут старинные предания о троллях и эльфах, волшебниках и героях. Ритм всех композиций неспешен, что так характерно для направления new age. Однако справедливости ради замечу: жанровые рамки альбома несколько шире нью-эйджевых стандартов, да и удельный вес обоих артистов не позволяет им выпускать фоновые пластинки. Умение точно расставить акценты, тонко подчеркнуть драматизм повествования, не отступая при этом от заданной линии постепенного раскрытия образа, - на такое способны лишь настоящие мастера. Авторство поделено примерно поровну (6 вещей Линда, 5 – Карлссона). В паре треков задействованы гобой и сдвоенный бас. Каждая из пьес со своим особым колоритом, но есть и подлинные жемчужины. Вступительная "Elk River Morning" при всей плавности гармоний несет в себе ощущение трагической хрупкости бытия. Карлссоновская "Колыбельная" хороша прежде всего необычным звучанием духовых, эффектными "всполохами" флейты (один из коронных приемов старины Бьорна). Мотивами классического арт-рока напоен псевдо-барочный этюд "Ophelia", близкий по духу Focusовскому номеру "Elspeth of Nottingham". Еще одна «изюминка» пластинки – тревожно-лирическая "Rue Couchy 22", где Линд в свойственной ему манере скрещивает выразительные фольклорные интонации с широкими симфоническими мазками. Удивительной атмосферой полнится красочная зарисовка "Autumn Tale", где в едва уловимых оттенках внутренней напряженности сквозит ожидание скорых сезонных дождей и тотального ненастья. Ее мелодический ряд подхватывается в последующей "Annie's Theme", выступающей своеобразным ремиксом по отношению к "Осенней истории".
Итог: прекрасный, сдержанно-уравновешенный релиз для людей, не утративших способности наслаждаться красотой, по-прежнему спасающей этот безумный-безумный мир.

4 июн. 2009 г.

Jukka Tolonen "A Passenger to Paramaribo" (1977)

Национальный герой Финляндии, один из лучших гитаристов мира Юкка Толонен заслужил признание в 16-летнем возрасте, став участником популярной фьюжн-банды Tasavallan Presidentti. Затем была гостевая деятельность в набирающем обороты арт-ансамбле Wigwam. А после - весьма удачная сольная карьера, позволившая амбициозному парню раскрыться в качестве многогранного композитора и исполнителя. Коллег по цеху Юкка подбирал крайне тщательно. Сперва попутчиками в его музыкальных странствиях являлись исключительно финские инструменталисты. Однако к марту 1977 года ситуация изменилась: бэнд маэстро Толонена приобрел интернациональный окрас. За ударной установкой воцарился темнокожий афроамериканец Билл Карсон, альт-, тенор- и сопрано-саксофонами завладел швед Кристер Эклунд. Шести- и двенадцатиструнные электроакустические агрегаты поделил на пару с мастермайндом румын Костэ Апетреа, уже успевший наделать шуму в составе культовых скандинавских прог-балагуров Samla Mammas Manna. И лишь клавишник Эса Котиляйнен да басист Илкка Хански, будучи одного роду-племени с командором, не позволили окончательно превратить их маленькое предприятие в нечто под соусом "multi-national". Но довольно пустопорожних фраз, поговорим непосредственно о пластинке.
1) Заглавный номер - натуральный образец коллективного творчества. Вещь, к сочинению которой приложили руку все члены группы, вышла полифонически-драйвовой, с цепкими грувами ритм-секции, разливистыми партиями органа и синтезатора Муга, бесподобными гитарными "хуками" и зигзагообразными соло, цементированными слоями духовых... В общем, чистый смак, да и только. 2) "Punks!", несмотря на название, представляет собой прекрасный образчик теплого озорного фанк-рока. Звуковое поле подвергается риффовым струнным наскокам и энергичной напористой атаке со стороны саксофона, бьющего точно в цель. 3) Лирическая пастораль "Tanja" соединяет в себе проклассическую и фольклорную линии, сходящиеся в ажурных акустических переборах. 4) "Phantastes" - прекрасный мелодический арт-фьюжн, своеобразный привет во времени для Дана Ар Браза, который придет к подобным мотивам через четверть века. 5) В "Air Rock" намешано всего понемногу, охарактеризовать коротко не получится. Целостность же соблюдается за счет элегического настроения, заложенного в фундаменте трека. 6) "Dimitri" - бенефис молчаливо-улыбчивого Костэ, плетущего замысловатые кружева в центральной части (естественно, при внушительной поддержке Юкки). 7) Замыкающая 8,5-минутная конструкция "What Went Wrong" - единственный вокалосодержащий опус на альбоме. Спокойно-рассудительные интонации голоса Билла Карсона, сопровождаемые прозрачным и вместе с тем насыщенным аккомпанементом реанимируют в памяти творения ранних Wigwam. Отличная кода поистине замечательного релиза, неустаревшего по сию пору. Советую приобщиться.

1 июн. 2009 г.

Urban Turban "Overtime" (1996)

Состояние эксперимента для Петера Брюнгельссона - дело привычное. Этим он успешно занимался в рядах Ragnarök, параллельно чудачил в банде Kung Tung, а позднее создал проект Triangulus, в котором продолжил творческие опыты с музыкальной формой. Urban Turban - новая веха в карьере Петера, не имеющая практически ничего общего с канонами классического арт-рока. Своеобразный культурный срез на стыке жанров: этнического мелоса Малой Азии, ортодоксального блюза и прогрессива. Об этнике Брюнгельссон всерьез задумался после встречи с турецким исполнителем на зурне по имени Зия Айтекин. Жаркие ближневосточные мотивы покорили сердце сурового шведского дядьки. Что касается блюзов, то ими маэстро увлекался с детства, ну, а прог-рок - его любимая среда обитания. Заручившись согласием Айтекина, Петер озадачился поиском соратников, и довольно скоро сводный мини-оркестр Urban Turban, включающий арфиста, перкуссионистов, кларнетиста, скрипачку, аккордеониста, стикиста и вокалиста, приступил к действию. Затейнику мероприятия, помимо обычных гитары, клавишных и мандолины, пришлось освоить столь необычные для северян инструменты, как кумбуз и бузуки. И, судя по записи, с этим он вполне справился.
Идейное сочетание разнополярных элементов породило в итоге уникальный и гармоничный сплав. Конечно, многое тут зависело от индивидуальных талантов собравшихся; каждый из музыкантов привнес в общую саунд-копилку что-то свое. Но главный козырь "Overtime" - композиторский дар Петера Брюнгельссона. Архаичные микрохроматические интервалы и лады, берущие начало в знойных песчаных пустынях, естественным манером состыковались с пентатоникой, попутно принарядившись в проговые кружевные аранжировки. Помимо свежеиспеченных авторских вещей мастермайнд ансамбля решил использовать несколько песен почтенного патриарха британского блюза Джона Мейолла. Однако после произведенной над ними по-мичурински изощренной селекции сочинения эти обрели совершенно особенный вид, свойственный лишь диковинным сортам, идущим с наклейкой Urban Turban.
Выход диска сопровождался шумихой в скандинавской прессе. Обозреватели шведских таблоидов типа "Göteborg Tidningen" и "Arbeterblader" не скупились на похвалы, называя "Overtime" одним из лучших альбомов года, "гигантским культурным взрывом" да и "просто отличной штуковиной". Что ж, каждый из них по-своему прав. Не верите? Тогда послушайте и убедитесь сами.