30 апр. 2009 г.

Sinkadus "Aurum Nostrum" (1997)

Полноправные представители "могучей кучки" скандинавского арта 1990-х. Сегодня они - классики, культовое имя в среде почитателей интеллектуальной рок-музыки. А тогда, в период позднего прог-ренессанса о них мало кто слышал даже на родине. Полупрофессиональный шведский ансамбль, чья история началась в 1991 г., несколько лет кряду силился занять свое место под солнцем. Но препятствий на этом пути оказалось гораздо больше, нежели сопутствующих условий. К концу 1996 года удача наконец-то улыбнулась потомкам викингов: утряслись передряги с составом, окончательно оформился материал для записи, с которым Sinkadus прохладным сентябрьским днем и пожаловали в гётеборгскую Maestro Music Studio...
Первые такты открывающей пластинку композиции "Snålblåst" наводят на мысль о продолжении дела великих Änglagård: типичное для последних пасторальное флейтовое интро с последующей головокружительной ритмической сбивкой, где все инструменты ворожат в унисон. Однако уже на третьей минуте звучания трека становится ясно: перед нами совершенно самобытная команда с собственным мелодическим видением, в равной степени вдохновляемая как творческими экспериментами арт-грандов 1970-х (King Crimson, Genesis), так и обширным фольклорным наследием предков. Теплый электрический аналоговый саунд подпитывается элементами камерной музыки (за это несут ответственность виолончелистка Лина Петтерссон и флейтистка/вокалистка Линда Юханссон). Масштабные (от 11 до 18 минут длиной) рок-полотна Sinkadus разворачиваются по законам драматургии - не спеша, обрастая нюансами, давая возможность слушателю как следует насладиться демонстрируемыми картинами сурово-живописной природы северного края. Голос поющего исключительно на шведском басиста Рикарда Бьострома лишь подчеркивает своеобразный нордический колорит. В отличие от уже упомянутых Änglagård эти ребята не торопятся, очертя голову, нырять в водоворот лихо закрученных партий. Определяющим свойством исполнительской манеры Sinkadus выступает размеренность, умудренная "взрослость", если угодно. На солидные меллотроновые пласты органично ложатся тембры духовых; гитарные обертоны ведущего композитора группы Роберта Шёбака редкостно деликатны и не грешат самодовольным выпячиванием. Палитра богата красками, движения художников уверенны и легки, а общая панорама завораживает пронзительно-меланхоличной, ускользающей во мраке красотой.
Итог: весьма зрелый и сильный (особенно для дебюта) релиз, воплощенный искусными мастерами. Рекомендуется поклонникам симфонического арт-рока, любителям скандинавского фолка и лицам, не лишенным художественного вкуса.

26 апр. 2009 г.

T-BO "We Stay Together" (2007)

T-BO - разовый проект французского ударника/гитариста Филиппа Лалу, созданный с одной целью: почтить память сына, Тибо Лалу, погибшего в возрасте 19 лет по вине нетрезвого водителя. Музыка, творимая под девизом "любовь сильнее смерти", как нельзя лучше иллюстрирует эту прописную истину. Четырнадцать инструментальных пьес подчинены общей концепции, в основе которой размышления о хрупкости жизни. Аккомпанируют Филиппу многочисленные друзья-музыканты, отвечающие не только за стандартные для арт-рока гитары-клавиши-бас, но и активно вводящие в палитру экзотический инструментарий (диджериду, дарбука, бамбуковая флейта, еврейская арфа, конги, бонги и др.). Что касается непосредственно сочинений мсье Лалу, то все они пронизаны ностальгическим светом прошлого. Отсюда щемящие меланхолические нотки, изысканная деликатность и невыразимая словами красота умозрительных образов. Очевидно, мелодические корни "We Stay Together" лежат в наиболее лиричных композициях англичан Camel и атмосферно-печальных вещах соотечественников Филиппа - команды Pulsar. Камерные чистота и прозрачность, идущие от переклички флейты с акустической гитарой ("Play It"), сменяются ажурной электрической штриховкой ("Take Time"), затем погружаются в умиротворенно-флойдообразную среду ("Different Kinds Of Life"), где ведущими поочередно выступают сакс, флейта и электрогитара. При этом ритмические линии развиваются без особых рывков и сбивок, подчеркивая размеренность повествования. Ненавязчивая природа творений мастермайнда T-BO во многом созвучна мотивационным настроениям Лорана Симоннэ (проект Chance), однако арсенал выразительных средств соратников Лалу-старшего заведомо более впечатляющий. Исключительно приятные клавишные текстуры призваны оттенять солирующие партии духовых и струнных. Умелая работа со звуком придает кинематографическую выпуклость отдельным трекам. Царящим вокруг хаосу, неврастении и боли Филипп с коллегами противопоставляют иные эмоциональные планы: лиризм, драматизм, романтизм, нежность. Ведь "We Stay Together" - это прежде всего ода столь необходимым всем нам миру, гармонии и покою. И потому в релаксирующем саунд-пространстве, мастерски сотканном ребятами из T-BO, столь удобно предаваться мечтам и воспоминаниям.
Что сказать в заключение? Прекрасный альбом, душевный и по-настоящему очаровательный. С точки зрения упертого прогрессора, обожающего логарифмически-сложные конструкции, поживиться тут особо нечем. Зато тем, кто жаждет найти для себя капельку отдохновения и частичку тепла, я искренне рекомендую данный релиз: слушайте и наслаждайтесь.

25 апр. 2009 г.

Mastermind "Excelsior!" (1999)

Все, что они вытворяли до этого, в целом подходило под определение "симфонический прог-пауэр". Критики то и дело проводили аналогии с ELP (с поправкой на металлическое звучание), а слушатели просто ловили кайф от виртуозного мастерства музыкантов. Со временем участникам американского ансамбля Mastermind опостылело фланировать по знакомому маршруту, захотелось кардинальной смены планов, намека на развитие. И тогда глава предприятия, гитарист Билл Берендс решился. К черту симфо, заявил он брату Ричу (ударные, перкуссия), отставить надоевшие вокальные партии; давай-ка копнем с другой стороны. Ведь мы с тобою первоклассные инструменталисты, так? Вот и поиграем для души. Фьюжн, например. А что, чем не тема?
В компаньоны рекрутировали знатного клавишного варяга Йенса Юханссона (ex-Yngwie Malmsteen, Stratovarius), подключили к действию бас-гитариста Боба Экмана и перкуссиониста Майка Миронова. И началось то самое таинство, ради которого люди объединяются в группы. "Excelsior!" - мощный быстроходный прог-рок с довольно обособленным саундом, ведь помимо стандартного шестиструнного агрегата Билл Берендс вовсю использует возможности MIDI технологий. Его резвые соло кажутся лишенными острых углов, они струятся легко и естественно, не раздражая слух излишней нервозностью. Известный своими скорострельными пассажами Юханссон не отстает от заокеанских коллег. Синтезаторы Йенса умело разыгрывают напыщенные дуэли с гитарой Билла. Собственно, весь альбом и строится на таких бессловесных диалогах. Однако в каждой из сцен инструментальные баталии воплощаются по-разному. Коллективное композиторское мышление позволяет своевременно отыскивать в имеющемся творческом багаже свежие краски. И картина на поверку выходит достаточно привлекательной. От показушно-самозабвенного драйва в открывающем "On the Road By Noon" мастермайнды переходят к драматически-многослойному этюду "The Approaching Storm", затем и вовсе погружаются в полночное созерцание омываемых дождем улиц далекого Токио ("Tokyo Rain"), после чего наступает пора демонстрации индустриального коллапса ("The Red Hour"). Мелодическая канва номера "Decide for Yourself" основана на размеренных "мотивных" гармониях, а в самой структуре ощущается почти что оркестровая монументальность. "Sudden Impulse" - образец замысловатого хард-фьюжн-рока с многоступенчатыми размерами, где от нагромождения риффов и соло становится душно. "Sky Dancer" выделяется упором на гипнотический ритм ударных Рича Берендса, а замыкающая "When the Walls Fell" с ее любопытными прогрессиями неуловимо напоминает своеобразные инструменталы трио Kopecky.
Резюмирую: во многих отношениях интересная работа, отличная от прочей продукции Mastermind. Советую приобщиться.

19 апр. 2009 г.

Chris Evans & David Hanselmann "Stonehenge" (1980)

Мифологические концепции в арт-роке не редкость: множество артистов - от Рика Уэйкмана до Kayak - с различной степенью успеха претворяли в жизнь музыкально-культурологические схемы. Другое дело, что в период умирания жанра проделывать такие штуки - себе дороже. Однако история истории рознь. И если постараться, можно ясным и доходчивым языком поведать слушателю о делах давно минувших дней, когда магическое тесно соприкасалось с обыденным, чудеса естественным манером вплетались в канву реальности, а пространство над холмом Солсбери наполнялось голосами, средь которых явственно выделялась размеренная речь чародея Мерлина...
Об этих былинных временах и повествует совместное творение Криса Эванса (клавишные, вокал) и Дэвида Хансельманна (акустическая и электрическая гитары, вокал). Несмотря на монументальность темы, эпическое сочинение с прологом и эпилогом буквально пронизано духом эстрадной легкости. Сочетание оркестрового пафоса с мелодической увлекательностью, характерное для ансамблей калибра The Alan Parsons Project, здесь также имеет место. Очевидно, оба композитора-исполнителя не задавались целью казаться серьезнее, чем они есть. Да и грядущему десятилетию излишнее глубокомыслие начинало постепенно мешать. Крис и Дэвид вполне ощущали веяния эпохи, посему их магнум-опус подается в достаточно яркой упаковке. Мистическая география Стоунхенджа - это само по себе интересно и в целом нестандартно. Светлая прозрачность саунда, основу которого составляют новомодные на тот момент синтезаторы, модуляторы и секвенсоры в сочетании с акустикой. Плюс приятная "мотивность", питающая практически каждую из песен альбома. Элемент солидности вносят драматические речитативы (композиция "Genesis"), по подаче напоминающие рефлексивные монологи Пинка из флойдовского шедевра "The Wall", и нарративные вставки на древнеарамейском наречии. Что касается текстовой части, добрая ее треть принадлежит перу Криса Эванса, остальное почерпнуто у духовидца Уильяма Блейка, д-ра Томаса Уортона, кельтского жреца и поэта Лаямона, и даже заимствовано из Торы. Легенды о чаше Грааля, таинственным образом связывающей Святую Землю с английской местностью Гластонбери, короле Артуре и доблестных рыцарях Круглого стола обрастают новыми подробностями благодаря вдохновенной работе немецких концептуалистов. Внушительную поддержку обоим соавторам оказывают специально приглашенные гитаристы Рой Луис и Рейнард Бессер, басист Тисси Тирс, ударники Дикки Таррач и Гюнтер Менде, а также арфист Людвиг Реберг. И результат такого сотрудничества на удивление недурен.
Итог: хорошая пластинка. Без особых наворотов, но с душой и вкусом. Советую ознакомиться.

14 апр. 2009 г.

Kerrs Pink "Kerrs Pink" (1980)

"Побеждает тот, кто умеет терпеть" - гласит японская поговорка. Для участников норвежского ансамбля Kerrs Pink это высказывание давно является аксиомой. К записи своей первой программы они шли долгих восемь лет. Такой вот суровый скандинавский путь к успеху. Однако северяне сумели преодолеть все невзгоды, и начало восьмого десятилетия двадцатого века встретили с высоко поднятой головой. Что ж, им было, чем гордиться.
На момент издания дебютная пластинка Kerrs Pink за границы Норвегии не распространялась. С точки зрения руководства выпускающего лейбла Polygram объяснялось оно довольно просто: команда молодая, умеренной известности (в локальном масштабе), поют на родном языке. Да и музыка у них немодная. Последнее замечание было аккурат в яблочко. Инструментальная часть альбома и впрямь отдавала консервативными тенденциями. Так что тираж в 1000 копий шефы Polygram сочли вполне достаточным. Как ни странно, но этот "архаичный" материал, базирующийся на смешении легких фольклорных мотивов с изысканной арт-роковой мелодикой пришелся по вкусу многим. И уж совсем загадочным выглядел факт попадания бессловесного этюда "Velkomst", сочиненного гитаристом Торе Юхансеном, в национальный Top-10. Да, тамошним продюсерам было над чем поломать голову...
Немного по содержанию. Рассуждая о характере собственных произведений, члены группы без обиняков заявляли, что все их вещи имеют строго очерченный традиционный колорит, указывая на уместные аналогии с шведами Kebnekaise и подобными им фолк-рокерами. Однако здесь ребята лукавили. Музыкальные корни Kerrs Pink лежат далеко за пределами их родного края, в лесах и озерах североанглийских графств. Слушая красивые и грустные переливы флейты вкупе с аккуратными гитарными переборами, деликатные и такие знакомые электрические тембры, шустрые органные стаккато и тонкие россыпи перкуссии, явственно вспоминаешь великих британцев Camel. И пронзительные ажурные интерлюдии с налетом пасторальности, и сугубо игровые пьесы с быстрыми соло-проходами каждого инструмента по большому счету исходят оттуда. Но порицать норвегов за похожесть рука не поднимается. Слияние тенденций, подсмотренных у грандов мирвого прог-движения, с оригинальными наработками в итоге дало очень интересный результат, надежную основу для строительства звукового мостика в будущее. Нордическая предрасположенность к созерцательности + удачно найденные композиционно-исполнительские решения с симфоническим подтекстом - разве этого мало?
Итог: отличный релиз, без особого глубокомыслия, но довольно привлекательный в гармоническом отношении. Рекомендую.

9 апр. 2009 г.

Ketil Bjørnstad "Water Stories" (1993)

"Водные истории" - дебют норвежского композитора и пианиста Кетиля Бьорнстада (р. 1952) на известном лейбле ECM. К тому моменту в активе музыканта уже числились серии сольных выступлений и концерты с национальными оркестрами, эксперименты со свободной джазовой формой, концептуальные программы, отработанные в содружестве с рок-исполнителями и масса иных любопытных свершений. По признанию самого маэстро, он довольно рано почувствовал стремление быть в первую голову сочинителем, творцом, а уж затем - артистом.
12-частная звуковая поэма "Water Stories" изначально была представлена на музыкальном фестивале в Розендале, как бенефис культового гитарреро Терье Рюпдаля. Возвышенная природная мощь тамошних пейзажей не могла не повлиять на характер сценической транскрипции произведения. "Многогранность здешних ландшафтов, богатейший мир звуков и тембров гитары Терье явились отправной точкой при воплощении музыки", комментирует Бьорнстад. К студийной записи "Историй" Кетиль подключил старого друга Рюпдаля, а также басиста Бьорна Хьеллемюра, ударников Йона Кристенсена и Пера Хиллестада. Средства выражения на первый взгляд кажутся нарочито аскетичными: фортепиано, электрогитара + шелестящая перкуссией и гукающая басами ритм-секция. Однако для детального воспроизведения переменчивой морской панорамы собравшимся здесь зрелым мастерам достаточно и этого. Объемное полотно по сути является диптихом. Первая его половина - монументальное изображение могучего ледника, свидетеля первозданной стихии еще не заселенного людьми Севера. Мрачновато-глубокие отрывистые аккорды, будто бы исторгаемые тьмой времен, сменяются светлейшей небесной лазурью классических арпеджио. Импрессионистская в основе, созерцательная игровая манера Бьорнстада на почти что метафизическом уровне взаимодействует с заряженным энергией космосом Кристенсена, эмоциональными острыми выпадами гитарного гроссмейстера Терье и сочными басовыми нотами Бьорна. Тончайший срез меж просчитанной филармонической деликатностью и спонтанно сгенерированной пульсацией джаза обозначается до предела виртуозно.
Во второй половине, озаглавленной "Наступление моря", слушателю рисуют те же северные земли десять тысячелетий спустя. Голос электрических струн начинает захлебываться приблюзованными интонациями, холодная глыба разума потихоньку оттаивает, передавая эстафету нестареющим, вечно актуальным чувствам. Не в силах противиться ошеломительной бездне памяти, обнаруживают слабину и академически ориентированные клавиши. В них просыпаются страсть и трагизм, исповедальность и тяга к мечтательной лирике. Но вот утихают невероятнейшей мощи крещендо, и над миром вновь воцаряется долгожданный, напоенный солнцем штиль...
Резюмирую: абсолютно роскошная живописная фреска, открывшая путь целой серии, продолженной альбомами "The Sea" (I, II) и "The River".

3 апр. 2009 г.

The Divine Baze Orchestra "Once We Were Born..." (2007)

Количество хороших групп в Скандинавии вскоре превысит все мыслимые пределы. Похоже, потомки викингов взяли за правило ежегодно атаковать старушку-Европу новыми талантами. Особенно усердствуют в заданном направлении товарищи шведы. Ретрообразные тенденции в этом регионе традиционно сильны: достаточно вспомнить героев прога первой половины 1990-х - Änglagård и Anekdoten. В веке ХХI эпоха великих музыкальных открытий 1970-х по-прежнему не дает покоя многим молодым рокерам. Благодатную ниву продолжают возделывать самородки типа Beardfish, черпающие вдохновение в наследии Gentle Giant, Genesis и иже с ними. Однако помимо прогрессива в чистом виде существует и такой любопытный гибрид как хард-н-арт. Из свежих симпатичных лиц в означенной категории успели неплохо зарекомендовать себя ребята из Black Bonzo, уже обретшие славу "северных Uriah Heep". В 2007 году полку "ретронавтов" прибыло. В славную когорту консервативно настроенных интеллектуалов влилась команда из шведского города Скара, что в Вастерготланде. Квинтет, состоящий из студенческого вида молодцов, подошел к творчеству с иного бока. Как объяснил заинтересованной общественности гитарист/вокалист Оливер Эек, "мы пытаемся играть тяжелый, фуззовый рок, корни которого лежат в блюзе старой школы, хард- и прог-жанрах, но при том у нас множество самых разных способов для достижения конечной цели". Так и есть. "Once We Were Born..." - это своего рода звуковая поваренная книга, сплошь и рядом усеянная проверенными классическими рецептами. Изысканно-тончайшую эмуляцию саунда семидесятых от The Divine Baze Orchestra можно смело заносить в специализированные учебные пособия. Баритонально-басовые раскаты "Хаммонда" Даниэля Карлссона в открывающей "Dance" наверняка порадуют поклонников Deep Purple: органное интро вызывает вполне определенные ассоциации со знаменитой "Perfect Strangers". Да и вокальная фразировка Александра Фрисбёрга сродни гиллановской, вот только голосовые тембры совсем другого плана. Грозные гитарные риффы Оливера Эека на монументальном меллотроновом фоне отсылают нас в седое прошлое, к лучшим денькам легендарных Black Sabbath. В "Troda di Mare" к жизни пробуждается цеппелиноподобный нестареющий хэви-блюз: ощущение плотно сжимаемого ритмического кольца усугубляется хитрыми финтами шестиструнного массивного кулака. Вязкой прото-металлической атмосферой пропитана пьеса "Little Man". Петляющая мелодика "The Person" - своеобразный привет Киму Симмондсу и Savoy Brown. Архаика пред-артового периода представлена этюдом "The Man from my Mother's Brother" (восхищает доскональная реставрация звучания аналоговой эры). В "Crossing the circle" внезапно прорисовываются фьюжн-интонации с гуттаперчевыми размерами. Финальная "Burned by the sun" - полный апофеоз old school рока: динамика, драйв + сносящие крышу партии клавишных...
Итог: роскошный релиз, несомненно достойный Вашего внимания.