20 дек. 2009 г.

Pat Metheny "A Map of the World" (1999)

"Талант - единственная новость, которая всегда нова". Немеркнущие строки Бориса Пастернака как нельзя лучше характеризуют объем дарования Пэта Мэтини. Вот уже несколько десятилетий Артист (с большой буквы) не перестает удивлять и радовать публику. Каждая встреча с его творчеством - сюрприз. И "A Map of the World" не исключение.
"Карта мира" - это прежде всего саундтрек к одноименному фильму. Разбитое на множество глав инструментальное концептуальное полотно. Джаз-роковой аудитории, знакомой в первую очередь с замечательными фьюжн-релизами Пэта, вероятно, непросто представить маэстро в статусе кинокомпозитора (хотя подобный опыт он приобрел еще в 1985 г., сочинив музыку к ленте "The Falcon and the Snowman"). Мэтини блестяще справился с нестандартной для себя ролью, в очередной раз подтвердив расхожую истину о многомерности как непременном свойстве по-настоящему талантливых людей.
Глубоко эмоциональная история, легшая в основу сценария, требовала совершенно определенного подхода к аудиоряду. Экранная демонстрация человеческих переживаний нуждалась в соответствующем звуковом оформлении, способном укрупнить и детализировать палитру явленных чувств. А это, в свою очередь, напрямую зависело от средств выражения. В их выборе Пэт не ошибся: акустическая гитара, фортепиано, клавишные. Плюс полноразмерный кинематографический оркестр под управлением Гила Голдштейна. Плюс верный компаньон Стив Родби, не только исполнивший басовые партии, но и выступивший сопродюсером альбома. По признанию Мэтини, на диск он включил "дополнительные двадцать пять минут или около того всевозможных отступлений, импровизационных фрагментов, базирующихся на сочиненном ранее тематическом материале, схожих по соническим принципам и гармоническому языку с тем, что звучит в картине".
Говоря о "A Map of the World", хочется отметить особый настрой, которым пронизана структура произведения. Лирическая теплота, исходящая от сочных и емких гитарных аккордов, буквально окружает слушателя с интроспективных тактов. Пэт изначально осознал главное: его привычная виртуозность, запредельное техническое мастерство тут решительно не годятся. В итоге акцент был сделан на элегическую искренность, стройность и привлекательность образов. Ярчайшая мелодическая подача, воздушные романтические пассажи, поразительная душевность - вот далеко не полный перечень характеристик программы. Чистейшие акустические пасторали заставляют вспомнить другого американского саунд-художника - Уильяма Аккермана, всю жизнь работающего в схожей манере, ни никогда не отступавшего от камерного формата. Здесь же, помимо прочего, подразумевается монументальный симфонический аспект, воплощаемый на оркестровом уровне. Результат такого взаимодействия по-настоящему прекрасен. Тонкая меланхолия, безудержная нежность и подлинная сердечность соединяются в трогательную гамму, пленяющую своей предзакатной красотой.
Резюмирую: исключительно очаровательный акт, способный понравиться широкому кругу слушателей. Советую ознакомиться.

1 комментарий:

вадим комментирует...

Спасибо большое за шикарные комментарии! Конечно забираем в коллекцию!!!