30 дек. 2008 г.

Black Bonzo "Sound of the Apocalypse" (2007)

О вечных арт-роковых ценностях, шведы, похоже, осведомлены более прочих. Не случайно подавляющее большинство команд этого скандинавского региона используют в своем инструментальном арсенале аналоговые агрегаты, изобретенные сорок лет тому назад. Black Bonzo как раз из когорты таких вот убежденных ретроградов. Несмотря на сравнительно молодой возраст, в собственном творчестве пятерка музыкантов старается следовать традициям английских ансамблей ранних семидесятых. Чашечки звуковых весов Черного Бонзо сохраняют баланс меж напористым, но в то же время достаточно лиричным хард-роком, характерным для легендарных Uriah Heep, и лихой прогрессивной ритмикой. При этом композиционно-исполнительская подача у ребят отличается предельной самостоятельностью и идейной свежестью, невзирая на внешнюю консервативность саунда. Отрадно, что источниками вдохновения, помимо упомянутых Хипов, здесь выступают не монстры типа YES и Genesis, коим сейчас и так подражают многие, а, скорее, группы прото-артового эшелона (Czar, Cressida, Gracious etc.). Без ненужного выпендрежа шведский квинтет погружает нас в мир, полный теплых тембров и распевного многоголосия (вокалист Магнус Линдгрен - достойный продолжатель дела великого Дэвида Байрона, одни лишь изумительные хоралы в "The Well" чего стоят!). В гармонических гитарных ходах Йоакима Карлссона сквозит увлечение Миком Боксом вперемежку с Брайаном Мэем (Queen). И хотя моментами его шестиструнный друг начинает отчаянно "блюзовать", эти финты воспринимаются очень даже в тему. Никакого самолюбования нет и в помине. Эффектное солирование с целью произвести впечатление на слушателя тут почти сведено к нулю. Все участники коллектива работают практически в унисон, создавая плотный полифонический швал. Окруженный массивными корпусами "Хаммондов", "Роландов", Меллотронов и Мугов, органист Никлас Олунд великолепно справляется с задачей реализации стены звука, отменно расставляя акценты и задавая необходимый тон всей программе в целом. Отрывистые аккорды его гранд-пиано в интроспективной стадии заглавного 13-минутного эпика удивительно-гипнотическим образом воздействуют на подсознание меломана, подстегивая воображение последнего. Мрачная торжественность красок велеречиво свидетельствует: апокалипсис не за горами. Но мы сами тому виной. И покуда еще не поздно исправить ситуацию. Ведь шанс на спасение есть всегда...
Итог: превосходный альбом, по силе и яркости не уступающий соплеменникам BB - ретро-прогерам Beardfish. Советую приобщиться.

27 дек. 2008 г.

Solaris "1990" (1990; 2 CD)

На своем втором полнометражном релизе венгерские летописцы "Марсианских хроник" решили вспомнить о грешной Земле-матушке. "1990", применительно к содержимому пластинки, - весьма условная хронологическая отметка. Точка записи, не более. Ведь тематический охват альбома куда как шире - от видений Эдемского сада и завоевательных набегов викингов до лицезрения футуристической тьмы Лос-Анджелеса-2026. Такое повествовательное разнообразие позволило великолепному мадьярскому септету существенно расширить стилевой инструментальный калейдоскоп: тут вам и грозный маршевый арт-рок "A Viking Visszatér", и проговый этюд в классических тонах "Ellenpont", и проникновенная "Óz" - удивительное сочетание прозрачной элегичности с электрическим драйвом. Полнейшей несерьезностью (в такт названию) отличается "Mickey Mouse" - эдакий электронный рок-н-ролл, незаметно переходящий в залихватское прогрессивное буйство. Рефлексивная "Eden" впечатляет красотой мелодических решений и общей атмосферой духовной зрелости. Настоящее раздолье для изысканных пассажей флейтиста Аттилы Коллара, благодаря которому каждый трек диска, помимо собственной композиционной ценности, наследует флюиды корневых глубин восточно-европейского фольклора. Весьма к месту пришлись и бонусы - яркая образная зарисовка "Hullámok" и чумовая плясовая "Egeszséges optimizmus" с вокальными приколами в духе Samla Mammas Manna. Но главная изюмина первой части бокс-сета - монструозный эпик "Los Angeles 2026" в 23 с половиной минуты длиной. Вот где раскрываются истинные масштабы Solaris! Основная нагрузка здесь ложится на плечи органиста Роберта Эрдеша, чьи синтезаторы и клавишные буквально узурпируют звуковое поле величественной конструкции, одаривая слушателя широким спектром настроений: филармонические пианиссимо - бодренький рэгтайм - агрессивные техноидные поливы - призрачно-легкие "буравчики" электрооргана и много чего еще. Нельзя не отметить и дуэт гитаристов Чабы Богдана с Иштваном Цигланом, нашедших единственно возможные координаты для пересечения рафинированной деликатности с атакующим дисторшированным напором. Прекрасный подарок поклонникам умной инструментальной музыки.
На CD # 2 представлены пьесы разных лет и форматов: ударные радио-"боевики" и условно-философские симфоньетты перемежаются фрагментами довольно своеобразной сюиты, простирающейся от "кибернетических" мотивов до акустических пасторалей. Несмотря на столь пестрый характер этой части программы, воспринимается она с безусловным интересом.
Итог: крайне любопытный прогрессив-акт, в котором любой желающий при случае может обнаружить что-то свое.

25 дек. 2008 г.

Mike Batt "The Winds Of Change - Greatest Hits" (1992)

Если бы существовал британский аналог "великой американской мечты", Майк Бэтт вполне сошел бы за олицетворение оной. Человек, начинавший когда-то органистом в стрип-клубе, выросший со временем в маститого композитора - исполнителя - дирижера - продюсера, безусловно, достоен всяческого уважения. Данная компиляция прекрасно иллюстрирует многогранность таланта мистера Бэтта. Семнадцать звуковых дорожек призваны отразить важнейшие вехи пути маэстро. Большую часть диска составляют композиции периода семидесятых годов, и это понятно, ведь своего творческого пика Майк достиг именно во второй половине "золотого десятилетия". Посему наиболее яркие песни и инструментальные вещи в оркестровых тонах с альбомов "Schizophonia" (1977) и "Tarot Suite" (1979) при создании подборки учитывались в первую очередь. Особый интерес представляют комментарии в буклете от самого автора, из которых, в частности, можно узнать об автобиографичности "Railway Hotel", выяснить, что "The Ride to Agadir", оказывается, посвящена Марокканскому восстанию и повествует о воображаемой битве солдат Иностранного легиона с представителями местных племен. Другие плоскости сочинительского гения Бэтта освещены в темах 1980-1990-х годов. Это и блюзовая баллада английского розлива "Mona" (с концептуальной пластинки "Waves", 1980), и футуристический электронный диско-опус "Love Makes You Crazy" ("Zero Zero", 1982), и утонченно-романтическая элегия "Theme from Caravans", взятая из оригинального, коммерчески успешного саундтрека "Caravans" (1979), ставшего одной из несомненных удач Майка. Еще одна любопытная глава его артистической биографии - этюд "Children of the Sky", открывающий поп-роковую сюиту "The Hunting of the Snark" (1986), навеянную одноименной абсурдистской "агонией в восьми приступах" безудержного фантазера Льюиса Кэролла. Стилистически она наследует "Шизофонии" и "Сюите Таро", но с поправкой на восьмидесятые. Творения эпохи девяностых воплощены на релизе в виде двух экстрактов из 26-серийного телевизионного мультсериала "The Dreamstone", музыку для которого, как несложно догадаться, написал все тот же Майк Бэтт: это красивый умеренно оркестровый номер "Better Than a Dream" с партией фоно и вокалом вездесущего автора, и, конечно же, выразительный дуэт с великолепной Бонни Тайлер "Into the Sunset", до предела напичканный лирическими мотивами в лучших "хэппиэндовых" традициях диснеевских лент.
В общем, достаточно занимательная экскурсия в радужный мир одного из ярчайших представителей арт-роковой сцены Туманного Альбиона.

24 дек. 2008 г.

Galie "Galie 2" (1986)

Вторая по счету пластинка замечательной мексиканской команды - пример верности музыкальным идеалам. Со времен дебюта минуло пять лет. Мир вокруг окончательно сошел с ума. Но участников Galie, по видимости, это нисколечко не смутило. Повинуясь интуиции и внутренним философским установкам, они попросту решили продолжать делать то, что нравится. Таким образом, "Galie 2" явился логическим развитием генеральной линии, заложенной первым диском. По-хорошему старомодные полуакустические пасторали обрели еще большую выразительность и красоту. Сближение местных фольклорных мотивов с элементами европейского классицизма, кажется, достигло здесь своего апогея. Своеобразным "центром притяжения" в палитре выступает флейта Луиса Диаза Торре, чьи одухотворенные пассажи красной нитью пронизывают все треки релиза, получая максимальное воплощение в заключительной элегии "Lupulò y Malta". Клавишник Габриэль Теллечиа Сантамария на сей раз отважился на полный отказ от использования синтезаторов, оставив в рабочем арсенале лишь пиано в двух его ипостасях - обычной и электрической. Однако, не сказать, что звуковые структуры от этого обеднели. Исполнительское мастерство и композиционная продуманность искупают мнимую аскетичность инструментального набора. Бессловесные пьесы играют бликами настроений: от тонкого щемящего лиризма до бесшабашной легкокрылой радости. Парни из Galie являют себя не только талантливыми мелодистами, но и демонстрируют незаурядное полистилистическое мышление, искусно фланируя меж границами жанров. Желаете что-нибудь оригинальное? Пожалуйста. И пространство наполняется ритмичными аккордами "Capitulos", поразительным манером сочетающей заводной драйв с затаенной светлой грустинкой. Чуть больше джаза? И вот уже резвые пальцы гитариста Хосе Игнасио Портиллы рисуют виртуозные кружевные вензеля в композиции "Perfiles". Размеренная "Fronton" дышит предрассветной свежестью и покоем, заряжая слушателя позитивом и настраивая на последующий сеанс саунд-терапии в виде задорного монотематического этюда "Luego te Digo"...
Удивительно, но невзирая на солидный возраст работы, она по-прежнему сохраняет свежесть и колорит. Пленяет многое: сочность красок, выпуклость образов, латиноамериканский кураж, артистизм, наконец. Единственный упрек ансамблистам - малая продолжительность альбома: всего лишь полчаса. Хотя... "даже в эти пять минут можно сделать очень много". Galie сделали. За что гигантское им спасибо.
N.B. Запись произведена с LP.

20 дек. 2008 г.

Atlantis Philharmonic "Atlantis Philharmonic" (1974)

Несмотря на громкое название, в штате Филармонии "Атлантис" числятся лишь двое: Джо ди Фацио (клавишные, гитара, бас, вокал) и Ройс Гибсон (ударные, перкуссия, вокал). Однако производимого дуэтом шума и впрямь хватило бы на целый оркестр. Американское происхождение этих обитателей города Кливленд, штат Огайо, угадывается слабо. Ведь исполняемая ими музыка звучит очень по-английски. Шикарный симфонический прогрессив-рок в традициях клавишноориентированных ансамблей типа ELP композиционно продуман до мелочей. Практически каждый трек на пластинке несет в себе элемент здорового пафоса, однако ребята совершенно не стесняются оного. Полифоническое насыщение осуществляется при помощи стократ проверенных артовых агрегатов. "Первую скрипку" ведет, конечно же, орган "Хаммонд". Тщательная работа с регистрами и умелая ритм-секционная поддержка в принципе вполне позволяли достославным янки обойтись без соло-гитары. Однако многостаночник Джо нашел таки пару-тройку подходящих моментов, чтобы внедрить туда дисторшированные возгласы шести металлических струн. Достаточно послушать отдающие брутальными нотками хардовые риффы милой вещицы "Death Man" (кстати, данный любопытный этюд в вокальной части и некоторых инструментальных эпизодах походит на творческие экзерсисы потрясающей британской команды Fantasy). Высших проявлений академической пафосности Atlantis Philharmonic достигают в "Fly-The-Night", текстуры которой обладают свойствами рок-оперы и феерической торжественностью карнавального представления. Здесь наряду с синтезатором Муга и "бомбардирующими" аккордами "Хаммонда" маэстро ди Фацио вводит в палитру клавесин, отчего сама интерлюдия приобретает легкий привкус барокко. Элегическая "My Friend" - демонстрация богатства всех оттенков клавишного спектра: и мелодическая линия, ведомая чистым фортепиано, и маскирующийся под скрипку меллотрон, и уже привычный клавесинно-органный альянс. Заключительный эпик "Atlas", помимо великолепных певческих гармоний, отличается приличным креном в сторону утяжеления саунда. Джо и Ройс не упускают возможности избавиться от академического лоска, сбросить фраки, сорвать с шеи галстуки-бабочки, дабы облачиться в потертые штаны с кожаными куртками и вдарить по высоколобым любителям симфонизма вязкими "саббатоподобными" проходами электрогитары. Зловещий мистицизм дремлющих в клубах тумана английских деревень, населенных призраками, дееспособен и за океаном, что, несомненно, должно порадовать определенную категорию меломанов.
Итог: отличная находка для всех поклонников хорошо забытой, не теряющей очарования старины. Очень рекомендую.

17 дек. 2008 г.

Mike Batt and Friends "Tarot Suite" (1979)

После успеха диска "Schizophonia" (1977) Майк Бэтт взял небольшой тайм-аут. Удачно опробовал себя на саундтрековом поприще (музыка к фильмам "Wombling Free", 1978, и "Caravans", 1979), а после решил вернуться к синтезу крупных симфонических форм с рок-стилистикой. И вскоре вдохновенное перо маэстро начертало в пространстве волшебные ноты "Сюиты Таро".
В приложении к пластинке потенциального слушателя честно предупреждают: данный альбом не имеет ничего общего с оккультизмом и прочими мистическими штучками. Майк использовал символику 22 главных арканов карт Таро исключительно как средство для создания творческого настроя. Древние образы Отшельника, Императора, Мага и остальных аллегорических персонажей трактуются Бэттом с позиций психологии, по сути, весьма близких к юнгианской системе архетипов. Каждая из фигур - частичка целостной картины Вселенной, а все вместе они являют ключ к пониманию не только законов мироздания, но и непостоянства человеческого "я"...
Композиционно "Tarot Suite" развивает идеи "Schizophonia", доводя их до максимума. И тому немало способствуют приглашенные друзья и коллеги, среди которых хватает громких имен. Это и прославленный ирландский гитарист Рори Галлахер, и не менее знаменитый сессионный мастер шести струн Крис Спеддинг, и легендарный саксофонист Мел Коллинз (Circus, King Crimson, Camel etc.), и маститый перкуссионист Рэй Купер в компании с ударниками Гарольдом Фишером и великолепным Тревором Моруа (Quantum Jump). Филармоническую поддержку принял на себя стократ проверенный Лондонский симфонический оркестр под управлением Ирвина Ардитти. В качестве дирижера, аранжировщика и органиста выступает сам Майк. И хотя произведение большей частью инструментальное, нельзя не упомянуть двух заслуженных певцов, внесших свою лепту в общее дело. Номер один - конечно же, культовый Роджер Чэпмен (ex-Family), озвучивший несравненным, по-старчески клекочущим тембром песенки "Imbecile" и "Run Like the Wind". И совершенным контрастом на этом фоне выглядит небесно-чистый голос Колина Блунстоуна (Zombies, The Alan Parsons Project), благодаря которому нежнейшая элегия "Losing Your Way In The Rain" производит впечатление секретного опуса из репертуара ансамбля Алана Парсонса. Не отстает от старожилов и хваткий мистер Бэтт: романтический поп-мадригал "Lady of the Dawn" в его исполнении стал одним из наиболее востребованных британских радиохитов того времени. Что касается безвокального содержимого сюиты, то оно замечательно прежде всего многослойностью повествования - от ритмики диско и виртуозных прогрессивных парабол до серьезнейших филармонических этюдов, демонстрирующих недюжинные способности мастермайнда проекта.
Итог: во всех отношениях великолепная работа, безусловно стоящая Вашего внимания.

13 дек. 2008 г.

Mr Brown "Mellan Tre Ögon Med Mr Brown" (1977)

Мистер Браун – это не только персонаж фильма «Бешеные псы» культового режиссера Квентина Тарантино, но еще и симпатичная шведская симфо-прог-группа второй половины 1970-х. Единственная пластинка этих ребят, прикольно озаглавленная "Меж трех глаз мистера Брауна" (и не менее прикольно оформленная), у себя на родине давно почитается классикой и входит в символическую десятку лучших симфо-роковых альбомов местного значения. Несмотря на скандинавское название релиза, составляющие его треки поименованы по-английски. Большая часть материала принадлежит перу органиста Андерса Нильсона - безусловного лидера ансамбля. Вообще, Нильсона с полным правом можно причислить к сонму ветеранов-первопроходцев шведской прог-сцены. Его, начавшаяся в конце 1960-х, музыкальная карьера развивалась по нарастающей. И уже на рубеже десятилетий Андерс стоял у руля пауэр-трио Восточнее Солнца, Западнее Луны, где ведущим инструментом был электроорган. Таким образом, будучи мастермайндом Mr Brown, Нильсон, невзирая на наличие двух гитаристов (Бо Карлберг и Ларс Мединг), сдавать позиции не собирался. Посему композиционная составляющая полнится красивейшими фортепианными элегиями классического толка.
Альбом условно разбивается на две части: «космическую» с затяжными инструментальными проходами, и балладную, тоже, впрочем, не лишенную налета «планетарного мистицизма». В открывающей "Suicide" слушателя ожидает характерное флойдообразное настроение с пространственным звучанием клавишных, отрывистыми пиано-аккордами, гилмороподобными пассажами электрогитары и традиционно меланхоличным нордическим вокалом Хакана Андерссона. Несколько застенчивые саксофонные тембры обрамляются размеренным диалогом, разыгрываемым Hammond’ом B3 и синтезатором ARP. Эпическая инструментальная "Recall the Future" соединяет в себе отстраненную безбрежность космоса с протяжными напевами флейты. Постепенно нагнетаемый минор внезапно сливается с абсолютно земными фольклорного свойства призвучьями, а полифонические всплески энергии чередуются с уместными лирическими вставками. Во втором отделении программы выделяются "Kharma 74" – симбиоз пахнущих стариной маршевых ноток и разудалых сельских плясок в симфо-артовой обертке, а также замыкающая "I’ll Arise", своей незамысловато-песенной основой вкупе с проникновенной манерой исполнения навевающая воспоминания о Doors.
Итог: замечательный релиз, превосходное украшение любой прог-коллекции.

11 дек. 2008 г.

Nautilus "What Colours The Sky In Your World?" (2004)

Чтобы понять, какого цвета небо в мире Nautilus, достаточно послушать интро начальной композиции "Doors to the Dark Room". Сомнений быть не может: эти призрачные кучевые ретро-облака принадлежат иному месту и времени. Ностальгический привет из славной эпохи далеких семидесятых, когда наряду с кружевной легкостью и мелодичностью прото-прогрессива звуковое пространство бороздили мрачные мастодонты, клейменные всесильным Червонным Королем...
Творчество британского инструментального квартета Nautilus - наглядное подтверждение факта: родина арт-рока еще богата талантами. Этим джентльменам с весьма знаковой для жанра кентерберийской пропиской чужда политика компромиссов. К черту назойливый радиосиропчик, говорят нам гитарист Энди Чейлинор, органист Пол Блюитт, басист Роб Тайсон и ударник Дэррил Финч. Удалите вату из ушей, отбросьте шоры и зацените-ка вот что. Да, оно не шибко уютное, местами колючее и злое, напряженное и смурное, рассерженно-суетливое, сухое и резкое. Но, черт возьми, как вы не понимаете? Оно НАСТОЯЩЕЕ! И, ей богу, этому веришь. Стилистика? Вероятно, дарк-прог. Но отнюдь не в духе современников типа Anekdoten или Riverside. Саунд Наутилуса полнится живительной шероховатостью аналоговой эры. Есть здесь и отголоски психоделического ритм-н-блюза конца шестидесятых ("Ghosts In The Wind"), и беспросветная тьма египетская кримзоновского шедевра "Starless", и смешливая вычурность ранних Pink Floyd с ее подчеркнуто английской абсурдинкой. А впрочем, ну их, дурацкие привязки к конкретным примерам из разряда легенд. Композиционное поле у Nautilus свое собственное, да и взгляд на природу вещей также отличается своеобразной оригинальностью. Подобный подход к сольным партиям и аранжировкам ныне редко у кого встретишь. На ум приходят разве что американцы Kopecky с их нервозно-гениальным диском "Serpentine Kaleidoscope". Но то было единожды, да к тому же с уходом в металлические дебри. А тут старый, проверенный десятилетиями рок со знакомыми обертонами "Гибсонов" и "Фендеров", точнейшей эмуляцией звучания "Хаммонда" с меллотроном, слаженной ритм-секцией и поразительно правдоподобным колоритом картины мира прежнего, доселе волнующего и трогающего душу. Головоногий моллюск наутилус увлекает за собой, в пучину забытой реальности, в пусть неяркую, зато притягательную обитель таинственных видений, гонимых ветрами прошлого...
Резюмирую: отличный релиз, истинное пиршество для меломанов,тоскующих по емким образным работам с классической длиной в 37 минут.

8 дек. 2008 г.

Rousseau "Flower in Asphalt" (1980)

Появись они лет на шесть пораньше, и было бы в загашнике у Германии одним конкурентоспособным ансамблем мирового уровня больше. Но волею случая эти немецкие парни повстречались лишь в 1977 году, когда мощная арт-роковая волна уже схлынула. Впрочем, молодых бойцов из клана имени великого французского философа Жан-Жака Руссо обстоятельство сие нисколечко не смутило. За путеводный ориентир ребята взяли симфонический прогрессив, на первых порах безвокальный. И с романтическим пылом, свойственным юности, энергично принялись за дело. Таким образом, в октябре 1978 г. в студии Лангендреер был записан первенец команды - альбом "Flower in Asphalt", до сих пор остающийся их лучшим творением. В непростой обстановке, о которой говорилось чуть выше, издавать пластинку никто не торопился. И широкие массы слушателей сумели порадоваться замечательной музыке квинтета лишь в 1980 г. Положа руку на сердце, ожидание того стоило.
"Цветок на асфальте" явил почтеннейшей публике вполне сложившуюся, профессионально подкованную группу. Здесь фактически отсутствуют огрехи, зачастую преследующие дебютантов. Семь великолепных произведений демонстрируют потенциальной аудитории недюжинную фантазию, тонкое мелодическое чутье и высокий исполнительский класс инструменталистов. Кажется, что бравая пятерка арт-рокеров впитала лучшее из багажа европейского симфо-прога. Вдохновенные переклички электрогитары Йорга Шварца с умиротворенными флейтовыми пассажами Кристофа Хюстера воскрешают в памяти чарующие эпизоды из творческой биографии поразительных англичан Camel и современников Rousseau - бесподобных испанцев Gotic. Проникновенный лиризм, подернутый флером едва заметной сказочности, роднит их с маститыми соотечественниками - гамбургской формацией Novalis (еще одни любители философии). Весомую роль в саунд-палитре играют клавишные. Заправляющий ими Райнер Хофманн использует довольно значительный keyboard-арсенал: тут и рояль Yamaha, и синтезатор Roland вкупе со String Ensemble, и конечно же культовые аналоговые чудеса техники - меллотрон с "Хаммондом". Словом, полифония достигается изумительная. И при этом идеальное чувство меры. Композиции, несмотря на скромный по параметрам жанра формат (в среднем от 4 до 5 минут, за исключением финальной почти 9-минутной "Dancing Leaves"), отличаются законченностью мысли и полновесностью образов. Последние, кстати говоря, выходят у Rousseau на редкость яркими, кинематографически выпуклыми и на диво привлекательными. Посему успех релиза на родине в принципе закономерен, хотя и не совсем объясним с позиций общеевропейских музыкальных тенденций того периода.
Итог: абсолютно чудесный диск, без преувеличения - классика симфонического арт-рока. Настоятельно рекомендую всем и каждому.

7 дек. 2008 г.

Subterranean Masquerade "Suspended Animation Dreams" (2005)

"Suspended Animation Dreams" напоминает экстравагантное блюдо, приготовленное адептами различных традиций: жутко эклектичное, но при том довольно съедобное. Секрет в мастерстве исполнителей, каждый из которых обладает собственной системой музыкальных ценностей. И эти разнообразные взгляды удивительным образом сошлись в одной точке, оформившись в картину благодаря идейным соображениям гитариста Томера Пинка.
Говоря начистоту, творчество Подземного Маскарада весьма нетипично для Америки. Тем не менее, возник состав именно здесь, в Бруклине, в конце девяностых. Первую демо-пленку из двух пролонгированных треков ребята сумели реализовать только в 2004 г. в виде EP "Temporary Psychotic State". Абсолютно некоммерческая, наделенная свойствами хамелеона музыка пришлась по вкусу руководителям местного лейбла The End Records. В итоге был подписан контракт. И в следующем году увидел свет полнометражный диск Subterranean Masquerade.
Как уже говорилось выше, композиционные структуры альбома тяготеют к мозаичности. Что обусловлено в первую очередь смысловой подоплекой: просто автору материала Томеру Пинку хотелось отобразить в звуковой перспективе все хитросплетение человеческих переживаний, тьму эмоций, преследующих нас на протяжении жизни. Отсюда стилевая чересполосица в рамках единой концепции. Акустические меланхолические прозрения в духе неопсиходелистов Старого Света сменяются вкраплениями тяжелого металла, растягиваются в светлые и прозрачные арт-роковые пьесы с обилием чистого фоно и обертонами "Хаммонда", трансформируются в мажорный джаз-рок с массированной атакой духовых и невесть откуда залетевшими эпизодическими партиями гроулинга (!). Складывается впечатление, будто заводила Томер решить немножко поиздеваться над слушателем, ибо каждый из моментов пластинки несет в себе эффект неожиданности. В разноликой "No Place Like Home" внезапно проступают микрохроматические черты арабского Востока (отдельное спасибо специально приглашенным Кобби Фархи из израильской команды Orphaned Land и Ишаю Свирцу, украсившим голосовыми экзерсисами эту вещь). Щедрый на выдумку Пинк, помимо прочего, привнес в палитру серьезность камерной классики ("Kind of a Blur"), лихо скрестив ее с ритм-секцией. "Six Strings to Cover Fear" - уникальная по своим параметрам "мешанина": тут Вам и симфо-прог, и дэт-вокализы Пола Кюра, и элементы рок-оперы, и сдвинутая "поркьюпайноподобная" гитара - короче, сам черт ногу сломит.
Резюмирую: очень интересная работа с немалой порцией "изюма". Не факт, что понравится каждому. И все же, рекомендую ознакомиться.

3 дек. 2008 г.

Julian's Treatment "A Time Before This" (1970)

Лондон конца 1960-х. Музыкальная Мекка на карте Европы. Место, давшее жизнь сразу нескольким культурным пластам, полное осознание важности которых придет лишь десятилетия спустя. Английская столица того времени - желанная цель для многих молодых людей, настроенных на творческую волну. Один из них - Джулиан Джей Саварин, выходец с карибского острова Доминика. Атмосфера Туманного Альбиона пришлась ему крайне по душе, попутно вдохновив на мысль о создании собственного рок-коллектива. Дело в том, что в запасе у Джулиана имелась близившаяся к завершению литературная научно-фантастическая трилогия, которую паренек мечтал положить на музыку. И здесь, на берегах Темзы ему наконец-то предоставился шанс.
Для начала Саварин обзавелся клавишными (ну сами подумайте, что за sci-fi без синтезаторов?). А там настал черед созывать единомышленников. В таковые записались гитарист Дил Уоткинс, басист Джон Довер, ударник Джек Драммонд, а главное - певица Кэти Пруден. В июне 1970 г. первенец Джулиана и К°, озаглавленный "A Time Before This", увидел свет. Итак, чем же порадовали многоуважаемую публику доселе неизвестные ей артисты? Америки Саварин, конечно же, не открыл, однако его композиционные изыски вполне соответствовали веяниям, царящим на британской музыкальной сцене. Julian's Treatment практически сразу взяли быка за рога. Исполняемый ими прото-прогрессив, опирающийся на органную игру мастермайнда ансамбля, свидетельствовал о приличном уровне подготовки участников. В умелых руках, как известно, все средства хороши. Тут их было предостаточно. Инструменталисты активно ввели в общую канву покуда не утратившие своих позиций тенденции космической психоделии, соединив ее с элементами ритм-энд-блюза, энергетикой тяжелого рока, легкими вкраплениями джаза и отголосками эпохи барокко. Гитарреро Уоткинс ко всему прочему оказался неплохим флейтистом, посему его духовые пассажи украсили ряд треков пластинки. Весьма выразительно звучит ритм-секция, очень точно подчеркивая все тематические нюансы. Но основной козырь альбома - вокал Кэти Пруден. Богатый оттенками, сильный и пластичный голос этой милой девушки идеально раскрывает смысловое содержимое фэнтези-опусов Джулиана. Более подходящую кандидатуру на роль певицы Julian's Treatment представить сложно.
Итог: прекрасный образчик раннеанглийского арт-рока. Рекомендую.