31 окт. 2008 г.

Kosmos "Tarinoita Voimasta" (2005)

В отношении участников Kosmos – команда-дублер замечательной группы Viima. Образованы они практически тем же составом: Пяйви Килмянен - вокал; Киммо Ляхтинмяки - ударные, орган, пиано, меллотрон; Микка Юси-Укари - гитара, флейта, меллотрон + гости: скрипач Юкка Аалтонен, гитарист/клавишник Исмо Вирта, исполнитель на конгах Яапо Хилениус и басист Кари Вайнионпяа. Тем не менее стилистически оба коллектива находятся в разных весовых категориях. Музыка финских "космонавтов" ориентирована не на родственный англо-саксонскому образцу вариант симфо-прога, а, скорее, в большей степени опирается на традиционную лапландскую напевность, коренное скандинавское мифотворчество. Да и с названием ансамбля мелодическая часть как-то не слишком вяжется, ибо суть ее бесконечно земная: мшистые глыбы гранита, пенные волны залива, мертвые сумерки темных лесов… Фольклорная составляющая прочной нитью связывает все композиционные построения программы. Если говорить о диске в целом, то перед нами арт-рок, немного напоминающий опусы шведов Landberk. Север, грусть, прекрасный женский голос, плачет флейта, вторит меллотрон… Отдаленные параллели возникают с норвежским ансамблем White Willow, однако, чересчур неявные для устойчивых ассоциаций. Гитара в большинстве случаев акустическая. И, в общем-то, правильно. Структурно эти произведения не сильно нуждаются в электричестве. Сочетание аналоговых клавишных с духовыми, гитарой и скрипкой создает атмосферу уютно-камерную и в то же время предельно-образную. И в этих тончайших эфирных гармониях хрупким белым аистом парит вокал Пяйви Килмянен, выступающей в роли певицы-сказительницы. Нет здесь центростремительных хардовых марш-бросков, драйвовых завихрений, ломаных ритмических выкрутасов. Это другая сторона прогрессива, умудренно-печальная, открытая тем, кто, устав от бессмысленно-бесконечной сумятицы мира, жаждет припасть к незамутненным истокам, ощутить себя частичкой таинственной созидающей субстанции...
Ребятам из Kosmos не к лицу самовлюбленная виртуозность. Заручившись поддержкой вдохновения, они распахивают окно в неведомое, туда, где сказка неотделима от яви. Маленькое живописное пространство, доступное взору каждого. Стоит лишь захотеть и... Добро пожаловать в ностальгию.

30 окт. 2008 г.

Viima "Ajatuksia Maailman Laidalta" (2006)

История этой замечательной финской банды началась в городе Турку (между прочим, до 1812 года именно здесь находилась столица государства). Двадцатый век близился к завершению. Однако, молодые люди, объединившиеся под именем Viima, казалось, абсолютно не замечают признаков современности. Основные их интересы лежали в двух плоскостях: традиционный фольклор края и рок-музыка семидесятых. И в собственном творчестве участники ансамбля постарались гармонично свести воедино означенные фундаментальные категории. Минуло несколько лет прежде, чем сформировался постоянный состав Viima: Пяйви Килмянен - вокал; Киммо Ляхтинмяки - клавишные, ударные; Микка Юси-Укари - гитара, флейта; Ярмо Катайя - бас. Они-то и воплотили в жизнь данный альбом. А теперь от присказки перейдем непосредственно к сказке.
Судя по звучанию материала, писался он старинным манером, на многоканальный магнитофон. Следствием такого подхода стал ностальгический теплый саунд, придающий немалое очарование композиционным структурам пластинки. Сочинения квартета сотканы на редкость интересно и в целом профессионально. Проблема жанровых рамок (ежели таковая вообще существует) решается ансамблистами играючи. К примеру, вступительный номер "Leijonan syksy" поначалу выдержан в стилистике ритмичного фолк-рока, где преобладают флейта, ударные и голос милой девушки Пяйви; но к середине трека слушатель погружается в объемно-глубинные сферы симфо-арта с мелодическим рисунком, до боли напоминающим "Never Let Go" англичан Camel. Заглавная вещь - мозаика из элементов прога, харда, брасс-рока и даже классики (маэстро Киммо под занавес выдает совершенно шикарные клавесинно-органные пассажи). "Ilmalaiva Italia" несет в себе пресловутую скандинавскую меланхолию, периодически захлестываемую волнами ураганного электрического драйва. "Meri" - квинтэссенция исканий ребят из Viima, истинное блаженство для любителей ретро. "Luuttomat" можно условно охарактеризовать как прогрессивный джаз-фолк, своего рода бенефис приглашенного саксофониста Киммо Альхо. В завершение - эпический опус "Johdatus", в котором есть все, чего душа пожелает.
Итог: превосходный релиз. Высший балл + самые настоятельные рекомендации.

29 окт. 2008 г.

Björn J:son Lindh "Brusa Högre Lilla Å" (1994; 1999 [re-edition]; 2 CD)

Ретроспектива – вещь полезная. Особенно, если речь идет об одном из самых востребованных артистов на шведской музыкальной сцене. Впрочем, известность Бьорна Джейсона Линда давно перешагнула границы Скандинавского полуострова. Его искусство флейтиста в разное время впечатляло многих маститых и заслуженных - от Майка Олдфилда до Гэри Бойла и Тима Райса. Так что на обильно сыпавшиеся предложения о сотрудничестве скромный труженик Линд, как правило, отвечал согласием... Данная компиляция - творческий отчет за целое десятилетие (1978—89), уместившийся в 134 мин. инструментального пиршества. Тщательно отобранный материал демонстрирует разнообразные (зачастую – эклектичные) грани таланта маэстро.
Первый из дисков вобрал в себя треки переходно-экспериментального характера. Если открывающая ("Brusa Högre Lilla Å") и замыкающая ("Salongmusik") композиции исполнены в привычном для позднего Линда ключе симфонического арт-рока, то с остальным дело обстоит сложнее. Звуковая палитра переливается настроениями: виртуозные драйвовые заигрывания на темы мусульманского Востока ("Billathi Askara"), искрометная современная трактовка старинного европейского варианта охоты ("J:son's hundar"), авангардный рэгтайм ("Träskkonserten"), неспешная джазовая прогулка с духовой секцией ("Vissa Nätter"), забавный диско-фанковый номер ("Ur Pumpen") и многое другое. Высшей добродетелью для Бьорна всегда являлось слаженное взаимодействие в коллективе, посему на равных с мастермайндом ведут свои партии его давнишние друзья и коллеги - гитарист Янне Шаффер, ударник Пар Линдвалль, басист Штефан Бролюнд. В паре моментов ненавязчиво подключается Симфонический оркестр Шведского радио, словно подчеркивая, что и в филармонической среде имя Линда пользуется авторитетом.
CD № 2 выдержан в более целостном ключе, отражающем лирическую ипостась Бьорна Джейсона середины-конца 1980-х. Все здесь подчинено красоте и вдохновенной мудрости - альянсу, производным от которого выступает мелодическая стройность. Музыка пастельных тонов, тонко аранжированная и с душою исполненная. Из жемчужин диска – яркая и несколько тревожная "Härifrån till Evigheten", волшебная арабеска "Dyningar" с ситаром от Янне Шафера, романтичные этюды "Bilder Från en ö" и "Lake District", а также шесть ажурных симфо-фолковых пьес с лучшей, на мой взгляд, пластинки Б. Дж. Линда "Svensk Rapsodi".
К сожалению, за бортом остались моменты сотрудничества с такими академистами, как Штеффан Шейа и Гуннар Иденштам. Однако, нельзя объять необъятное. В любом случае, этот релиз – великолепный подарок всем почитателям ветерана шведской сцены и поклонникам по-настоящему хороших мелодий.

28 окт. 2008 г.

The Enid "The Stand" (Vol. 1 & 2; 1984-1985)

Странная штука - веяния времени: покуда прежние властители дум сдают в утиль ветхие одеяния мудрецов, обряжаясь в новомодные яркие пиджаки, дуэт идеологов бывшего рок-оркестра, сохранив за собой право на название, вдали от лондонской суеты переживает этап реставрации. Благородный идальго Годфри и его верный гитароносец Стюарт на ферме Кларет Холл, оборудованной под студию, продолжают сочинять и записывать свободную от компромиссов музыку. И разве не удивительно, что именно в восьмидесятые у The Enid открывается второе дыхание а также появляется сообщество поклонников, для которого, собственно, и творят отныне Роберт да Стивен.
В октябре 1983 г. по приглашению фэнов "маэстры", объединившись с ударником Крисом Нортом, отправляются в Манчестер, где на протяжении трех дней играют серию концертов в клубе The Wall. Годом позже история повторяется. И оные записи, сведенные лично Стивеном Стюартом в кембриджской Spaceward Studios, поначалу распространяются лишь в среде обожателей The Enid. Только в 2007 г., благодаря японской компании WHD, оба выступления, растиражированные на компакт-дисках, становятся достоянием общественности. Слушая их, понимаешь: очевидцам здорово повезло. Исполняемая ансамблем программа составлена из двух частей: первую занимают опусы "классического" периода The Enid и вещи с последнего на тот момент альбома "Something Wicked This Way Comes". Светлые, лирические этюды в академических тонах под занавес "украшены" роллингоподобной рок-н-ролльной кричалкой "Wild Thing" (но это уже из разряда хохм). Второй диск демонстрирует неизвестные доселе стороны группы: из десяти композиций лишь две включались в официальные издания (причем, эпическая "Hyperion" - вообще принадлежит к доEnidовым временам, поскольку этот номер из сольного наследия Годфри). И если релиз 1984 года - практически стопроцентное "симфо", то "The Stand"-1985 олицетворяет рок с его динамизмом, энергетикой и мощью. Нарочито вкрадчивое приветствие "good evening" предваряет швал огня из всех орудий в треке "665", а далее зигзагами к вершинам: заигрывание с "новой волной" в "The Fool"; мюзиклоподобная "Golden Earings", полная хоральных распевок и стремительных пассажей чистого фоно; стилизация под мадригал "Tallest Dwarf in the World" отсылает к старожилам прог-фолка Gryphon; "Skye Boat Song" поражает чистотой и прозрачностью красок...
Нет нужды живописать здесь все разнообразие талантов поистине великих артистов: послушайте и оцените сами. Но тот факт, что данное полифоническое великолепие производят со сцены три человека, восхищает до глубины души. Одним словом, брависсимо!

26 окт. 2008 г.

Triangulus "Reliques" (1987)

Не перестают изумлять северяне. Уж казалось бы, все давно слышано: от фолка до авангарда. Ан нет. Вылезет по случаю такая вот белая ворона, и останется разве что ушами хлопать. Прошу любить и жаловать: макабрический шведский дарк-прог бэнд. Хамелеонистый до жути, оригинальный как слонопотам из Красной книги и привлекательный до безобразия. Имеет смысл огласить состав, они заслужили: Peter Bryngelsson - guitar, piano, vibraphone. Dan Johnsson - guitar, vocals, synth. Lars Liljegren - piano. Hans Bruniusson - D-drums, drummachine & sequenser programming. Ove Karlsson - cello. Roine Stolt - bass. Mera Gartz - afrodrum, drums. Ola Johansson - harmonium. Per-Ǻke Holmlander - tuba. Jörgen Adolfsson - sopraninosaxophone. Roland Kjejser - sopranosaxophone. Kjell Westling - sopraninosaxophone, bassclarinetto. Thomas Lindahl - flute. Если настораживают фамилии Стольт и Брюньюссон, спешу успокоить: ничего общего с The Flower Kings и даже Kaipa вы не услышите. Ибо добрую часть диска занимают мотивы, рожденные в беспробудных зимних сумерках, в меру психоделичные, а также мелодичные, авангардные, джазовые, симфонические, с вкраплениями этники и фольклора. По сравнению с предыдущим, записанным совместно с Бьорном Джейсоном Линдом альбомом Triangulus, структурно напоминавшим лоскутное одеяло, данный релиз придерживается курса на некую концептуальность. Художественный руководитель проекта Петер Брюнгельссон воскресил в памяти экспериментальные наработки, осуществленные им в рамках ансамбля Ragnarök, и удачно перенес их на новую почву. Получилось интересно. Стилевую чересполосицу наконец-то подчинили общему замыслу, и все пошло как по маслу. В немалой степени тому поспособствовали приглашенные Петером артисты. Так, гитарист-вокалист Йонссон, обладая стандартным голосовым диапазоном, по ходу действия неоднократно меняет манеру пения: от характерной хард-роковой до нервически сдержанной и чуть ли не попсовой. Впрочем, вокальная часть здесь, скорее, дань времени, поскольку процентов на 85 альбом все равно инструментальный. Будучи универсалом по складу ума, Брюнгельссон каким-то невероятным чутьем сумел уловить в композиционной основе наличие точки гармоничного соединения двух совершенно разных начал - ритмического базиса "новой волны" и призрачной глубины камерной музыки. Так что альянс запрограммированных ударных с кларнетом, флейтой, виолончелью и чистым фоно воспринимается целостно, не вызывая нареканий. Ближе к середине пластинки меланхолично-озабоченные номера понемногу проясняются, появляется драйв. "Memory Go Round" звучит словно Samla Mammas Manna, но - в миноре. Всепоглощающая скандинавская хмурь не дает тучам развеяться. Поэтому замыкающая реприза "Winterheart" (отсутствующая в оригинальном LP варианте) не оставляет места для солнечного света: в ней лед, тоска и желание испить чего покрепче. Маниакально-депрессивный музыкальный психоз с пребольшущей изюминой и претензией на уникальность.

The Symphonic Jean Michel Jarre (2007; 2 CD)

Времена, когда симфонические вариации на тему рок-классики казались чем-то исключительным, давно миновали. Теперь сие, выражаясь крылатыми словами легендарного мужчины с пропеллером, "дело житейское". Иной вопрос, если речь идет о музыке электронной. Для филармонического коллектива обращение к означенным сферам - шаг рискованный, поскольку таит в себе множество незримых ловушек. Но ежели оно получается... "безумству храбрых поем мы песню".
Места действия - Чехия / Англия. Персонажи - продюсер Джеймс Фитцпатрик, дирижер и аранжировщик Ник Рэйн, мультиинструменталист и звукорежиссер Гарет Уильямс. Именно эта троица с легкой руки г-на Фитцпатрика решила замахнуться на французского маэстро синтезаторных сновидений Жана Мишеля Жарра. Путем тщательной селекции из творческих закромов всемирно известного артиста отобрали восемнадцать вещей, чьи хронологические рамки составляют без малого четверть века (1976 - 2001). И понеслась нелегкая... Основные исполнители - Пражский Филармонический оркестр и Фестивальный хор Crouch End. За вспомогательные клавишные партии, гитару, перкуссию и электронные секвенции ответственным назначили многостаночника Уильямса. Итог? Вышло на удивление недурственно. Благодарить за это стоит в первую очередь Ника Рэйна: переосмысление на глубинном уровне композиционных идей Жарра, тщательная разработка партитуры, многочасовые репетиции... Если брать в целом, то условно все треки можно поделить на два типа: лирика и ритмичный электро-поп. И вот последний-то как раз при явной незамысловатости - штука весьма коварная. Как добиться эффекта тканевой многослойности, перевести на язык крупных форм произведение, изначально создававшееся в расчете на "машину"? Для аранжировщика подобный момент - серьезнейшая проверка его профессиональных навыков. Ник с честью выдержал экзамен. Заведомо прямолинейные "радиохиты" обогатились массой нюансов. Конечно, слушать танцевальные по сути "нетленки" типа "Rendez-Vous 4" в симфоническом ключе довольно забавно (особенно, если учесть факт, что под этот мотив на заре перестройки девушки в спортивном трико вели телевизионные занятия по аэробике...). Однако, есть и вторая сторона медали. Мсье Жан Мишель при желании умеет выстраивать звуковые драматические коллизии не слабее того же Вангелиса. Примеры? Да ради Бога: красивейшая "Gloria, Lonely Boy" с космическим сопрано Шарлотты Киндер, многочастный цикл "Industrial Revolution" и мощная "The Emigrant" сыграны так, словно предназначены для исполнения живым оркестром. Я уж не говорю о впервые записанной в студии по-хорошему пафосной "Acropolis" - посвящении Папе Римскому Иоанну-Павлу II, и тончайшей этнической стилизации "Fishing Junks at Sunset" - застывшей в веках китайской пейзажной сцене, сошедшей со страниц исторических хроник.
В общем, с поставленной задачей справились на "отлично", что радует. Ну, а саму программу рекомендую не только поклонникам Жарра, но и лицам, жаждущим расширить собственный умственный кругозор.

24 окт. 2008 г.

Alan Draper "Ascension Day" (1999)

Музыкальная биография шотландского композитора и мультиинструменталиста Алана Дрэйпера началась в семидесятые - время, когда прог правил миром. По молодости он играл в местечковых составах The Barley Wine Band и The Alsatians. А поднабравшись опыта и ума, решил заняться сольным творчеством. В 1989 году Алан выпустил LP "Earth Magic", однако слушательского внимания своим дебютным винилом завоевать не сумел. Что не удивительно: старомодный арт-рок был тогда совсем некстати. Впрочем, синдром первого "блина" не смутил маэстро, ибо талантам Алана нашлась иная область применения - театр. В частности, сценическая постановка "Кентерберийских рассказов" Джефри Чосера, для которой мистер Дрэйпер разрабатывал звуковое оформление.
В конце 1990-х упрямый шотландец предпринял попытку № 2. Реализованный самиздатом CD "Вознесение" не что иное, как компиляция, причем, довольно умелая. Подборка из тринадцати треков – своеобразный итог предшествующей деятельности Алана. Отобрав лучшие вещи с пластинки 1989 г., он объединил их со своими театральными опусами + добавил пару новых произведений. В результате имеем симфонический оркестровый прогрессив-рок, хоть и скроенный по давно известным рецептам, но звучащий весьма свежо. Источники вдохновения? Судя по комментариям в буклете, классические сочинения Игоря Стравинского и Сергея Рахманинова, мелодии известных представителей арт-фолка Stackridge и прочих корифеев британского прог-эшелона. Основные аналогии прослеживаются с The Enid, мастермайнду которых Роберту Дж. Годфри вынесен респект в перечне благодарений, а местами и с England времен альбома "Garden Shed". Не обошлось без вариаций на тему канонической мессы XII века "Dies Irae", столь обожаемой как продвинутыми рокерами, так и академистами. Доминирующая роль в палитре принадлежит клавишным. Полифонический саунд обеспечивается взаимодействием многочисленных синтезаторов (Yamaha DX7, Godwin String Synthesizer и др.). Помимо этого маэстро играет на басу, акустической гитаре и ударных. А также поет ("Earth Magic"), довольно приятно, кстати. В акустической репризе "Farewell Song" звучит вокал сестры Дрэйпера флейтистки Дил. В остальном диск состоит из непродолжительных (наибольшая – 6 мин.) инструментальных композиций, своей деликатной подачей напоминающих работы Стива Хэккетта и Энтони Филлипса. Под занавес к действию подключается полноценная рок-группа, т.е. с электрогитарой и ритм-секцией, вливая новую кровь в несколько пасторальные этюды Алана. Исполнен "Ascension Day" без нарочитой виртуозности, тяжеловесности и помпы. Все работает на мелодику, а потому при прослушивании создается ощущение чего-то уютно-теплого.
Вердикт: симпатичный релиз, достойный занять свое место в коллекции почитателя симфо-арта.

22 окт. 2008 г.

Michael Brook "RockPaperScissors" (2006)

Если есть на свете музыкальные визионеры, то Майкл Брук точно один них. Уроженец канадского города Торонто, дипломированный психолог/искусствовед, он еще в студенческие годы увлекся изучением фольклора различных этносов. Поначалу дело ограничивалось Африкой и Америкой. Позднее знаменитый минималист Ла Монт Янг продемонстрировал молодому композитору величие национальной музыкальной культуры Индии. Затем были долгие поиски себя, экспериментальное сотрудничество с Брайном Ино, Харольдом Баддом, Брайаном Ферри, Петером Нутеном (Clan of Xymox), работа в кинематографе… Словом, в XXI век Майкл Брук шагнул уже сложившимся профессионалом и крайне авторитетным музыкантом, имеющим право выбирать себе коллег для совместной деятельности. Чем и воспользовался в процессе подготовки альбома «RockPaperScissors». По признанию маэстро, дело оказалось чертовски тяжелым. Работа над диском продолжалась три года. В течение этого времени перфекционисту Майклу с напарником – мультиинструменталистом и аранжировщиком Ричардом Эвансом (Группа Питера Гэбриэла) пришлось наведаться в Софию для записи нескольких болгарских хоровых и оркестровых коллективов, а заодно съездить в Пакистан к известному певцу Нусрату Фатех Али Хану. К записи также были привлечены давние друзья инициатора затеи: ливанский скрипач Клод Шалхауб, великий армянский дудукист Дживан Гаспарян, лидер культового британского рок-ансамбля The Blue Nile Пол Бьюкенен и замечательная вокалистка Лайза Джермано. Результат оправдал себя полностью. «RockPaperScissors» – квинтэссенция звуковых исканий неутомимого канадца. Плавное сочетание жанров – характерные саундскейпы музыки ambient в сопровождении воздушной гитары самого мастермайнда проекта, терпкий этнический колорит, изысканное симфоническое наполнение и даже незначительная поп-дозировка. Масштабные полифонические формы транскрибируются в интимно-романтические полу-баллады, энергия рока тесно соприкасается с электроникой, а та в свою очередь не противоречит мудреной восточной микрохроматике. Удивительно зрелое полотно, в чем-то созвучное микро-шедеврам Крэйга Армстронга – шотландского альтер-эго Майкла Брука, незабытого последним в перечне благодарений на страницах буклета. Восхитительный образец настоящего творчества.

Anekdoten "A Time of Day" (2007)

Не секрет, что скандинавская меланхолия давно превратилась в своеобразный арт-роковый бренд. Установить, кто сыграл на этом раньше прочих, сейчас навряд ли возможно, но уже в семидесятых флюиды нордической тоски просвечивали в пластинках Мерит Хеммингсон, Бьорна Джейсона Линда, ансамбля Ragnarök и других, не менее славных представителей жанра. Однако возвести сие в догму, раздуть до состояния тяжелой депрессии и успешно толкнуть на экспорт под силу оказалось лишь героям данного обзора. Пятнадцать лет тому назад молодая шведская четверка Anekdoten "выстрелила" по слушателям дебютным альбомом "Vemod", в котором мрак и элегантное сумасшествие King Crimson среднего периода наслаивались на беспредметный экзистенциальный драматизм с оттенком декадентства. В ту смурную эпоху подобное казалось весьма актуальным...
Минуло десятилетие с гаком. Ребята повзрослели и... ничуть не изменили себе. Стреловидные нити прежних настроений, подернувшись сединами мудрости, затейливо сошлись в одной точке. Имя ей "A Time of Day". Петер Нординс (ударные, перкуссия), Анна Софи Дальберг (меллотрон, орган, Муг, Rhodes-пиано, виолончель, вокал), Никлас Баркер (вокал, гитара, меллотрон, Муг) и Ян-Эрик Лильестрём (вокал, бас), отрешившись от суеты и проблем нового времени, повернулись к истокам. К Великой Неизвестности, дарящей людям мучительно-странные сны и болезненную надежду на перемены к лучшему. Здесь воды вечно холодного моря смыкаются над головой, погружая в царство Короля Забвения, а голые каменистые острова нашептывают плывущим мимо кораблям невеселые истории о поисках мерцающего в ночи смысла всего сущего... Музыкальная составляющая традиционно выдержана в ностальгических аналоговых тонах. Ритмико-мелодические структуры щедро приправлены флейтовыми пассажами от специально приглашенного Гуннара Бергстена. Звуковая подача в массе своей хоть и деликатно-лирическая, тяготеющая к той самой бередящей душу атмосферности, а все же отдельными моментами приближается к темным чертогам, укрывающим абсолютную ярость. Впрочем, центростремительной тяжести и шумовых эффектов в манере "прог-индастриал" шедеврального диска "Nucleus" (1995) вы не услышите. "Время дня" скреплено печатью зрелости, имеющей индивидуальное очарование. Гармония? Да, пожалуй. Маленький оттиск с большого искусства, если угодно. И шанс прикоснуться покуда есть. Так что поторопитесь. Ибо упустите радость.

20 окт. 2008 г.

Ako Doma "Aliens Are Good for Sale" (2003)

Что ни говори, а эти чехи - большие оригиналы. Их безымянный дебютный альбом 1999 года, изданный итальянским лейблом Mellow Records, продемонстрировал свежесть идей в казалось бы довольно избитом жанре арт-фьюжн. Нестандартные мелодические решения Ako Doma пришлись тогда по вкусу многим европейским меломанам. Оставалось двигаться далее, развивая найденное и тем самым радуя слушателей. Но в случае с братьями-славянами все сложилось непросто. Вторая пластинка со странным названием "54" (2000) вышла почему-то самиздатом, да к тому же весьма скромным тиражом. Последовали пертурбации внутри коллектива, в итоге от размеров квинтета музыканты "эволюционировали" к формату трио: Йозеф Штефанатный - гитара, гитарный синтезатор; Мирослав Федор - бас, программирование; Петер Ондреаш - ударные. Вот эта лихая троица и пополнила собственную дискографию очередным творением. Выпуск CD "Aliens Are Good for Sale" предприняла опять-таки итальянская фирма - на сей раз Lizard Records. Видимо, экспериментальный характер материала приглянулся ее руководству. Как бы там ни было, но Ako Doma сумели изрядно удивить и озадачить почтеннейшую публику. Приятный джазовый флер, сопровождавший ранние вещи ансамбля, исчез практически полностью. Ну разве что гитарные партии полу-импровизационного свойства в композиции "We Don't Cive On Score" еще напоминают о прежних деньках команды. Все остальное - странный инструментальный замес из техничного металлизированного дарк-прога в духе "Serpentine Kaleidoscope" американцев Kopecky, жидкостное психоделик-эмбиентное фланирование по темным закоулкам сознания, вкрапления чего-то неуловимо этнического, зигзагообразный заезд на заповедные территории рок-сонористики + разгульные электрические пляски ("Rings of Highland"), лупцующие похлеще отцовского ремня. Нарочито идиотские (в ключе комик-труппы Монти Пайтон) заглавия треков типа "Любитель одевать носки" или "Парикмахер Игорь и двадцать пришельцев" усугубляют общую макабрическую атмосферу, безусловно, неординарной работы. Вот только оценить данное произведение по достоинству человеку неподготовленному (читай: взращенному на стандартах нео-прогрессива) будет крайне проблематично. Посему от рекомендаций воздержусь. В конце концов, "имеющий уши, да услышит".

19 окт. 2008 г.

Odyssice "Impression" (2000)

Участников голландского квартета Odyssice в полной мере можно отнести к исчезающей породе интеллигентов от музыки. Их сочинения, подобно хорошему вину, отличаются изысканным вкусовым букетом, выдержкой и благородством с налетом некоторого аристократизма. Да и внешне молодые люди из Страны тюльпанов больше напоминают подающих надежды кандидатов наук, нежели энтузиастов, исполняющих пусть и прогрессивный, но все-таки рок. Тем не менее, альбом "Impression" этой нидерландской четверки - работа весьма приличного калибра. А как иначе, если первый состав Odyssice сформировался еще в 1986 году? Правда, с той поры было множество перестановок внутри группы. Лишь к концу 1990-х художественному руководителю и единственному бессменному члену ансамбля Бастиану Питерсу (гитара, гитарный синтезатор) удалось совладать с неурядицами и добиться относительной стабильности в рядах "Одиссеи". Теперь в его команде творили Паскаль ван де Пол (бас, мандолина), Йероен ван дер Виель (клавишные) и Менно Бумсма (ударные, флейта; впоследствии - в Trion). Пробным камнем для ребят стал дебютный альбом "Moondrive" (1997), тепло встреченный публикой. Поняв, что игра стоит свеч, Бастиан и компания занялись укреплением собственных позиций на арт-фронтах старушки Европы. Пиковым результатом их бурной деятельности явился диск "Impression". Двенадцать инструментальных этюдов призваны выразить пресловутое впечатление от умозрительных путешествий по культурно-географическим пространствам временного континуума. Широкий тематический охват затрагивает видения цветущей сакуры в садах буддийских храмов Японии ("Senkan") и восьмерку индуистских божеств-хранителей частей света ("Lokapalas"), высокогорные луга Шотландии ("Flower of Scotland") и картину марширующих на Восток крестоносцев ("Crusader")... В композиционном отношении ставка сделана на мелодизм и плавность пассажей. Мастермайнд Питерс явно воспитывался под влиянием Pink Floyd и Camel: о том красноречиво свидетельствует его гитарная подача. Атмосферные клавишные структуры базируются на тонком звучании синтезаторов. В особо экзотических (а-ля Малая Азия) местах к действу подключается флейта, добавляя красоты и в без того деликатную саунд-палитру. Замаскированных под семидесятые аналоговых тембров здесь нет, но задача ретро-стилизации не ставилась в принципе. Колористы из Odyssice всего-навсего жаждали погрузить слушателя в теплые волны хорошей музыки без особых затей. И это у них получилось. Остается поблагодарить за доставленную радость.
P.S. Судя по новостям с официального сайта, продолжение не за горами. Ждем-с.

Finnforest "Finnforest / Lähtö Matkalle" (1975/1976)

В отличие от леса брянского финский шумит вовсе не сурово. Вековые сосны и ели мерно раскачиваются в мягкой Кентерберийской манере, словно принимая эстафету от англосаксов Caravan. Деликатные органные тембры, характерные для ранних Camel, в сочетании с электропиано и многоликой гитарой - еще один камень в огород классического арт-рока Британских островов. Но если вслушаться повнимательнее, осознаешь, сколь иллюзорны и поверхностны первые выводы. Творческая кухня Finnforest тем и хороша, что все здесь пропитано немалой долей интриги...
Организовали этот любопытный коллектив братья Тегельман - Пекка (гитара, бас) и Юсси (ударные), большие почитатели прогрессива, джаза и симфонической музыки. Заполучив в единомышленники органиста Юкку Рисанена, новоиспеченное трио занялось сочинением материала для первого альбома. В 1975 году дебютный винил, незамысловато озаглавленный "Finnforest", увидел свет. Отдавая должное структурному мышлению участников ансамбля, последовательность пьес выстроена крайне грамотно: эдакий звуковой экспресс, набирающий обороты. Если два открывающих номера - своеобразная дань вышеупомянутым представителям Соединенного Королевства, то уже к третьей композиции ("Happea") проявляется нечто оригинальное. И вот сквозь ритмично колеблющуюся листву таращатся на вас паскудные глазки злых троллей. Неспешные гитарно-клавишные проходы сменяются виртуозными скоростными фьюжн-партиями в духе голландцев Finch и шведов Atlas. Ударный джаз-роковый опус "Paikalliset Tuulet", сыгранный в традициях Джона МакЛафлина (еще один источник вдохновения), - по сути предвосхитил стилистику последующего творения Finnforest - альбома "Lähtö Matkalle" (1976). К тому моменту оба Тегельмана распрощались с Юккой Рисаненом, и вместо одного выбывшего ангажировали троих: басиста Ярмо Киеккалу и пару клавишников - Юкку Линколу и Пертти Покки. Возросшие амбиции художественных руководителей привели к корректировке курса. Равновесие меж артом и джазом было нарушено в пользу последнего. Пять хитроумных, тяготеющих к эпичности инструменталов - наглядная демонстрация авторской зрелости. Много атмосферы, любопытных ритмических и мелодических решений. Особое внимание обращает на себя изощренная работа бас-гитариста. Замыкающий двухчастный эпик "Lähtö Matkalle", записанный при поддержке струнной группы во главе с Отто Доннером, - немного запоздалый скандинавский ответ The Mahavishnu Orchestra. Короче говоря, прогрессивный симфо-джаз в лучших традициях.
Резюмирую: отличный диск, рекомендуемый в коллекцию каждого любителя серьезной музыки.

18 окт. 2008 г.

Isildurs Bane "The Voyage – A Trip to Elsewhere" (1992)

"Вояж", на мой взгляд, своеобразное золотое сечение в дискографии замечательного шведского коллектива. Идеальный баланс меж фантазией и здоровым прагматизмом, полетом вдохновения и академической чопорностью. Курс на оркестровое звучание, взятый предыдущим, переломным для Isildurs Bane альбомом "Cheval - Volonte de Rocher" (1989), достиг здесь своего апогея.
Композиционной основой для масштабного концептуального полотна послужила четырехчастная тема, изначально написанная Матсом Юханссоном для камерного трио (фортепиано, скрипка, виолончель). Однако, по мере увлечения мастермайнда IB творческим процессом сравнительно небольшая пьеса разрослась до размеров двойной пластинки. Необычное по замыслу произведение навеяно записками швейцарца Адольфа Вольфли (Adolf Wőlfli, 1864–1930), большую часть жизни проведшего в клинике для душевнобольных. Вследствие недуга этот человек утратил память о собственном прошлом и решил воссоздать свою биографию, опираясь на силу воображения, совершая вымышленные путешествия в различные точки пространства и затем подробно описывая их. Богатый внутренний потенциал Вольфли реализовывал также как художник и композитор. В общем, эдакий Леонардо да Винчи из сумасшедшего дома. Воплощенная им реальность спустя 60 лет после смерти автора подвигла шведских арт-рокеров на создание шедевра. Причем, экскурсом в мир фантазии швейцарского уникума дело не ограничилось. "Вояж" затрагивает моменты жизни и других неординарных личностей - Рэймонда Айсидора, Карла Юнкера, Антонио Гауди, Ларса Вилькса. Органисту Юханссону со товарищи в этом звуковом приключении помогали консерваторские воспитанники The Zorn Trio и Halmstad Vokalensemble, а также давние друзья-соратники - флейтист Бьорн Джейсон Линд (его фирменные духовые "всполохи" как нельзя к месту в композиции "Nimis - Wotan's Tower") и гитарист Янне Шаффер. Аранжировочную часть доверили старинному знакомцу Яну-Эрику Сэфу, и не прогадали: релиз превзошел самые смелые ожидания. В ходе прослушивания диска особо не задумываешься, когда кончается собственно рок и начинается классика. Поразительно цельная, отточенная работа, где каждая нота источает изумрудный блеск. Композиционно-исполнительское совершенство. Не пропустите.

The Voyage – A Trip to Elsewhere

Groovector "Ultramarine" (2000)

Поздним декабрьским вечером, когда вся Лапландия готовится отойти ко сну, когда огненные полозья воздушных саней Рождественского деда (по-местному - Йоулупукки), избороздив небосвод, исчезают за горизонтом, над темнеющей полоской леса бесшумно воспаряет белесое пятнышко. Немногие способны усмотреть в призрачной тени очертания Снежного Гуся. Но те счастливцы, коим выпадет такой шанс, будут заряжены вдохновением на весь следующий год...
Немеркнущая звезда легендарных Camel по-прежнему служит надежным проводником множеству музыкантов со всей планеты. Одни из них - участники финского ансамбля Groovector. В канун нового тысячелетия бравая пятерка решила воздать заслуженные почести семидесятым годам века уходящего и записала дебютный альбом, полный прекрасных ностальгических мотивов. Чудесный сплав идей симфо-прога, Кентерберийского арта и фолк-рока оказался как нельзя кстати. Семь композиций, 63 минуты тотального инструментала, проникновенно отыгранного ребятами из Суоми. Замечательный ретро-саунд, в основном поддерживаемый богатой линейкой аналоговых клавишных Микко Хейнинена: Hammond B3, рояль, клавесин, Rhodes-пиано, Муг, микроМуг и прочие синтезаторы обеспечивают насыщенную полифонию. Одухотворенные соло-проходы флейты Тимму Хюнонена задают настроение большинству треков. Гитары относительно немного. Отвечающий за нее Раули Виитала предпочитает использовать классическую акустику. И в общем-то правильно, поскольку композиционная структура пластинки выдержана в деликатно-сказочном ключе. В моменты камерного музицирования, когда затихает ритм-секция (Тимму Ниемела - бас, Калле Аальто - ударные), а пространство сдается на милость клавишным пополам с духовыми, возникают ассоциации с другими молодцами из тех же краев - командой Uzva. Не знаю, подразумевает ли замысел программы под собой какую-либо концепцию, но воспринимается она удивительно целостно. Правда, несколько выделяется из общего мелодического ряда вещица под названием "Selangor", открывающаяся пением муэдзина. Впрочем, и ее эпизодический псевдо-арабский колорит навевает мысли о верблюжьем шедевре "Rajaz", а тягуче-летящие гитарно-синтезаторные звуки напоминают о существовании умельцев из Djam Karet.
Словом, этот шикарный релиз, изданный итальянским лейблом Mellow Records, – большая радость и бальзам на душу ортодокса от прогрессива.

Ultramarine

17 окт. 2008 г.

Isildurs Bane "Cheval - Volonté de Rocher" (1989)


Кто не рискует, тот, как известно, шампанского не пьет. Для шведов Isildurs Bane это расхожее высказывание давно стало догмой. С момента своего основания в 1976 году они неустанно экспериментировали с музыкальной формой, играючи расправляясь и с традиционным арт-роком английского образца, и с симфоническим джазом, и бог знает, с чем еще. К концу 1980-х клавишник группы Матс Юханссон, со временем превратившийся в основного композитора IB, обозначил новую генеральную линию развития коллектива: оркестровый инструментальный прогрессивный рок. Вот так, ни больше ни меньше. Для той поры шаг, как ни верти, безумный. Из серии: к черту коммерцию, даешь творчество! Тут, правда, стоит оговориться: шведское правительство на уровне министерства культуры печется о поддержке талантов, и если таковые выявляются, то им, как правило, предоставляют денежные субсидии на реализацию задуманных проектов. Словом, маэстро Юханссон знал, что делал. И к сочинительскому процессу он подошел с великим энтузиазмом.
Для начала концепция. На историю французского почтальона Фердинанда Шеваля Матс наткнулся, читая журнал. Этот человек по дороге на работу имел привычку подбирать камни, из которых в результате воздвиг Le Palais Ideal - миниатюрный дворец, восьмое чудо света; 33 года жизни посвятил мсье Шеваль своему уникальному детищу. В 1988 г. Isildurs Bane получили возможность узреть собственными глазами означенный грандиозный памятник твердости человеческого духа. Увиденное поразило ребят и еще больше укрепило Юханссона в мысли целиком отдаться сюжету о скромном гении Фердинанде Шевале. Итогом явилась 40-минутная симфо-роковая сюита, над воплощением которой участники IB корпели совместно с профессионалами из камерного оркестра Hallandsensemble. Чтобы гармонично увязать в единое целое разностилевые элементы, к сотрудничеству был приглашен опытный аранжировщик Кристиан Йерхов. Во многом благодаря ему удалось добиться практически идеальной сбалансированности звучания классического инструментария и рок-арсенала. Гостевым присутствием отметились на пластинке два заслуженных деятеля скандинавского арта - флейтист Бьорн Джейсон Линд и гитарист Янне Шаффер (последний также выступил в качестве сопродюсера альбома), что, несомненно, придало солидности конечному результату.
Резюмирую: отличный диск, настоятельно рекомендуемый всем любителям серьезной музыки.

15 окт. 2008 г.

Tempus Fugit "Chessboard" (2008)

Возрадуйтесь, поклонники латиноамериканского симфо-прога, ибо пришел на вашу улицу долгожданный праздник. Одна из лучших бразильских команд девяностых после девятилетнего перерыва решила напомнить о себе. Да еще как!
"Chessboard" - квинтэссенция самых замечательных находок с двух предыдущих альбомов Tempus Fugit. Сказочность "Tales From a Forgotten World" (1997) переплетается с ярчайшей мелодичностью "The Dawn After the Storm" (1999). Протяженные инструментальные пассажи демонстрируют нам бесконечно красивый, энергетически заряженный и в то же время деликатный арт-рок. Эфирные наслоения клавишных неисправимого романтика Андре Мелло (ему бы нью-эйджевые опусы записывать!) нежнейшими волнами омывают четко прорисованный ритм ударных Ари Моура и баса Андре Рибейро, сливаются в прочном альянсе с хэккеттообразной гитарой Хенрике Симуиса, в отдельные моменты достигая невыразимого никакими словами пика, подлинного эмоционального экстаза (крайне показателен в этом отношении номер "Tears from the Sky". Острейший сверхчувственный драматизм момента сравним разве что со средней секцией эпической композиции Томаса Бодина "Three Stories", в которой бесподобно солировал мастермайнд The Flower Kings Ройне Стольт). Несколько возросла удельная доля англоязычного вокала: поют органист Мелло и гостья Мирна Бертлинг. Толику волшебства в общую копилку добавляет еще один визитер со стороны - мастер гитары Жозе Роберто Криванно. Аранжировочные приемы отчасти напоминают пластинки венгров Solaris: те же атмосферно-плавные линии синтезаторов, растворенные в рок-палитре. Трагедийность бытия, преломляемая в призме двухчастной титульной вещи, отсылает к страданиям мариллионовского шута, хотя незатейливым (зато искренним!) певческим экзерсисам Андре Мелло одинаково далеко как до Фиша, так и до Хоггарта. Впрочем, все это мелочи, ни к чему не обязывающие мимолетные реминисценции. Голосовые партии здесь лишены ведущей смысловой нагрузки. Главное - музыка. А уж она-то, поверьте, на высоте. Бразильерос по-прежнему остаются собой - приверженцами мягкого, лиричного саунда, светло-грустного поэтического настроя, вечно юными душой, и, стало быть, способными на новые творческие свершения. Так пожелаем им дальнейших успехов на избранном пути.
До скорого, Tempus Fugit!

Don Airey "A Light in the Sky" (2008)

Нынешний органист Deep Purple по природе своей человек скромный, однако цену себе знает. Плотный гастрольный график Дона Эйри до поры не позволял ему заняться приятным процессом удовлетворения творческих амбиций. В 2007 году возможность наконец-то представилась. Маститый клавишник изыскал "минуточку", дабы прийти в студию и сделать то, чего душа желала на протяжении многих лет (предыдущий сольник Дона "K2 (Tales of Triumph & Tragedy)" был издан аж в 1988 г.). Сразу скажу, что в отличие от вальяжного Джона Лорда, прочно примкнувшего к сонму "ваятелей" оркестровых шедевров, Эйри, за плечами которого серьезное музыкальное образование, остается верен рок-идеалам. Причем, не только хардового образца.
"A Light in the Sky" - произведение удачное во всех отношениях. Научно-фантастическая смысловая основа, как правило, подразумевает широкий спектр выразительных средств. И здесь оно есть. Стилистические границы диска простираются от мощнейших вокальноориентированных рок-боевиков в лучших традициях Purple/Rainbow (таковых меньшинство; конкретнее, 4 из 17 треков) до крайне интересных инструментальных симфо-проговых экскурсов в духе Рика Уэйкмана и Кита Эмерсона. К процессу мистер Эйри подошел очень ответственно, задействовав по паре ударников и басистов, трех вокалистов и гитариста старой школы Роба Харриса. В саунде, естественно, доминирует орган Hammond A 100, на котором маэстро играет уже несколько десятилетий. Признаться, столь "вкусной" и колоритной манеры исполнения давненько не приходилось слышать! Палитра соткана из контрастов: виртуозная клавишная бравада с легким юморным подтекстом ("Space Troll Patrol") незаметно перетекает в красивейшие космические элегии ("Andromeda M31") и интролюдии ("Lift Off"). Есть и совсем уж экзотические мелодические решения типа спэйс-болеро "Somarero M104" (у кого еще встретишь подобное?); и прозрачные камерные этюды консерваторского плана, являющие слушателю затейливо-виртуозный дуэт фортепиано со скрипкой от специально приглашенной Лидии Бэйч. Отдельно хочется выделить отменную работу звукорежиссера Натана Сэйджа, сумевшего увязать в нерасторжимое целое достижения высоких технологий с консервативным саундом классик-рока.
Итог: великолепный динамичный релиз, однозначно рекомендуемый каждому меломану.

13 окт. 2008 г.

Lady Lake "Unearthed" (2006)

Творчество голландской инструментальной формации Lady Lake неоднозначно. Даже в стане поклонников группы порою наблюдается своеобразный раскол: упертые адепты симфо-прога почитают шедевром жанра мягкий лиричный “No Pictures” (1977) и негодуют по поводу закрученной фьюжн-стилистики диска “Supercleandreammachine” (2005). Что до “Unearthed”, то это собрание неизданных ранее записей периода 1979—80, конечно, не привьет ген всеядности бойцам за чистоту жанра, однако вполне способно примирить таковых с существующим внутри Lady Lake положеньем вещей.
Представленные здесь композиции иллюстрируют своеобразную передачу эстафеты: виртуозная изощренность 1970-х поглощается лаконичной прямолинейностью эпохи диско. Забудьте про меллотрон, заприте в сарае ваш старый добрый «Хаммонд». Настало время для новой музыки. Впрочем, мелодическое чутье мастермайнда Фреда Розенкампа со товарищи никуда не делось, а потому…
В волновые тембры врывается терпкий гитарный фьюжн, сдобренный толикой симфонизма (“Sunburst in Bognor”); незамысловатость хард-роковых риффов покрывается хитроумными аранжировками, реализованными с подлинно голландским вкусом (“The Hulk”); деликатные клавиши в сочетании с разлапистым басом и прогрессивным гитаризмом рождают фирменное звучание Lady Lake (“Tea Time”); отсутствие формального диктата позволяет свободно курсировать меж эпическим сплавом из джаза, арта и блюза (“22 cm ii”), цепкими зарисовками в духе ансамбля Зодиак (“Lady Like”) и легковесным музыкальным чудачеством с забавными партиями ритм-секции (“I Only Wanted a Girlfriend (But Got Married)”). Дабы окончательно разъяснить непонятливым, что прежнего «кина» не будет, ребята выдают на гора фактурный номер “Jimmy Wakes Up”, наглядно демонстрирующий, кто же такие на самом деле Lady Lake. Оценивать “Unearthed” можно по-разному, но главную свою задачу релиз, безусловно, выполнил, ликвидировав существенный пробел в дискографии банды. И это не может не радовать.

12 окт. 2008 г.

The Pineapple Thief "Tightly Unwound" (2008)

Команду вокалиста/гитариста Брюса Сурда (ex-Vulgar Unicorn) можно поздравить: теперь за дистрибьюцию творений The Pineapple Thief в Европе отвечают люди с KScope - подразделения уважаемого британского лейбла Snapper Music, сделавшего себе имя на издании альбомов No-Man, Porcupine Tree и Bjork. Так что назревает заслуженный выход группы на широкую аудиторию слушателей. Факт отрадный, ибо в России-матушке достать на нормальных носителях прежние релизы "Ананасового воришки" - задача, прямо скажем, непростая. Ладно, бог с ними, проблемами распространения компактов, перейдем к содержательной части.
Признаться честно, немного смутил сам факт столь скорой "выпечки" полнометражного CD. В среде продвинутых "меломаньяков" еще не утихли страсти по прошлогодней великолепной работе The Pineapple Thief "What We Have Sown", собравшей урожай восторженных отзывов в мировой рок-прессе. А тут, гляди-ка, новый магнум опус подоспел. И если изначально у вашего покорного слуги были опасения относительно качества свежей программы квинтета, по мере прослушивания они рассеялись восвояси. Альбом определенно получился. Быть может, он менее ярок в сравнении с предшественником, но нельзя же каждый раз выдавать шедевры. В музыке сохраняется ориентация на депрессивный драматизм Radiohead и мелодично-меланхоличные экскурсы ранних Porcupine Tree - лишнее свидетельство того, насколько актуальны и сегодня заповеди типично английского неопсиходелического прогрессива. Фирменное сочетание акустической балладности с тяжелым дисторшированным звучанием электрогитар, использование аналоговых клавишных наряду с модерновыми лупами, впечатляющая ритмика ударных, гармоничное оркестровое наполнение в ряде композиций - все это в совокупности образует интересную, привлекательную, не лишенную глубины картину. Пороха в пороховницах у Брюса, видать, предостаточно, чему можно лишь позавидовать. Высокий вокал нестареющего Питера Пена помимо напускной минорной усталости несет в себе изрядную долю вдохновения. Аранжировки выстроены детально-изобретательно. Говоря языком кинематографистов, крупные планы умело чередуются с общими, а напористый плотный саунд удачно оттеняется напевностью материала. Вереница ударных "боевиков" и лирико-экзистенциальных этюдов плавно подводит потенциального поклонника TPT к главному блюду - 15-минутному эпику "Too Much to Lose"; лучший финал для пластинки придумать сложно.
Итог: мощно, сильно, красиво. Советую приобщиться.

Ketil Bjørnstad & David Darling "The River" (1996)

Иногда слов не хватает. Просто сознаешь, насколько фальшива сама попытка описать то, что нацелено в вечность. И здесь имеем как раз такой случай. Норвежец Кетил Бьорнстад (фортепиано) и американец Дэвид Дарлинг (виолончель) сотворили работу, свободную от стилевых рамок. Это маленькое чудо уже сейчас тянет назвать классикой. Настроенческий шедевр, легкокрылая пейзажная звуковая поэма, где все подчинено эмоциональной гамме. И посему позвольте вместо стандартного аудио-обзора предложить Вам миниатюру.
…Река с мягким шелестом наращивала темп, вырываясь из тесной каймы берегов. Плотность воды исчезала. Шаг за шагом, размывая границы условного, река обретала новую ипостась – становилась ветром.
…Черствое сердце камня замерло в ожидании перемен. С тихим волнением наблюдая, как отслаиваются крепчайшие некогда ткани, распадаются на сборище неровных осколков, разрушаются до кристаллов. Вопреки законам природы камень нисходил в песок.
…Заскорузлые пальцы ветвей силились миновать обжигающих прикосновений. Обреченное на паралич дерево с ужасом внимало нестерпимо жаркому шепоту пламени, языки которого в исступлении ласкали кору. Огненные конвульсии достигали корней. Раскаленная стихия поглощала ствол, обращая немые волокна в тлеющие клетки.
…Душа устремилась на волю.
Продираясь меж клубками сухожилий, вспарывая невесомой дланью агонизирующую плоть, неудержимо продвигалась она к иному.
Мелко содрогнувшись на выходе, распрямилась.
Ничто не сдерживало.
Мир отринул пределы, разменяв их на вечность.
И подхваченная рекой-ветром, оставляя без сожаления хладеющие древесные угли в царстве камня-песка, растворилась за порогом отомкнутого горизонта.

11 окт. 2008 г.

Tabula Rasa "Ekkedien Tanssi" (1976)

Парадоксально, но факт: количество хороших групп в территориально небольших государствах в разы превышает таковое на обширных пространствах бывших империй. Видимо, есть в оном некая тайная закономерность. Маленькая Финляндия в ряду богатых музыкальными талантами стран занимает отнюдь не последнюю позицию. И хотя герои данного обзора за свою короткую творческую жизнь шедевров не создали, зато оставили по себе память в виде двух отличных альбомов. А это, согласитесь, тоже дорогого стоит.
Если безымянная дебютная пластинка Tabula Rasa, вышедшая аккурат в середине 1970-х, во многом наследовала идеям корифеев финского прога Wigwam (только с уклоном в фолк), то второй своей работой лихие парни из Суоми, в пику названию коллектива, продемонстрировали способность отмежевываться от прошлых заслуг, становясь пресловутым "чистым листом". По звучанию "Ekkedien Tanssi" - реверанс в сторону традиционного симфонического арт-рока Британских островов. Правда, в отличие от классиков жанра, скандинавы уповают не на закрученные инструментальные проходы неимоверной длины и сложности, а на мягкие, мелодичные, превосходно аранжированные песни. Да оно и понятно, ведь фронтмен команды Юкка Леппилампи - мастер по части вокала. Уравновешенно-интеллигентные интонации его голоса оказывают крайне приятное воздействие на сознание слушателя. Основная нагрузка приходится на долю заведующего клавишным арсеналом Ярно Синисало. В распоряжении последнего - орган, фортепиано (как электрическое, так и стандартное), струнные синтезаторы и клавесин. Деликатные пассажи органиста вкупе с крупным басовым рисунком Тапио Суомяйнена местами порождают ассоциации с первым диском Camel. Не отстает от коллег и гитарист Хейкки Силвеннойнен, владеющий полным спектром способов игры на инструменте. Временами характер треков весьма хамелеонист: то, что начинается как мажорный поп-артовый номер, запросто может перерасти в хард-роковый забой. Образная красота питает композиции "Aamukasteen Laiva", "Omantunnon Rukous", "Rakastaa". Два первых сочетают воздушную напевность с тонкой оркестровкой и изяществом акустического фьюжн; что касается третьего, сравнительно короткого опуса, то он явно скроен по канонам эстрадной баллады, впрочем, сие нисколько не преуменьшает его достоинств. В идущих бонусами "Rakastatko Vielä Kun On Ilta" и "Yksin" вокалирует тезка г-на Леппилампи Юкка Сальмела, тембрально не противоречащий предыдущему "оратору".
Резюмирую: достойный альбом. Без претензий, но с душевной теплотой и вкусом. Рекомендуется всем любителям хорошей музыки.

10 окт. 2008 г.

In Nomine "Mythos" (2005)

В махровые советские времена одним из показателей культурного уровня семьи являлось наличие на книжной полке томика "Мифы и легенды Древней Греции" Н.А. Куна. Поэтому любой уважающий себя школьник с младых ногтей знал, кто такие Кронос, Арес, Сизиф и прочие боги с героями.
Подростковое воспитание в Испании, вероятно, базировалось на иных ценностях, но и там имена легендарных античных деятелей отнюдь не пустой звук для образованной молодежи. В частности, для братьев Фрагас - Эстебана (гитары, бэк-вокал) и Хулио Сезара (бас-гитара, саунд-эффекты), стоящих у руля квартета In Nomine. Предыдущий опус ансамбля, альбом "Mutatis Mutandis" (2000), судя по отзывам, был выстроен в симфо-проговом ключе и притом инспирирован весьма странным альянсом: с одной стороны – Police, с другой – Marillion и Arena. Ежели оно так, то за прошедшую пятилетку ребята совершили недурный скачок вперед. Основанный на древнегреческих сказаниях "Mythos" вовсе не пафосный симфо/нео- что-то там, каковым вполне мог бы оказаться. Перед нами солидный, зрелый прогрессив-фьюжн, выдержанный в стилистике, отдаленно напоминающей американцев Echolyn и Finneus Gauge. Клавишные оркестровки Андреса Гонзалеза обрамляют джаз-роковые проходы гитары, служа надежным основанием для пирамидального концептуального полотна, вершиной коего по логике, конечно же, должен быть Зевс-громовержец. Вокальный рисунок (в смысле голосовой мелодики) на первых порах схож с Gentle Giant (характерное слоистое многоголосие, сложные атональные "петли"), но при этом тембр певца/ударника Леонардо Переса во многом близок Энди Тиллисону (ex-Parallel or 90 Degrees, The Tangent). Любителей ретро хочу предупредить: обилия аналоговой полифонии ждать не стоит; звуковые текстуры зиждутся на сочетании синтезаторов и рояля. Однако, пусть сие обстоятельство не пугает консервативно настроенных меломанов, ибо палитра пропитана исключительно теплыми тонами. Выходцы из Иберии берут грамотным композиторским мышлением, профессиональным исполнением, отличной сыгранностью. Плюс немаловажная деталь: в повествовании кроется интрига, некий затаенный драматизм, придающий музыке необходимую изюмину.
В общем, дамы и господа, я сказал, что хотел. Далее ваш ход. Слушайте с удовольствием.

9 окт. 2008 г.

The Neil Campbell Collective "Particle Theory" (2007)

Многоообразие современной прог-сцены диктует определенную разборчивость, если не сказать привередливость при выборе серьезной музыки. Иначе рискуешь потеряться в бесконечном потоке подающих надежды "гениев", многие из которых ничего особенного собою не представляют. Тем приятнее, когда в руки попадает диск подлинно небанального артиста. Нил Кэмпбелл как раз из них.
Без оглядок на "героев" британского неопрогрессива, чьи имена давно навязли у всех в зубах, этот ливерпульский композитор и исполнитель при поддержке единомышленников торит собственный путь в арт-роке, исповедуя симбиоз различных элементов: от симфонической классики и джаза до космической электроники, ретро-попа и мелодики, присущей звуковым дорожкам из кинокартин шестидесятых. Будучи в первую очередь отменным гитаристом, Нил также весьма искусно управляется с клавишными, используя в арсенале электропиано марки Wurlitzer и линейку синтезаторов Korg, имитирующих саунд семидесятых.
"Particle Theory" - вторая работа Коллектива Нила Кэмпбелла, неизменными участниками коего, помимо маэстро, являются виолончелистка Николь Колларбон и ударник Марк Броклзби. И если дебютная пластинка ребят "3 O’Clock Sky" (2005) была выдержана в манере концептуально-атмосферного арта, а вышедший годом позже под фамилиями Нила и Николь релиз "Fall" содержал исключительно акустический материал, то новое творение The Neil Campbell Collective - натуральный прогрессив. К процессу записи мастермайнд ансамбля подключил басистов Дэна Оуэнса и Лайама Кэйри, бэк-вокалистов Викторию Мэлиа и Джеффа Джепсона, кельтского арфиста Стэна Эмброуза, духовика Алекса Уэлфорда и обладательницу оригинального сопрано Энн Тафт. Таким образом за богатую аранжировочную палитру альбома можно не беспокоиться. И в смысловом отношении, и чисто внешне "Теория частиц" выглядит внушительно. Делая ставку на инструментальную составляющую, Кэмпбелл укладывает композиции "восьмеркой", опираясь при том на идею мозаичной структуры полотна: от симфо-прога в духе Camel и Caravan до эмбиент-эпизодов, от камерной акустики до песенноориентированных полу-психоделических экскурсов а-ля The Doors (номер "The Line"). Парадоксально, но мнимая эклектика в реальности лишь подчеркивает целостность "Particle Theory". Во многих отношениях неординарная пластинка воспринимается на пару голов выше той "жвачки", что штампуют в гигантских количествах псевдо-интеллектуальные лейблы. Отличный подарок для меломана с задатками философа.

8 окт. 2008 г.

Atlas "Blå Vardag" (1979)

В конце семидесятых эти шведские парни запросто соперничали в популярности с соотечественниками Kaipa. Однако, если команда Ханса Лундина и Ройне Стольта в значительной степени ориентировалась на спокойный рафинированный арт-рок а-ля Genesis, их альтер-эго Atlas играли музыку более замысловатую и зажигательную, да к тому же целиком избавленную от вокала. За мощное полифоническое звучание дебютного альбома "Blå Vardag" стоит благодарить органистов Бьорна Экбома и Эрика Бьорна Нильсена (тут вам и меллотроновые подкладки, и "Хаммонд" с мугом, и синтезатор ARP вкупе с клавесином да джазовым фоно - короче, все в лучших традициях). Впрочем, и остальные участники ансамбля (гитарист Янне Персон, басист Ульф Хедлунд и ударник Микке Пинотти) не зря ели свой хлеб. Игровой симфонический прогрессив-фьюжн Atlas напоминает идеальный часовой механизм, в котором все узлы и шестеренки функционируют без сучка и задоринки. Если проводить аналогии, то ближайшими стилистическими сородичами шведов я бы назвал не английских законодателей прогрессива, а, скорее, представителей фламандской сцены - виртуозов типа Focus и Finch, тяготевших к полноформатным опусам с обязательными дуэлями гитары и клавишных. Чередование ритмов и настроений – от бодрого позитивизма до меланхолической погруженности в себя - также одна из фирменных черт голландских мастеров интеллектуального рока. К подобному в итоге пришли и скандинавские ребята. Пластинка, изданная на излете "золотого десятилетия", может считаться, без преувеличения, эталонным образцом симфо-арта. Отменно структурированная работа, впитавшая массу влияний из области джаза, фолка и классики. Послушайте хотя бы 14-минутный эпик "På gatan", где ритмический рисунок вьется шустрой змейкой, постоянно выделывающей коленца, а мелодическая канва при этом устойчива и исключительно приятна для уха. От «вкусной» исполнительской манеры членов квинтета испытываешь настоящий кайф. Оно, может, и не шедевр, но одно из наиболее интересных произведений поздних 1970-х, настоятельно рекомендуемое каждому меломану.
CD-переиздание включает два бонус-трека, уместно дополняющих основной материал. В 1982 г. расширенные до размеров октета (плюс певец) Atlas выпустили альбом "Mosaik", но успеха тот релиз не снискал, и музыканты поспешили разойтись полюбовно, оставшись в истории ярким стремительным метеором, чей след покуда не исчез из поля зрения потомков.

Willowglass "Book Of Hours" (2008)

Все-таки руководители прог-лейблов бывают удивительно недальновидны! Таланты разгуливают буквально у них под носом, а тем и дела нет. Ни Inside Out, ни Musea, ни даже бразильский Rock Symphony не озаботились заключить контракт с Эндрю Маршаллом, действующим под вывеской Willowglass. А пора бы! Свой второй альбом "Book Of Hours" одаренный композитор, по совместительству - мультиинструменталист, как и безымянную дебютную пластинку вынужден штамповать самиздатом. Ничего не попишешь, истинным творцам всегда нелегко. Ну да ладно. Нечего жаловаться, ведь диск получился и впрямь замечательный.
Стопроцентный англичанин, Маршалл в собственных пристрастиях по-хорошему консервативен. Его музыкальные идеалы - классический британский прогрессив семидесятых годов. Genesis и сольные работы Стива Хэккетта, Camel, Jethro Tull, ELP, Gryphon - иконы жанра, на которые равняется Эндрю. Никаких цифровых штучек-дрючек, дурацкого "пластмассового" саунда. Только теплые аналоговые тона с их интеллигентными глубинами. Если уж орган, то культовый Хаммонд, не меньше. Стена звука? Без проблем, коль под рукой меллотрон. То же относится к электро-/ акустическим гитарам, басовым педалям и усилителям. Помимо прочего маэстро использует флейту и деревянные духовые, играет на перкуссии, а с ударными ему как и прежде помогает старый друг Дэйв Брайтмен. Композиционно треки гиперкомплексны, динамичны и образны. Обладая явным мелодическим чутьем, Маршалл оформляет эпические конструкции с каким-то аристократическим изяществом и благородством; слушаются они в итоге легко и с интересом.
Отрадно, что усердия этого джентльмена не прошли втуне. Исполнительское мастерство Эндрю по достоинству оценили члены финского прогрессивного сообщества Colossus, предложившие артисту с Туманного Альбиона поучаствовать в паре проектов: первый - концептуальный бокс-сет "Inferno" (4 CD; 34 коллектива со всех концов планеты) на тему "Божественной комедии" Данте Алигьери, для которого мистер Маршалл специально написал мощный пролонгированный опус "Canto 12: The Crossing" (в проекции - эпизод "Чистилище" для второй части эпоса); другой масштабный замысел, к коему привлекли мастермайнда Willowglass, - "Tuonen Tytar 2" (Трибьют финскому прогрессив-року 1970-х). И здесь ему доверили исполнить кавер-версию "Fairyport" легендарных Wigwam. (На 2009 год также запланирован выход очередного трибьюта - на сей раз шведскому арт-року 1970-х, где на Эндрю Маршалла возложена почетная миссия: дать новую жизнь знаменитой вещи "Oceaner Foder Liv" скандинавских классиков Kaipa). В общем, любопытная картина маслом.
Ну, а собственно Willowglass я рекомендую всем поклонникам симфонического ретро-прога, да и остальным меломанам тоже.

7 окт. 2008 г.

Uzva "Niittoaika" (2002)

Второй программный альбом оригинального ансамбля из Страны Тысячи Озер можно охарактеризовать коротким эпитетом "зрелый". Юношеский романтизм диска "Tammikuinen Tammela" (2000) отошел в прошлое. На смену ему явились проблески здорового академизма. Многослойная структура "Niittoaika" - это прежде всего переплетение нюансов. Три эпика, деленные на восемь треков; вереница характеров, столь непохожих друг на дружку, и тем не менее, взращенных в единой колыбели.
Первое, что обращает на себя внимание, - эфемерность ряда композиций. Масса воздуха, света и - главное - превосходное в своей гармоничности сочетание электричества с акустикой. Даже в моменты звукового уплотнения радужная палитра релиза немыслимым образом сохраняет прозрачность и небольшой налет сказочности. Классицизм растворяется в игровой джаз-роковой непосредственности, мелодии обретают текучесть, воспринимаются свободно и чисто. Сочащиеся жизнью молоточки маримбы снуют на фоне тревожных струнных, саунд-ландшафты полнятся перкусионным разнообразием; уместное вплетение редких элементов из области авангарда, временное сумаcшествие, вносимое ритм-секцией в слиянии с виолончельно-скрипично-гитарными пассажами, апокалипсический проговый кураж... Состояние искрометного блаженства, питающее участников коллектива, их умение с видимой беззаботностью убедительно претворять в реальность замысловатые структуры, передается и слушателю, косвенно подключая того к сотворчеству. Виртуозное мастерство исполнителей лишено всяческого самолюбования, балом в большинстве случаев правят теплота и душевность; это особенно приятно. Мини-оркестр из семи человек (Олли Кари - ударные, перкуссия, вибрафон, маримба; Хейкки Пуска - гитара, фортепиано, перкуссия; Ласси Кари - бас, контрабас; Тууре Пааланен - виолончель; Лаури Кайандер - гитара; Ханне Иронен - флейта; Инка Иерола - скрипка + специально приглашенные аккордеонист Киммо Похьонен и кларнетист Хейкки Рита) продолжает творить чудеса экспериментального свойства, по-мичурински смело скрещивая рок-н-ролльный драйв с симфоническим размахом (финальная вещь "Drontti III" - просто убийственный сонический залп, по сравнению с которым выстрел "Авроры" - пшик из детского пугача). Таким образом, инструментальный камерный прогрессив-фьюжн финских добрых молодцов способен порадовать и эстетов, и любителей горячительного. Словом, браво!