8 дек. 2008 г.

Rousseau "Flower in Asphalt" (1980)

Появись они лет на шесть пораньше, и было бы в загашнике у Германии одним конкурентоспособным ансамблем мирового уровня больше. Но волею случая эти немецкие парни повстречались лишь в 1977 году, когда мощная арт-роковая волна уже схлынула. Впрочем, молодых бойцов из клана имени великого французского философа Жан-Жака Руссо обстоятельство сие нисколечко не смутило. За путеводный ориентир ребята взяли симфонический прогрессив, на первых порах безвокальный. И с романтическим пылом, свойственным юности, энергично принялись за дело. Таким образом, в октябре 1978 г. в студии Лангендреер был записан первенец команды - альбом "Flower in Asphalt", до сих пор остающийся их лучшим творением. В непростой обстановке, о которой говорилось чуть выше, издавать пластинку никто не торопился. И широкие массы слушателей сумели порадоваться замечательной музыке квинтета лишь в 1980 г. Положа руку на сердце, ожидание того стоило.
"Цветок на асфальте" явил почтеннейшей публике вполне сложившуюся, профессионально подкованную группу. Здесь фактически отсутствуют огрехи, зачастую преследующие дебютантов. Семь великолепных произведений демонстрируют потенциальной аудитории недюжинную фантазию, тонкое мелодическое чутье и высокий исполнительский класс инструменталистов. Кажется, что бравая пятерка арт-рокеров впитала лучшее из багажа европейского симфо-прога. Вдохновенные переклички электрогитары Йорга Шварца с умиротворенными флейтовыми пассажами Кристофа Хюстера воскрешают в памяти чарующие эпизоды из творческой биографии поразительных англичан Camel и современников Rousseau - бесподобных испанцев Gotic. Проникновенный лиризм, подернутый флером едва заметной сказочности, роднит их с маститыми соотечественниками - гамбургской формацией Novalis (еще одни любители философии). Весомую роль в саунд-палитре играют клавишные. Заправляющий ими Райнер Хофманн использует довольно значительный keyboard-арсенал: тут и рояль Yamaha, и синтезатор Roland вкупе со String Ensemble, и конечно же культовые аналоговые чудеса техники - меллотрон с "Хаммондом". Словом, полифония достигается изумительная. И при этом идеальное чувство меры. Композиции, несмотря на скромный по параметрам жанра формат (в среднем от 4 до 5 минут, за исключением финальной почти 9-минутной "Dancing Leaves"), отличаются законченностью мысли и полновесностью образов. Последние, кстати говоря, выходят у Rousseau на редкость яркими, кинематографически выпуклыми и на диво привлекательными. Посему успех релиза на родине в принципе закономерен, хотя и не совсем объясним с позиций общеевропейских музыкальных тенденций того периода.
Итог: абсолютно чудесный диск, без преувеличения - классика симфонического арт-рока. Настоятельно рекомендую всем и каждому.