Ole Lukkøye "Zapara" (1993)

Этно-транс, психоделик-фолк, биохэк... Каких только ярлыков не вешали на музыку петербуржского ансамбля щедрые на выдумку журналисты. Бесспорно одно: творчество Оле Лукойе уникально, самобытно и совершенно не имеет аналогов ни у нас, ни за рубежом. Создатели коллектива - Борис Бардаш (клавишные, программирование, перкуссия, акустическая гитара, голос) и Андрей Лавриненко (бас-гитара, акустическая гитара, перкуссия, флейта, голос) прошли хорошую школу в рядах не менее загадочной формации Сезон Дождей. И свойственная последним тяга к эксперименту и оригинальности звучания получила очередной виток развития уже на новой, крайне благодатной почве. Группа, названная в честь персонажа известной сказки датчанина Ганса Кристиана Андерсена, несет слушателю весьма замысловатое послание, основная цель которого - распахнуть глубинные полумифические пласты подсознания, заложенные поколениями предков. Словом, участники Оле Лукойе (а помимо Бардаша и Лавриненко, это гитарист Георгий Стариков, фаготист Александр Фролов, виолончелист Петр Акимов и перкуссионисты Валентина Сидорова и Павел Литвинов) выступают в качестве своеобразных регрессивных гипнотерапевтов. Напевные речитативы Бориса, основанные на фольклорном наследии различных культур (старославянская, испанская, полинезийская), пропущенные сквозь призму его поэтического миросозерцания, - важнейшая составляющая тканевой структуры композиций пластинки. Русскоязычное шаманское камлание в треках типа "Все правильно" ("Everything is Right") или "Хорошие волны" ("Good Waves"), несмотря на кажущуюся смысловую парадоксальность, благодаря удивительному мелодическому строю, воспринимается на редкость гармонично. Музыкальные разработки Оле Лукойе - это комплексные саунд-путешествия вглубь эпох и традиций. Однако, характер их отнюдь не условно-иллюстративный. Каждая из вещей на альбоме - своего рода акт познания, скрепленный печатью откровения. Средства же, избираемые для оного, могут быть какими угодно: от медитативного электронно-ритмического наполнения с акустическими добавками до прогрессивного симфонизма (как, например, во вступительной фазе "Анкаракарачи"); главное, чтобы форма не довлела над содержанием (и наоборот).
Итог: релиз, незаурядный во всех отношениях. От общих рекомендаций воздержусь, однако, поклонники небанальных творческих актов, несомненно, оценят его по достоинству.

Комментарии