13 авг. 2006 г.

Cressida “Cressida”/“Asylum” (1970/1971)

Ярчайшие представители британского рока конца 1960-х. Эталонный образчик прото-прогрессива, в какой-то степени повлиявший на становление и развитие симфонического арт-рока. Впрочем, не только. Даже завзятый коллекционер винила Микаэль Окерфельдт (Opeth) не скрывает своей любви к данному коллективу.
Первый альбом группы – собрание из 12 до крайности мелодичных, шибко приятных для уха пьес. В основе саунда ансамбля – виртуозные органные пассажи Питера Дженнингса и ритм-н-блюзовые партии гитары Джона Хейуорта, в которых драйв гармонично уживается с теплым лиризмом. Порою едва уловимы отголоски творчества предшественников – The Beatles, Moody Blues, Procol Harum. Львиная доля композиций построена на клавишном обыгрывании приемов музыки барокко (взять хотя бы органное интро а-ля И.-С. Бах в “Depression”). Весьма удачны джазовые фортепианные пробежки в таких вещицах, как “Time for Bed” и “One of a Group”. Эпизодическое использование меллотрона (“Cressida”, “Down, Down”) добавляет привлекательности и без того симпатичным песням. Замечательная, фактически лишенная недостатков пластинка, исполненная атмосферы подлинно домашнего уюта.
Вышедший годом позже “Asylum” записан в слегка измененном составе: на ответственный пост гитариста заступил Джон Калли (Culley) – тезка выбывшего Хейуорта. В композиционном отношении альбом ознаменовал переход к более сложным структурам. И если заглавный трек еще выдержан в ключе игрового ритм-н-блюза, то следующий за этим 10-минутный эпик “Munich”, принадлежащий перу органиста Дженнингса, – практически полноценный арт-рок с изящными оркестровыми аранжировками и нежными тембрами флейты, озвученными приглашенным музыкантом Гарольдом МакНиром (также отметился в пьесе “Lisa”). Нашлось место и своеобразному акустическому приколу “Goodbye Post Office Tower Goodbye”, и легкой джазовой репризе “Reprieved”, подкрашенной вокализом певца Ангуса Каллена. Короткая “Summer Weekend of a Lifetime” по мелодике близка к традиционным английским фолк-балладам. Замыкающая 12-минутная “Let Them Come When They Will” позволила развернуться всем участникам квинтета: тут вам и блюзовые эскапады гитары, и хрипловатый говор органа, и симфонические кружева вкупе со свинговой ритм-секцией…
На этой высокой ноте Cressida прекратила существование. Джон Калли перебрался в хард-роковую бригаду Black Widow, а ударник Йен Кларк нашел кратковременное пристанище в рядах Uriah Heep. Впрочем, легенды не умирают. И оба альбома команды – лучшее тому доказательство.

Opeth “Morningrise” (1996)

Вторая позиция в дискографии шведского коллектива и, пожалуй, наиболее сумрачное их творение. Определенной новацией можно считать сильный крен в сторону эпоса: пять композиций, длина которых варьируется от 10 до 20 минут. В музыкальном отношении диск продолжает линию, заложенную предыдущим magnum opus – “Orchid”; оригинальный гибрид дэт-металла скандинавской школы и прогрессива. Заметно увеличилось вкрапление doomовых интонаций. Бласт-битовые подкладки ударных наводят на мысль о проникновениях black-составляющей в звуковые структуры Opeth. Повышенное содержание гроул-вокала подкрепляет мистическую подоплеку текстов, цементируя общую атмосферу тотальной тьмы. Даже акустические вставки, вопреки обыкновению, лишены прозрачности и мерцают загадочной многозначительностью. Лишь в завершающей “To Bid You Farewell” мрак понемногу рассеивается, уступив место романтической элегии с явными арт-роковыми влияниями. Но право на безысходность остается за музыкантами вплоть до финальных аккордов…
Добавлю, что микшированием и звукорежиссурой занимался небезызвестный Дэн Сванё (Edge of Sanity, Nightingale etc.) – следовательно, прописан материал на крайне высоком уровне. Да и кто бы сомневался.

6 авг. 2006 г.

The Alan Parsons Project “The Turn of a Friendly Card” (1980)

Факт известный и общепризнанный: лучшим альбомом в дискографии Алана Парсонса был и остается дебютный “Tales of Mystery & Imagination Edgar Allan Poe” (1976). Пластинка 1980-го года – намерение продублировать успех первенца.
По структуре обе программы удивительно схожи: и здесь, и там шесть композиций – четыре песенных номера, один инструментал и один эпик. Для усиления эффекта к записи привлекли The Orchestra of the Munich Chamber Opera под управлением Эбергарда Шёнера (этот филармонический коллектив уже имел опыт сотрудничества с рокерами, достаточно вспомнить сольные опусы Джона Лорда 1970-х гг.). Любопытно наличие отсылки к упомянутым «Историям таинства и воображения Эдгара А. По»: начальная вещь “May Be a Price to Pay” открывается оркестровым интро, подозрительно смахивающим на вступление из “The Raven”. Сильной стороной группы всегда являлись яркие запоминающиеся баллады. На сей раз авторский тандем Эрик Вульфсон—Алан Парсонс переплюнул сам себя, породив стопроцентный хит “Time”, и по настоящее время с успехом исполняемый на концертах. 16-минутная “The Turn of a Friendly Card”, наряду с симфоническими веяниями и точной гитарной игрой Йена Бэйрнсона, вобрала в себя диско-ритмы, как бы напоминая: сюиты сюитами, а на дворе восьмидесятые. Несмотря на довольно приличный крен в сторону поп-рока, нельзя не признать: альбом получился. Да, это уже не шедевр полноценного арта, однако весьма интересный образец эстрадной симфонической музыки, обладающий собственной привлекательностью. На том и остановимся.

1 авг. 2006 г.

Dice “The Four Riders of the Apocalypse” (1977)

Игра в классику не всегда оправдывает себя. У шведского квартета Dice она задалась. «Четыре всадника Апокалипсиса» – произведение в четырех частях, решенное в традициях симфонизма XIX в., но транскрибируемое средствами рок-музыки. Участники группы выступают в качестве талантливых иллюстраторов, живописуя сочными инструментальными мазками картины напастей, известных со времен Ветхого Завета.
1) «Война». Бравурная маршевая увертюра, полная органных раскатов, сменяется вкрадчивым затишьем, переходящим в битву, где, как и положено, царят хаос и разрушение (бесчинствует ритм-секция, беснуются гитара и клавиши), дабы под занавес обернуться колокольным звоном, плывущим над выжженной землей.
2) «Болезнь». В общее симфо-проговое действо вливаются расслабленные джазовые нотки, создавая иллюзию неторопливости. Но вслед за этим накатывает внезапная вспышка безумия, разрушая ритмически стройный рисунок. Ядовитый лихорадочный морок застилает обширное поле звука…
3) «Алчность». Стремление к безудержному накоплению выражается в энергичной работе связки ударные—бас и тотальных клавишных поливах, подкрепляемых гитарными риффами.
4) «Смерть». Траурный реквием трансформируется в виденье чистилища с неистовым дьявольским хороводом (забавные рок-н-ролльные вкрапления в духе Samla Mammas Manna). А далее невесомое странствие к небесам и торжественный вход в чертоги рая (ассоциация с отдельными фрагментами «Картинок с выставки» незабвенного Модеста Петровича Мусоргского, нечто близкое по структуре).
Довольно солидный опус, имеющий неплохие шансы на переложение для большого оркестра. Одна из лучших арт-роковых работ второй половины 1970-х.