15 июн. 2006 г.

The Mystic Moods Orchestra “Clear Light” (1973)

Американский рецепт изготовления коммерчески успешного альбома начала 1970-х:
1) берем потенциального композитора; 2) многократно прослушиваем Jesus Christ Superstar и саундтреки Лало Шифрина; 3) пишем с десяток хитовых номеров; 4) подключаем к процессу рок-группу с ритм-н-блюзовым уклоном, эстрадный оркестр, смешанную (м. + ж.) четверку вокалистов; 5) записываем, штампуем. Как говаривал слепой Пью, дело сделано. А если серьезно, получилось великолепно. Это, конечно, не прогрессив. Симфонический поп рок, так, пожалуй, будет правильнее. Яркие мелодии, превосходные аранжировки, колоритные голоса – жутко вкусная вышла пластинка. На что похоже? Черт его знает. Слышится многое: отголоски E.L.O., бродвейских мюзиклов, опусов Эндрю Ллойд Уэббера… Эдакий звуковой оттиск с целой эпохи, воспринимающийся сегодня, прошу заметить, не как образчик антиквариата, но довольно-таки живо и любопытно. Вечные ценности, хмыкнет кто-то. На сей счет промолчу. Не люблю высокопарных фраз. В конце концов, музыка остается. И возвращаться к ней еще предстоит. Уж больно хороша, чертовка.

9 июн. 2006 г.

Opeth “My Arms, Your Hearse” (1998)

Альбом, подводящий итог изысканиям Opeth классического периода. Дальше развернется не менее увлекательная история, однако трилогия “Orchid”—“Morningrise”—“My Arms, Your Hearse”, на мой взгляд, вершина всей дискографии шведов. После короткого фортепианного “Prologue” слушателя без лишних слов окунают в прогрессив-дэтовую стремнину, отнюдь не мешающую команде Микаэля Окерфельдта демонстрировать завидный мелодический дар. Длинные и жесткие эпические полотна сменяются тихими напевными репризами, гроул-партии чередуются с красивым и чистым многоголосием. В музыке явственно ощущается темная сырость осеннего леса. Парадокс, но, несмотря на брутальную составляющую, служащую, скорее, маскировкой, диск воспринимается как вполне лирическое произведение. За дисторшированным гитарным саундом кроются подлинные элегии. Конек ансамбля – гармоническое вплетение в композиционную канву невесомо-прозрачных отступлений, где скрещиваются меланхолия и напряженное ожидание неотвратимости фатума. Особая благодарность за Camelовские нотки в завершающей части печального номера “Credence” (жемчужина пластинки) и замыкающей “Epilogue” (чистой воды арт-рок с летящими соло и ностальгической Hammond-подсветкой).